Группа «Отава-Ё»: Фольклор в нашей стране оставался только в деревнях и практически исчез. Сейчас он регенерировался в городе, выжил и дал всходы

Группа «Отава-Ё»: Фольклор в нашей стране оставался только в деревнях и практически исчез. Сейчас он регенерировался в городе, выжил и дал всходы | Программы | ОТР

музыка, фольклор, песни, народная музыка

2020-10-31T11:25:00+03:00
Группа «Отава-Ё»: Фольклор в нашей стране оставался только в деревнях и практически исчез. Сейчас он регенерировался в городе, выжил и дал всходы
Танцы народов мира, балет из Лондона и российский мюзикл «Растратчики». Онлайн в эти выходные!
Музыкальные конфузы. Подборка смешных видео
Готовим салат с ветчиной, хурмой и фисташками
«Ла-Ла Ленд»: не просто «лав стори», а ода всем мечтателям мира
Как создавался мультфильм «Летучий корабль»
26 февраля: День стекломойщика и День борьбы с хулиганством. Был придуман термин «микроб». Добыта первая в истории России ртуть. Родился Виктор Гюго
Тони Брэкстон: поначалу она не хотела записывать свой будущий мега-хит «Не разбивай моё сердце»
Гедиминас Таранда: Мы задумываем совершенно грандиозные спектакли для Новой Москвы!
«Парк Юрского периода»: фильм открыл эру компьютерной графики в мировом кино
Евгений Герасимов: Когда я запел, соседка тётя Броня сказала: «Пусть лучше будет спортсменом»
Гости
Отава Ё
музыкальная группа

Максим Митченков: Ребята, естественно, самый частый, наверно, вопрос, который вы слышите за последние… сколько группе, 17, по-моему, лет?

Мария Карпова: Да, с 2003, да?

Максим Митченков: Почему она называется «Отава Ё»? Все журналисты вас спрашивают, вы, наверно, от этого вопроса уже устали, мы тоже не будем вас разочаровывать и зададим этот же вопрос…

Мария Карпова: Я думала, об этом мы не спросим.

Максим Митченков: Почему группа так называется?

Алексей Белкин: «Оттава» – это древнерусское слово, которое означает траву, взошедшую на месте скошенной через 2 недели, свойство травы к регенерации, и я, к сожалению, не снял видео для инстаграма, где бы всем объяснил популярно: ребята, вот это Оттава, а это «Отава Ё», понимаете, поэтому приходится каждый раз объяснять, но вот, собственно, мне кажется, я уже и объяснил.

Максим Митченков: То есть никакого отношения к столице Канады это не имеет, да?

Алексей Белкин: Вот, видите, вы, вероятно, только слышали наше название, но ещё не читали – там нет второй буквы «т».

Максим Митченков: Да, там одна буква «т».

Мария Карпова: Да.

Алексей Белкин: Я понимаю, что можно принять…

Дмитрий Шихардин: За неграмотность музыкантов.

Алексей Белкин: Да, что ребята из Питера, как бы крестьянская музыка, как бы «двойка» по литературе.

Мария Карпова: А буква «ё» как появилась? Это что за буква?

Дмитрий Шихардин: Буква «ё» – это надо спросить у каког0нибудь филолога, языковеда, а вообще я бы хотел добавить к вышесказанному то, что нельзя воспринимать отдельно «Отаву» и отдельно «Ё».

Максим Митченков: Хорошо, а вот эта трава, вот эта «Отава» к вам конкретно какое отношение имеет?

Мария Карпова: Да-да-да.

Максим Митченков: Почему вы выбрали именно это слово?

Алексей Белкин: Всё очень просто: фольклор в нашей стране практически был искоренён, был заменён академическим фольклором из филармонии, композиторским и прочим, а вот такой деревенский, от сохи оставался только в деревнях, бабушки умирали – его почти не осталось, но несмотря на это он всё-таки прорастает через асфальтовые джунгли в городе, в том числе в виде вот таких скромных ребят, как музыканты нашего коллектива, понимаете? Мне кажется, что фольклор сейчас живёт в городах и благодаря как-таки своей небывалой отавности, возможность регенерации, он всё-таки выжил и дал какие-то достаточно неплохие всходы.

ФРАГМЕНТ ВИДЕОКЛИПА ГРУППЫ «ОТАВА Ё»

Мария Карпова: Про вас точно можно сказать, что вы на сцену попали с улицы, причём с улиц Финляндии, это так?

Алексей Белкин: Почти.

Мария Карпова: Почти.

Алексей Скосырев: Почти, некоторые да.

Алексей Белкин: Но не так, что нас увидели в Финляндии на улице и позвали на канал вам сниматься в передачу.

Мария Карпова: Но вы там долго выступали или работали на улице, причём по отдельности, не как коллектив.

Алексей Белкин: Люди, которые играют на улице, «сейшенят» – это такой сленг…

Алексей Скосырев: От слова «session».

Алексей Белкин: Да, от слова «session», петербургских фолк-музыкантов. Если вы скажете петербургскому фолк-музыканту, что он пошёл стритовать – это будет дикое оскорбление, потому что он подумает: «Что это вообще за лопух?!».

Дмитрий Шихардин: «Что это такое?».

Алексей Белкин: Да, «Кто это такой? Кто его сюда пустил?!».

Дмитрий Шихардин: И глагол «работать» не совсем подходит.

Алексей Белкин: К уличному музицированию, это как бы…

Дмитрий Шихардин: Да и вообще рок-н-ролл – не работа.

Мария Карпова: Но вы же этим зарабатывали, наверно?

Алексей Белкин: Разумеется.

Мария Карпова: Ну, вот, значит работали.

Алексей Белкин: Но никогда не называли это «работой» и даже сейчас, когда мы уже состоявшиеся фол-артисты, понимаете, которые могут себе позволить скромно, но всё-таки жить на деньги от соей музыки, мы всё равно не называем это «работой».

Мария Карпова: А что исполняли тогда? За какую музыку получали тогда этот приятный бонус? Не работали.

Максим Митченков: Это тоже был фолк или что-то другое?

Алексей Белкин: Это был рэп.

Алексей Скосырев: Да нет, не шути так!

Дмитрий Шихардин: Алёша…

Алексей Белкин: Ладно-ладно, извините.

Всеволод Алёхин: Серьёзная информационная передача, сейчас запустишь фейк ещё!

Максим Митченков: Это был рэп, но под гусли, да?

Мария Карпова: Кельтский рэп.

Всеволод Алёхин: По сути дела, да, мы всегда занимались народной музыкой, но интересна была музыка разных других стран по воле случая, то есть была какая-то волна популярности, связанная с ирландским фольклором, вообще кельтская музыка, галисийский, бретонский, и мы, в общем-то, брали эти мелодии, как-то их аранжировали по-своему и с этим материалом выходили в народ.

ФРАГМЕНТ ВЫСТУПЛЕНИЯ ГРУППЫ «ОТАВА Ё»

Максим Митченков: А потом как случилось, что вы в единый коллектив-то? Вы на одной улице встретились и играли?

Дмитрий Шихардин: Как-то однажды Алексей Белкин собрал такой маленький бэнд и говорит: «Пойдёмте на улицу сейшемить!». В общем, мне когда позвонил, я спрашиваю: «Что будем играть?». Он говорит: «Да ты знаешь» – и, в общем, с этого всё и началось.

Алексей Белкин: Тут важная ремарка, понимаете, сейшемить-то мы в этот момент уже все ездили в Финляндию и делали это регулярно, часто, но делали всё время, как это у нас тогда называлось, «в одно жало», то есть поодиночке, потому что так больше денег, а оказавшись в Петербурге, мы тут все живём, мы поняли, что здесь тоже куча свободного места, есть тоже аптека, около которой можно встать и почему бы не собраться и не поиграть здесь уже не только для денег, но и для удовольствия, то есть поиграть в компании большой, потому что это намного интересней, чем одному, и мы вот обрались сначала втроём, и это было… скажем так, в нашей душе вызвало такой огромный резонанс, нам так понравилось, что мы… и людям проходящим случайны, конечно.

Максим Митченков: А милиция вас не гоняла тогда? Или это было тогда ещё более или менее разрешено, играть на улицах, тогда ещё музыкантов не гоняли?

Дмитрий Шихардин: А никогда не разрешено, но и не запрещено, поэтому вот на этом скользком зыбком пути мы, собственно говоря, и…

Алексей Белкин: Это на усмотрение каждого конкретного полицейского: «Здравствуйте, нарушаем?». «Нарушаем…», – и решалось сотней рублей, иногда решалось компакт-диском с автографом.

Максим Митченков: А я думал не так, а: «Вот наша шляпа, пожалуйста, возьмите».

Алексей Белкин: Нет-нет, залезть в шляпу какому-то грязными руками – нет, это святая святых, только сами музыканты могут полезть к себе в кейс, у нас не было, кстати, шляпы, у нас всегда был большой кейс, чтоб туда помещалось много денег.

ФРАГМЕНТ ВИДЕОКЛИПА ГРУППЫ «ОТАВА Ё»

Максим Митченков: А интересно, много зарабатывали тогда вот таким способом?

Алексей Белкин: Сейчас уже сложно вспомнить это в конкретных деньгах, мне кажется, мы зарабатывали где-то по тысячи рублей каждый.

Дмитрий Шихардин: Да, но на эту тысячу рублей я мог жить, в общем, неделю.

Алексей Скосырев: Неделю, наверно, да.

Дмитрий Шихардин: Мы раз в неделю где-то и выходили.

Максим Митченков: Давайте мы напомним: это 2000 какой? 2-й, наверно. 3-й год, когда это?

Алексей Белкин: Где-то да, 2-й-3-й.

Максим Митченков: Это хорошие деньги были, тысяча рублей в день, если вы зарабатывали – круто!

Мария Карпова: А конкурентов у вас не было на той же самой улице? Вы как-то сказали, что, по-моему, рок-музыканты зарабатывали больше, потому что они обходили в этой шапкой всех, а у вас она просто лежала на асфальте.

Алексей Белкин: Когда человек ходит с шапкой и аскает – это очень навязчивая услуга, понимаете? Мне так не нравится, я хочу постоять, потупить, может, мне понравится музыка, и я тогда уже сам заплачу, а может быть, и нет, а когда человек подходит: «Заплати, дедушка, музыкантам!» – что это такое, что за беспредел?

ФРАГМЕНТ ВИДЕОКЛИПА ГРУППЫ «ОТАВА Ё»

Максим Митченков: Получается, после этого стала разрастаться по Питеру ваша слава, да? После уличных вот этих первых выступлений как всё происходило дальше?

Алексей Скосырев: Что касается славы, наверно, да, потому что иногда люди подходят и говорят: «А мы видели ещё вас на улице в те давние времена!» – наверное, это слава.

Дмитрий Шихардин: Но надо ещё заметить, что, по сути дела, какие-то выступлениях на корпоративах, или если мы организуем какой-то собственный концерт в клубе, то выступление на улице добавляло нашу аудиторию.

Алексей Белкин: Человека на 3-4 приходило больше.

Дмитрий Шихардин: Но, а корпораты, корпораты же прилетали прямо с личных выступлений.

Алексей Белкин: Да-да, прямо с улицы мы полетели на первый свой корпоратив в город Уфа, куда нас позвали на день рождения какой-то радиостанции и за какие-то бешеные деньги, то есть для уличных музыкантов прямо очень много нам заплатили и всё хорошо, то есть так это работало тогда.

Мария Карпова: Как тогда подбирали и как сейчас подбираете репертуар? Потому что я в каком-то вашем интервью читала, что это достаточно трудоёмкое занятие, это не просто – увидел песню, взял её к себе, да? Вы же там изучаете что-то, читаете очень много и долго.

Алексей Белкин: Давайте так: это большой трудоёмкий процесс, который занимает… то есть не каждая песня подходит нам, не каждой песне подходим мы.

Алексей Скосырев: Да, приемлемость песни – это определяющее.

Алексей Белкин: Да, то есть работа над песней может быть месяц-2-полгода, а может, 3 дня понимаете? Это никто никогда не знает, иногда нам люди пишут: «Вот вы такие классные, вы спели «Яблочко», а можете спеть такую песню? – и присылают нам песню, я понимаю, что мы эту песню никогда петь не будем, это как бы не наш просто… вне зоны наших интересов, понимаете? Вот и всё.

Максим Митченков: А что входит в зону ваших интересов? Например, «Яблочко» или песня на стихи Хармса – как вообще такие вещи к вам попали

Всеволод Алёхин: Они не попали, они просто…

Алексей Белкин: Мы их сделали, давайте так.

Алексей Скосырев: Например, Хармса – это же… там стечение обстоятельств.

Дмитрий Шихардин: Стечение обстоятельств, вот про песню на стихи Хармса, можно на этом примере как раз рассказать о том, как это всё происходит: в какой-то момент очень большая популярность у нас была, как ни странно, в Риге, почему-то нас в Риге очень полюбили…

Мария Карпова: Это мой родной город!

Дмитрий Шихардин: Что?

Мария Карпова: Это мой родной город, но я не была на вашем концерте.

Алексей Белкин: Я подумал, что это ваш родной город, но вы там не были.

Мария Карпова: Так-так, в Риге, да…

Дмитрий Шихардин: Мы довольно часто выступали в Риге нас там очень любили, и Алексей предложил сделать песню на латышском языке – нашёл латышскую песню, там отличный припев: «Вир-вир-вир» – вот это всё.

Алексей Белкин: «Бум-бум-бум».

Дмитрий Шихардин: «Бум-бум-бум».

Алексей Белкин: И «Тр-р-р-р».

Дмитрий Шихардин: «Тр-р-ра-ца-ца» и, в общем…

Мария Карпова: Это латышский язык, если ты не понял.

Дмитрий Шихардин: Эта песня пользовалась бешеным успехом вообще, потому что она очень популярна среди латышской молодёжи. По приезду сюда не хотелось эту песню терять из репертуара, но петь её на латышском языке – это как бы глупо в России, никто ничего не поймёт, поэтому нужно было какой-то русский текст туда подложить, под этот ритм…

Алексей Скосырев: И вот…

Дмитрий Шихардин: И вот, и мы стали думать и гадать, и вдруг попался сборник стихотворений Хармса и одно очень такое неизбитое, непопулярное, я в первый раз вообще, честно говоря, его увидел, это стихотворение называется «Дворник-Дед Мороз».

Максим Митченков: «Дворник», да.

Дмитрий Шихардин: И прямо сложилось так, что он прямо по слогу…

Алексей Скосырев: Очень совпал.

Дмитрий Шихардин: По слогу всё совпадает и по форме и, в общем, как-то так раз-раз, и она очень быстро получилась.

ФРАГМЕНТ ВИДЕОКЛИПА ГРУППЫ «ОТАВА Ё»

Максим Митченков: Объясните, а клипы вы когда стали снимать? Уже когда пришла вот эта первая популярность или когда? Потому что тот же клип на песню «Дворник» – один из самых популярных у вас на «Ютьюбе».

Алексей Белкин: Нет, это не так.

Алексей Скосырев: Сначала клип, а потом популярность.

Алексей Белкин: Вообще слово «популярность» я бы вынес немножко за скобки, потому что популярность – это когда ты приходишь в ЖЭК заплатить за что-нибудь и тебя пропускают без очереди, понимаете?

Дмитрий Шихардин: А у меня такое было.

Алексей Белкин: Это ты, Дима, популярен. Короче, у нас появилась определённая доля известности в нашем городе и то среди людей, которые увлекаются фольклором, то есть, я вам скажу больше: в нашей стране не так-то много этнических фестивалей было, где бы вот такая могла музыка звучать, и мы в своё время пытались предложить, типа: «Вот мы такая группа, не хотите нас пригласить?» – и нас просто игнорировали, то есть первый фестиваль, который вообще поверил в группу «Отава Ё» в России, это притом, что мы уже ездили за границу, нас любили в Латвии, понимаете, у нас было в принципе более или менее всё неплохо за границей, в России просто нас не воспринимали никто всерьёз. Первая рецензия, которую про нас написали: «Да-да, конечно, хорошо, но кому вообще это всё нужно?» – на альбом, который вообще пестрел хитам, на мой взгляд, он очень классный, понимаете, и вот пишет человек…

Дмитрий Шихардин: На какой альбом?

Алексей Белкин: На альбом «Жили-были», и в России нас толком никто не воспринимал всерьёз. И вот только после того как мы стали снимать видеоклипы, конкретно видеоклип «Про Ивана Groove», который мы сняли сами целиком, вот я бы назвал его самым популярным на тот момент, в начале нашей карьеры, если можно так сказать, как раз-таки после этого видеоклипа, который мы сняли сами, практически смонтировали с помощью нашего помощника Севы, и после этого нас стали останавливать на улице знакомые музыканты, которые обычно… ну, как, знаете, среди музыкантов, это ж конкуренция, соперничество, и тут нас останавливает аккордеонист из группы «Ля-Миноръ», говорит: «Блин, ребята, видел ваш клип – офигенно!» – и он от всей души прямо радовался, нас стали останавливать за границей на улице люди, понимаете? И вот с этого момента пошла какая-то такая лёгкая рябь не то что популярности, а небольшой известности.

Алексей Скосырев: Рябь.

Алексей Белкин: Да, и она нам показала, что видеоклипы в наше время – это не удел каких-то там замшелых каналов, которые уже толком никто не смотрит, где показывают только ток-шоу, а это возможность донести свою музыку, своё мировоззрение до огромной аудитории.

ФРАГМЕНТ ВИДЕОКЛИПА ГРУППЫ «ОТАВА Ё»

Мария Карпова: У вас действительно какая-то бешеная популярность на «Ютьюбе»: «Сумецкая», по-моему, 37 миллионов просмотров! Вы вообще отслеживаете, следите, вам это важно?

Дмитрий Шихардин: Мы присматриваемся.

Алексей Белкин: Как сказать, это не самое главное в жизни, количество просмотров, понятно, это приятно, ты понимаешь, что огромному количеству людей это нравится, люди нам пишут, каждый день мне приходят уведомления с «Ютьюба», и там люди пишут и, конечно, практически все комментарии благодарственные. Кто скажет из тех людей, кто что-то производит, когда их хвалят, что мне всё равно? Конечно, нет, не всё равно.

Алексей Скосырев: Интересно, что я как бы смотрю, что понравилось – 37 миллионов, а вот это (палец вниз) я не обратил внимание, сколько там?

Мария Карпова: Мы на это даже не смотрели, даже не стоит на это обращать внимание.

Максим Митченков: У вас есть какое-то объяснение, в чём секрет успеха именно этого клипа? Почему именно в нём так всё сошлось, и в этой песне и в этом клипе? 37 миллионов – это и правда очень много.

Мария Карпова: Это очень много.

Алексей Белкин: Давайте так, смотря с чем сравнивать, для фольклора – это, конечно, очень много, есть видеоклипы – там полтора миллиарда и в принципе особо там смотреть нечего.

Максим Митченков: Слушайте, ну, простите меня, полтора миллиарда – это у звёзд, которые на весь мир, например, известны, «Отава Ё» пока не может таким похвастаться.

Алексей Белкин: Задача любого артиста в принципе, который хочет что-то – срезонировать, но не любой ценой, понимаете?

Мария Карпова: Да.

Алексей Белкин: То есть мы остаёмся в этом узком жанре, жанр «фольклор» – это достаточно узкая история, есть ряд ограничений, и мы в нём сознательно находимся.

Алексей Скосырев: И с другой стороны, это то, что мы можем.

ФРАГМЕНТ ВИДЕОКЛИПА ГРУППЫ «ОТАВА Ё»

Алексей Белкин: На нас ходят за границей, я бы сказал, исключительно иностранцы, то есть местное население, и случайно может кто-нибудь прийти из местных русских, которых приведёт туда какой-нибудь японец.

Алексей Скосырев: Да, то есть, когда с нами заговаривают по-русски, мы чаще всего за границей удивляемся: «О, русский!».

Максим Митченков: Русский в Японии?

Алексей Белкин: Сейчас, конечно, уже ситуация меняется, потому что большое количество просмотры в «Ютьюбе» дают уже нам какую-то небольшую, но известность среди наших соотечественников, но в принципе основная аудитория – это иностранцы, и когда мы едем на гастроли в Англию, я понимаю точно, что говорить надо только по-английски там, потому что в зале будет 90%, собственно, местного населения и это очень хорошо и правильно, это говорит о том, что блин, не надо обязательно петь по-английски, чтобы достучаться до людей, и музыка – намного более универсальный язык, чем людям кажется.

ФРАГМЕНТ ВИДЕОКЛИПА ГРУППЫ «ОТАВА Ё»

Мария Карпова: Не можем не спросить про музыкальные инструменты: сколько их у вас? Какой самый редкий? Где вы их находите? Как изготавливаете?

Максим Митченков: Мы просто смотрим на ваши клипы – вы пытаетесь играть даже на каких-то вещах там, в клипе, на тазу, грубо говоря, у вас же всё-таки это есть.

Алексей Белкин: Вы знаете, вот этот момент с тазом, кстати, это своего рода реконструкция, может, я это громко говорю, но действительно в деревнях бабули играли на тазиках, играли на чём придётся, поэтому это такой небольшой реверанс – мы отдали должное, что это было запечатлено…

Дмитрий Шихардин: Это всё использовалось.

Алексей Белкин: В этнографических записях.

Алексей Скосырев: Или вот Словакия…

Алексей Белкин: Да, а то, что инструменты разные, ну да, там волынки, гусли, просто мы к ним уже так привыкли и как-то: «Ну, гусли, да, – типа, – а что? Что такого?».

Мария Карпова: Вы же и в других странах, например, в той же Латвии вы обнаружили какой-то исторический музыкальный инструмент и тоже его, по-моему, взяли в себе в программу, записывали что-то на нём?

Алексей Белкин: Это конкретно меня касается: гусли, первые гусли были у меня латышского мастера, я как бы понял, что я устал от звука волынки своей – это громко, есть ряд ограничений, я хочу что-нибудь красивое…

Алексей Скосырев: Душевное.

Алексей Белкин: Да, и мой тесть, он замечательный латышский музыкант Марис Муктупавелс из очень известного коллектива в Латвии.

Мария Карпова: Да.

Алексей Белкин: Знаете группу «ILGI», если вы из Риги?

Мария Карпова: Конечно, знаю, да.

Алексей Белкин: Вот, собственно, Марис, который играет там на аккордеоне, на kokle, по-латышски «гусли»…

Мария Карпова: Kokle, да.

Алексей Белкин: Или на волынке, он мой тесть, собственно, отец моей жены, и я говорю: «Слушай, Марис, (говорит по-латышски)».

Мария Карпова: Jā-jā-jā.

Алексей Белкин: Он такой: (говорит по-латышски) – и всё и дал мне несколько… показал основные базовые упражнения и всё – погнали. После этого я понял, что блин гусли – это офигительный музыкальный инструмент, я хочу играть на гуслях! Я приехал в Россию, заказал у русского мастера точно такие же, но уже русские гусли и теперь на них играю, собственно, вот и всё.

Мария Карпова: Мне кажется, не все слова за последнюю минуту тебе были понятны, да?

Максим Митченков: Ты мне переведёшь потом?

Мария Карпова: Обязательно.

Максим Митченков: Ребята, о планах, естественно: готовите новый альбом, новые песни, новые клипы? Чего ждать от вас в ближайшее время?

Алексей Белкин: Смотрите, у нас… ну, понятно, сейчас очень нестабильная обстановка, мы не можем планировать какие-то большие концерты, но это не значит, что мы не можем ничего делать, вот, видите, мы собрались, несмотря на все эти сложные режимы, без масок и сейчас будем, я извиняюсь, из уст в уста репетировать и делать новые песни, и слава богу у нас это получается. Мы сняли новый видеоклип, которым сейчас занимаемся, идёт монтаж, то есть куча творческих планов и слава богу, что они есть, у нас есть возможность их реализовываться.

Мария Карпова: Да.

Максим Митченков: Пускай они реализовываются, мы вам этого искренне желаем, ждём новых песен, новые клипы обязательно будем смотреть, спасибо вам, что нашли время и вышли с нами на связь!

Мария Карпова: Спасибо!

Алексей Белкин: Спасибо!

Алексей Скосырев: Спасибо!

Дмитрий Шихардин: Спасибо, всего вам доброго, не болейте!

ФРАГМЕНТ ВИДЕОКЛИПА ГРУППЫ «ОТАВА Ё»

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)