Хелависа: Хочется надеяться, что после всех этих бесконечных карантинов группа «Мельница» возвращается на сцену с новым материалом

Хелависа: Хочется надеяться, что после всех этих бесконечных карантинов группа «Мельница» возвращается на сцену с новым материалом | Программы | ОТР

музыка, Хелависа, группа Мельница

2020-09-19T10:19:00+03:00
Хелависа: Хочется надеяться, что после всех этих бесконечных карантинов группа «Мельница» возвращается на сцену с новым материалом
Владимир Пермяков: Как тяжела эта актёрская ноша, я понял еще когда играл куриные ножки избушки бабы яги
2 декабря: Лидеры СССР и США провозгласили окончание холодной войны
Банановые оладьи
Мария Каллас: Как божественная оперная дива стала затворницей
Готовим филе селёдки по-домашнему
«Как снимали мультфильм «Шайбу! Шайбу!»
Елена Дубровская: Хочу сняться в главной роли в замечательной комедии, где я могла бы прекрасно петь. Сейчас очень мало такого снимают
Вуди Аллен. Его герои - городские невротики, они очень похожи на самого режиссёра
1 декабря: Ровно год назад в Китае была выявлена новая коронавирусная инфекция. Всемирный день борьбы со СПИДом
Чему учит мультфильм «Кот, который гулял сам по себе»?
Гости
Хелависа
музыкант

Любовь Наливайко: Мы знаем, что «Мельница» больше 20 лет уже существует, за это время у вас были и другие проекты, и «36,6» и ещё что-то, но вот мы знаем, что осенью будет новый концерт, новый альбом именно у группы «Мельница». Что это будет?

Наталья О’Шей (Хелависа): Да, это будет новый альбом, у него уже есть имя, у него есть оформление, есть соответствующая анимация для живых выступлений, которая будет на живых концертах, так что хочется надеяться, что после всех этих бесконечных карантинов группа «Мельница» возвращается на сцену уже прямо с новым материалом, с треском врывается в чарт.

Максим Митченков: Если альбом практически готов, название-то есть у него?

Наталья О’Шей (Хелависа): «Манускрипт».

Максим Митченков: «Манускрипт»?

Любовь Наливайко: А это как раз работа за период пандемии и карантина была или нет?

Наталья О’Шей (Хелависа): Мы начали работу ровно год назад над новым материалом прошлой осенью, достаточно быстро у нас сложилось около 4 или 5 песен, потом начался карантин, честно говоря, я опасалась, что у нас не хватит материала, но получилась пресловутая Болдинская осень, то есть за время вынужденного сидения дома мы дописали материал и летом пошли в студию.

ФРАГМЕНТ ВЫСТУПЛЕНИЯ ГРУППЫ «МЕЛЬНИЦА»

Максим Митченков: Вы говорите, что в конце прошлого года создавали ряд песен, но, подождите, это же было время, когда вы праздновали 20-летие группы у вас был большой концерт тогда, должны были заниматься, наверно, этой подготовкой всех вот этих мероприятий?

Наталья О’Шей (Хелависа): Я занималась всем одновременно и, честно говоря…

Максим Митченков: Одной рукой здесь я играю и пишу, другой – выступаю…

Наталья О’Шей (Хелависа): Да, и, четно говоря, у меня было чувство, что я схожу с ума, потом что, с одной стороны, нам надо было действительно готовить юбилейный концерт в «Крокусе», юбилейный тур…

Максим Митченков: Да.

Наталья О’Шей (Хелависа): С другой стороны, уже нужно было потихонечку начинать писать новый материал именно с прицелом на новый альбом, а с третьей стороны, я дописывала книжку.

Максим Митченков: Да, вот эту, которая сейчас у нас лежит?

Наталья О’Шей (Хелависа): Да.

Максим Митченков: Можно мы её возьмём?

Любовь Наливайко: Буквально вот же случилась презентация, то есть книжка вышла, как она называется и о чём она?

Максим Митченков: Называется «Хроники Люциферазы», можно не читать…

Любовь Наливайко: Мы знаем про то, что она связана с аналогичным альбомом, что это герои плавно как раз из песен перетекли в эту книгу.

Наталья О’Шей (Хелависа): Да, на самом деле книжка замышлялась, как достаточно несерьёзное образование, как автофанфик, можно сказать.

Максим Митченков: Что это значит?

Наталья О’Шей (Хелависа): Произведение по мотивам. Сначала я думала, что это будет совсем такой несерьёзный рассказ, и мы сможем выложить его на сайте, например, а потом как-то оно всё завертелось, что называется: мы стали работать с художником Митосом, очень красивое получилось оформление с картинками, долго выбирали цвета…

Максим Митченков: Кстати, нужно отметить: вы одеты в цвет книги.

Наталья О’Шей (Хелависа): У меня даже ботинки соответствующие.

Любовь Наливайко: Цвет корешка книги, вот посмотрите.

Наталья О’Шей (Хелависа): Цвет корешка книжки, да, у меня ботинки, так что у меня всё продумано.

ФРАГМЕНТ ВИДЕОКЛИПА ГРУППЫ «МЕЛЬНИЦА»

Любовь Наливайко: Вы же и на концертах всегда большое внимание уделали стилю и общей концепции…

Наталья О’Шей (Хелависа): Конечно.

Любовь Наливайко: И вы даже шили для себя платье – это было ещё во времена, когда вы занимались реконструкцией, когда ещё тогда не было?

Наталья О’Шей (Хелависа): Да-да-да.

Максим Митченков: Что это был за костюм?

Наталья О’Шей (Хелависа): У меня до сих пор лежит полный костюм знатной женщины из викингского Дублина, относящийся к XI веку, полностью вышитый, расшитый, и, в общем, этот костюм занял несколько призовых мест на конкурсах по исторической реконструкции.

Максим Митченков: Помните, сколько времени на него потратили?

Наталья О’Шей (Хелависа): В общей сложности, наверно, около года я над всем этим работала.

Максим Митченков: Ух-ты! Но это, наверно, и с изучением всей этой фактуры и с изучением истории этого костюма?

Наталья О’Шей (Хелависа): Ну да, конечно.

Любовь Наливайко: Если взять тот период реконструкций, вы параллельно и преподавали, потому что, я не знаю, знают ли наши зрители, что вы знаете много языков, вы – лингвист, вы – кандидат филологических наук…

Максим Митченков: Подождите, а много – это сколько, какие языки?

Наталья О’Шей (Хелависа): В зависимости от степени владения, естественно, английский, французский, ирландский, датский, исландский, могу объясниться, естественно, на немецком и испанском и плюс ещё, самое главное, что я владею рядом древних языков, таких как древнеирландский, готский, древнеанглийский.

Максим Митченков: Как это умещается в вашей голове, простите?

Наталья О’Шей (Хелависа): Системно.

Максим Митченков: Ну, хотя бы можно что-то на готском языке? Я не представляю, как он звучит даже.

Любовь Наливайко: Какой-то самый, может быть, интересный фонетически…

Максим Митченков: Хотя бы поздороваться или что-то такое.

Наталья О’Шей (Хелависа): Все германисты… кстати, как здороваться, мы не знаем, потому что от готского до нас дошла только Библия и календарь.

Любовь Наливайко: Календарь…

Максим Митченков: Календарь – это то, что надо как раз.

Наталья О’Шей (Хелависа): Да, календарь.

Максим Митченков: Как «календарь», кстати, по-готски? Есть такое слово там?

Наталья О’Шей (Хелависа): Нет, такого слова там нет, но я вам сейчас процитирую фразу, которую все студенты-германисты помнят просто наизусть, потому что с неё мы начинаем учить готский, это фраза из Евангелие от Матфея: «сошедшему же ему с горы последовали многие толпы» (говорит на готском языке).

Максим Митченков: Слушайте, звучит, как музыка!

Любовь Наливайко: Как красиво!

Наталья О’Шей (Хелависа): Красиво, да?

Максим Митченков: Да.

ФРАГМЕНТ ВИДЕОКЛИПА ГРУППЫ «МЕЛЬНИЦА»

Любовь Наливайко: Такое количество языков, их надо учить, вы преподавали, вы занимались реконструкций, занимались музыкой, а вам вообще многозадачность свойственна?

Наталья О’Шей (Хелависа): Да.

Любовь Наливайко: Как вы справлялись со всем? Это планирование какое-то?

Наталья О’Шей (Хелависа): Да, это планирование и то, что называется интуиция времени, то есть у меня хорошая в этом плане чуйка – я знаю, когда нужно что-то делать, когда момент настал.

Любовь Наливайко: Мы ещё знаем по социальным сетям, что вы ещё и хозяйка хорошая и готовите, то есть вы такая прямо суперженщина, честное слово.

Наталья О’Шей (Хелависа): Нет-нет.

Максим Митченков: По крайней мере, сейчас, на карантине, вы же уделяли этому много времени, готовке, да?

Наталья О’Шей (Хелависа): Конечно-конечно.

Максим Митченков: Есть какие-то коронные блюда у вас?

Наталья О’Шей (Хелависа): У меня есть ряд коронных блюд, я с ними периодически хожу во всякие кулинарные шоу на телевидении…

Любовь Наливайко: Так…

Наталья О’Шей (Хелависа): Я очень люблю ходить в кулинарные шоу!

Максим Митченков: Это нам Кириллу Титову надо сказать.

Любовь Наливайко: Сейчас его тут нет под рукой.

Максим Митченков: Но всё-таки что это за блюда, что готовите?

Наталья О’Шей (Хелависа): Я готовлю хорошо ризотто с белыми грибами – «Ризотто ай фунги». У меня есть любимое блюдо – фаршированные томаты, фаршированные мясом с сырными корочками. Я хорошо готовлю грузинскую курицу с чесноком – «Чкмерули».

Любовь Наливайко: Вы с семьёй переезжаете из страны в страну, получается, что и кухня, ваше питание в семье адаптируется, и вы набирает новые рецепты, да?

Наталья О’Шей (Хелависа): Да, конечно-конечно.

Максим Митченков: Сейчас вы живёте в Израиле, получается, в Израиле и в Москве – на 2 страны.

Любовь Наливайко: Наталья, давайте поясним, наверно, зрителям нашим: всё-таки ваши частые переезды связаны с работой мужа, поэтому вы вынуждены передвигаться, да?

Наталья О’Шей (Хелависа): Да-да-да.

Любовь Наливайко: У вас 2 дочки и, если говорить о семье, вы какая мама? Учитывая, что вы чётко планируете, вы – многозадачный человек, дети у вас тоже по струнке ходят?

Наталья О’Шей (Хелависа): Моя старшая дочь говорит: «У нас мама строгая, но весёлая», – то есть у нас в принципе всё достаточно подчинено дисциплине, но бывают и «пижамные дни», бывают просто дни, когда мы делаем ничего, совместные всякие просмотры кино в кровати…

Максим Митченков: Я обожаю эти дни!

Наталья О’Шей (Хелависа): Да-да-да, в обнимку с кошечкой.

Максим Митченков: Таких дней, наверно, как раз на самоизоляции было много, да?

Наталья О’Шей (Хелависа): Да, конечно.

Максим Митченков: Слушайте, но многие, наоборот, страдали от того, что приходится несколько месяцев сидеть с семьёй в 4 стенах, у вас такого не было?

Любовь Наливайко: Как у вас прошло?

Наталья О’Шей (Хелависа): Это тяжело было, это было тяжело, потому что я привыкла что я много времени провожу одна, когда дети в школе и муж на работе, и я могу спокойно посидеть позаниматься на инструментах, на арфе, на фоно, я могу попеть, пошуметь, посидеть с текстами, то есть мне нужна определённая ментальная тишина для работы, а тут, конечно, получилось так, что и дети, каждый со своим компьютером с классами по зуму, и муж, который тоже был вынужден работать из дома и превратил гостиную в свой офис выездной…

Максим Митченков: Да, все дома…

Наталья О’Шей (Хелависа): То есть я периодически их просто выгоняла всех в сад, я говорила: «Так, ребята, все – в сад!».

Максим Митченков: «Так, все – в сад!»

Наталья О’Шей (Хелависа): Именно так я и говорила, я говорила: «Ребята, мне нужно посидеть за инструментом 2 часа, мне нужно записать демо – выгоняйтесь!».

ФРАГМЕНТ ВЫСТУПЛЕНИЯ ГРУППЫ «МЕЛЬНИЦА»

Максим Митченков: Как познакомились с мужем?

Наталья О’Шей (Хелависа): Мы познакомились в Москве, когда я преподавала ирландский в МГУ, а он служил в посольстве Ирландии здесь.

Максим Митченков: Подождите, вы преподавали ирландский, а он изучал ирландский?

Любовь Наливайко: Он работал в посольстве.

Наталья О’Шей (Хелависа): Нет, он работал в посольстве, и как раз он был тем человеком, у которого мы, допустим, просили всякие журналы, новые подписки, потому что он был, помимо всего прочего, культурным атташе, а это именно та функция, которая потребна нам в контактах с посольствами, то есть мы получаем от них книжки, получаем подписки, иногда оформляются какие-то поездки образовательные и так далее.

Любовь Наливайко: А интересно, можно я как девочка задам вопрос, а свадьба была здесь или в Ирландии?

Наталья О’Шей (Хелависа): У нас было 2 свадьбы: у нас была гражданская регистрация в ЗАГСе на Бутырке здесь и венчание в Ирландии. Холодно было, я помню, было начало октября и сильно похолодало. У нас была фотосессия очень красивая возле замка Росс, мы ездили сниматься, и я стояла всё время: «А можно, пожалуйста, мы уже пойдём на банкет, можно, пожалуйста, мы уже пойдём на банкет – я очень хочу есть! Ну, можно мне хотя бы купить пирожок тут в парке?».

Любовь Наливайко: Скажите, всё-таки, выходя замуж, вот такой у вас случился союз, и, понятно, что нужно перемещаться, то есть раз во сколько-то лет вы меняете страну, меняете город…

Максим Митченков: Кстати, как часто вы переезжаете?

Любовь Наливайко: Да, как часто?

Наталья О’Шей (Хелависа): В среднем каждые 3-4 года.

Максим Митченков: Слушайте, это довольно часто.

Наталья О’Шей (Хелависа): Это достаточно часто.

Любовь Наливайко: Действительно, и это же менять страну, вы адаптируетесь, во-первых, вы как хозяйка, как жена вы же должны обустроить дом, уют. Как это вам даётся? Несложно ли, не устали?

Наталья О’Шей (Хелависа): У меня есть несколько вещей, которые ездят со мной всегда, при помощи которых я могу в каждой новой съёмной квартире что-то сделать, чтобы было похоже на дом.

Максим Митченков: Это арфа?..

Наталья О’Шей (Хелависа): Это арфа, да, совершенно верно, это персидские ковры мои и у меня есть коллекция таких странных вещей, как викторианские меха для камина.

Максим Митченков: Что это, поясните?

Наталья О’Шей (Хелависа): Это ручной кузнечных мех – такая штука, чтобы раздувать камин.

Максим Митченков: Да, и у вас он не один, а несколько, коллекция?

Наталья О’Шей (Хелависа): Да, у меня целая их коллекция.

Максим Митченков: Сколько их у вас?

Наталья О’Шей (Хелависа): По-моему, 5.

Максим Митченков: 5.

Наталья О’Шей (Хелависа): И ещё 2… нет, 4 меха и 2 грелки тоже викторианские, куда можно класть раскалённые угли и подсовывать под перину.

Максим Митченков: То есть, получается, в каждой новой стране обязательно должен быть камин в доме, да?

Наталья О’Шей (Хелависа): Можно даже без камина, потому что вся эта история у меня висит на стене, то есть эта стена является частью моего дома, и эта стена со мной переезжает из страны в страну, потому что я не имею возможности сделать ремонт, то есть я не имею возможности сделать какую-то перепланировку и так далее, то есть мне приходится в каждом новом месте, в каждой новой съёмной квартире за счёт именно таких деталей создавать эффект дома.

Максим Митченков: Вы когда всё-таки выходили замуж за дипломата, вы знали что так будет, что придётся мотаться по миру?

Наталья О’Шей (Хелависа): Да, конечно.

Максим Митченков: Не пугало вас это?

Наталья О’Шей (Хелависа): Нет.

Любовь Наливайко: Кстати, дочери, они вообще – дети мира…

Наталья О’Шей (Хелависа): Да.

Любовь Наливайко: Они кем себя чувствуют: русские, ирландки – кто они?

Максим Митченков: Австрийки?

Наталья О’Шей (Хелависа): Они очень чётко говорят: «Мы – русские и ирландки, родившиеся в Швейцарии».

Любовь Наливайко: Вот так.

Максим Митченков: Здорово! А языки они тоже изучают все подряд?

Наталья О’Шей (Хелависа): Во-первых, они – билингвы, они одинаково бегло говорят по-русски и по-английски…

Максим Митченков: Да.

Наталья О’Шей (Хелависа): И, во-вторых, естественно, в каждой стране они учат язык страны проживания, то есть в Швейцарии они говорили по-французски в какой-то мере, в Австрии они учили немецкий, и сейчас они обе учат ирит, и младшая ещё учит арабский.

Максим Митченков: Им легко это даётся? Это от вас, наверно, у них?

Наталья О’Шей (Хелависа): Достаточно, они себе ещё поставили «Дуолинго» и пытаются учить японский самостоятельно, в это я даже не вмешиваюсь.

Любовь Наливайко: Обойдут вас в знании языков!

Максим Митченков: А почему? Вам неинтересен японский?

Наталья О’Шей (Хелависа): Мне очень интересно просто я не хочу им мешать, то есть я в принципе при дисциплинированности, о которой мы сегодня уже говорили, есть вещи, которые, я считаю, что дети должны делать самостоятельно.

Любовь Наливайко: Кстати, по поводу дисциплинированности: важная часть ещё вашего быта, жизни – это спорт, вы занимались, мы знаем, что вы ещё даже с детства, ещё от родителей, по-моему, турпоходы или скалолазание было в вашей жизни?

Наталья О’Шей (Хелависа): Турпоходы, да.

Любовь Наливайко: Да-да-да, а вот сейчас что есть: чем вы занимаетесь и успеваете ли вообще?

Наталья О’Шей (Хелависа): Я плаваю, у меня была двойка по физкультуре, потому что я болела и много сидела освобождённая на скамейка для запасных, и потом в какой-то момент я поняла, что не надо так и надо действительно самой чем-то заниматься – именно ходить в походы, кататься на лыжах, плавать, я попросила папу записать меня в секуцию плавания и, в общем, до сих пор плаваю. Слава богу, что в Яффе у меня есть бассейн, куда, собственно, как только нам открыли после карантина бассейны в Израиле, я, по-моему, не пропустила практически ни одного дня.

ФРАГМЕНТ ВЫСТУПЛЕНИЯ ГРУППЫ «МЕЛЬНИЦА»

Максим Митченков: Группу «Мельница» слушают дети?

Наталья О’Шей (Хелависа): Группу «Мельница» слушают в машине с удовольствием, то есть, когда мы куда-то едем, я думаю, что, кстати…

Максим Митченков: Вы заставляете их, нет?

Наталья О’Шей (Хелависа): Нет, они сами просят: «Поставь маму».

Максим Митченков: Им нарвутся, как вы поёте, да?

Наталья О’Шей (Хелависа): Да.

Любовь Наливайко: Кстати, я сейчас подумала, что, знаете, бывает плейлисты составляют, то есть в пути – вот «Мельница» очень действительно хорошо…

Наталья О’Шей (Хелависа): Я знаю, что многие любят слушать нашу музыку именно в дороге, и я много чего пишу в дороге…

Любовь Наливайко: Да?

Наталья О’Шей (Хелависа): Я много чего пишу, когда двигаюсь, вот как раз, когда хожу, я считаю, что мерная ходьба очень способствует именно тому, чтобы открылся портал, и какие-то тексты, идеи начали приходить в голову.

ФРАГМЕНТ ВЫСТУПЛЕНИЯ ГРУППЫ «МЕЛЬНИЦА»

Любовь Наливайко: Вы учились на гитаре играть, на фортепиано, и в како-то момент случилась арфа –это очень красиво вообще, девушка с арфой. Как это с вами произошло? Как вы вдруг пришли к арфе?

Максим Митченков: Или арфа пришла к вам?

Любовь Наливайко: Да.

Наталья О’Шей (Хелависа): Скорее, арфа пришла ко мне, то есть опять же интуиция вмени меня в очередной раз не подвела. Вообще я закончила музыкальную школу по классу фортепиано, то есть на гитаре я играю очень непрофессионально, и был такой эпизод, когда мне попался в руки маленький инструмент – такая совершенно базовая кельтская арфа плохого качества, и я взяла её в руки просто пощупать, что это такое и как этом играют, немедленно что-то на ней подобрала…

Максим Митченков: Прямо сразу, сходу?

Наталья О’Шей (Хелависа): Да, то есть, если ты играешь на фортепиано, то достаточно несложно разобраться с устройством арфы, потому что…

Максим Митченков: Да? Мне казалось, это разные совершенно вещи.

Наталья О’Шей (Хелависа): Струны арфы с технической точки зрения – это как белые клавиши рояля, то есть всё, что мы можем сходу сыграть…

Любовь Наливайко: Я просто играю на фортепиано, я сейчас думаю: «Может, мне тоже попробовать?».

Максим Митченков: Так, арфу в студию!

Наталья О’Шей (Хелависа): На самом деле, пересесть с фортепиано на арфу достаточно не сложно, потому что, я говорю, принцип тот же, то есть просто, как было сказано…

Максим Митченков: Принцип: ты просто руки не так держишь, а вот так и всё.

Любовь Наливайко: Вот так вот!

Наталья О’Шей (Хелависа): Вот так, да, единственное что, первые месяцы, когда после фортепиано ты учишься играть на арфе, очень болят запястья, потому что фортепианная позиция такая, а арфовая позиция вот такая и нужно просто вывернуть, и если при фортепиано палец у нас подворачивается вниз, то в арфовой позиции палец подворачивается наверх большой вот так.

ФРАГМЕНТ ВЫСТУПЛЕНИЯ ГРУППЫ «МЕЛЬНИЦА»

Любовь Наливайко: Наталья, знаете, я думаю, что сейчас нас смотрят и наверняка зрители так: «Это же Хелависа!» – они так говорят, то есть, я не знаю, сейчас вы возвращаетесь вообще к этому своему псевдониму?

Наталья О’Шей (Хелависа): Конечно.

Любовь Наливайко: Он же появился… я так понимаю, это персонаж книги, это даже ведьма, по-моему. Как появился вообще этот псевдоним, и сегодня находит ли он внутри вас отражение и называют ли вас так?

Наталья О’Шей (Хелависа): Конечно-конечно, это действительно моё сценическое альтер эго и название моего сольного проекта…

Максим Митченков: Да.

Наталья О’Шей (Хелависа): Собственно, в рамках которого был издан альбом «Люцефераза», и у нас происходят именно под лейблом «Хелависа» дуэтные выступления с Сергеем Вишняковым регулярно, а как это появилось? Это действительно имя из книжки Томаса Мэлори «Смерть Артура», к которой Обри Бердслей создал ряд замечательных иллюстраций, которые можно увидеть, собственно, в издании «Смерть Артура» серии «Литпамятники» и там есть как раз картинка с ведьмой Хелависой, которая на меня очень похожа.

ФРАГМЕНТ ВЫСТУПЛЕНИЯ ГРУППЫ «МЕЛЬНИЦА»

Максим Митченков: Помните, как восприняли это имя, когда вы только пришли в тусовку и сказали: «Я теперь – Хелависа, я теперь не Наталья»?

Наталья О’Шей (Хелависа): Вообще нормально, как раз в том момент я поступала в МГУ и, собственно, было много новых людей и тогда было модно всем представляться не своими именами, а изобретать всяческое, поэтому никто не удивился, что какая-то тут Хелависа.

Любовь Наливайко: А почему, кстати… вот, про МГУ: почему всё-таки филологический факультет? Вы же – дочь химиков, должна была быть биология, химия, что-то такое.

Наталья О’Шей (Хелависа): Я планировала быть биологом честно говоря, где-то до середины школы я была твёрдо уверена, что пойду на биофак, более того, я хотела быть палеонтологом, я хотела ездить в Туркмению и копать динозавров.

Максим Митченков: Знаменитые туркменские динозавры.

Любовь Наливайко: Вот желание – копать динозавров!

Наталья О’Шей (Хелависа): Да, копать динозавров, но в середине школы наша учительница биологии стала нашей классной руководительницей, и у меня с ней отношения резко не сложились.

Максим Митченков: А что вы совершили такое? Сейчас это можно рассказать, наверно, столько лет прошло.

Любовь Наливайко: Плохо себя вели в школе?

Наталья О’Шей (Хелависа): Так себе, я была отличница, только с двойкой по поведению и двойкой по физкультуре.

Максим Митченков: Но с пятёркой по биологии, да?

Наталья О’Шей (Хелависа): Естественно, поэтому у меня нет золотой медали, только серебряная.

Любовь Наливайко: Да вы что!

Максим Митченков: Вот где Хелависа-то начала просыпаться в вас – ещё в школе, получается, да?

Наталья О’Шей (Хелависа): Вредность такая, да.

Максим Митченков: Да-да-да, и всё – от биологии вас, как отбило, да?

Наталья О’Шей (Хелависа): Да, я что-то решила, что не буду я.

Любовь Наливайко: А почему тогда филология, почему языки?

Наталья О’Шей (Хелависа): По остаточному принципу: сначала я решила не быть биологом, потом я решила не быть классическим музыкантом, и потом по остаточному принципу я решил пойти туда, что у меня всегда получалось легко.

ФРАГМЕНТ ВЫСТУПЛЕНИЯ ГРУППЫ «МЕЛЬНИЦА»

Максим Митченков: А что касается именно фолк-музыки, почему вы остановились именно на ней? Ведь фолк-музыка тогда была не особо, популярной, давайте признаем честно, она и сейчас не особо популярна…

Наталья О’Шей (Хелависа): Ну да.

Максим Митченков: Группа «Мельница» – абсолютное исключение из этого правила.

Любовь Наливайко: Я как будто других и не знаю в фолк-музыке – самая популярная всё-таки.

Наталья О’Шей (Хелависа): Честно говоря, это не было прямо осознанным выбором, оно как-то само получилось, то есть по мере того как я стала писать песни, стало понятно, что…

Максим Митченков: Стало направление определяться, да?

Наталья О’Шей (Хелависа): Да-да-да, стилистика как-то сама собой образовалась, но у нас, конечно, рока тоже много в творчестве. Но я могу сказать, что новый материал пластинки весьма фолковый – много воздуха, много прозрачности, много красивых инструментов, Дмитрий Каргин играл у нас на всяких очень красивых духовых.

Максим Митченков: Что это такое – «всякие красивые духовые»?

Наталья О’Шей (Хелависа): Лоу-вистлы, тин-вистлы.

Любовь Наливайко: Знаменитые тин-вистлы, да.

Максим Митченков: Я буду делать вид, что я знаю.

ФРАГМЕНТ ВЫСТУПЛЕНИЯ ГРУППЫ «МЕЛЬНИЦА»

Любовь Наливайко: Вы как-то делились, что вы – не поэт, что вы пишите тексты, да? Как для вас проходит этот процесс? То есть, если вы – не поэт, значит всё идёт не от слова, а от музыки, да?

Максим Митченков: Или это портал какой-то открывается и всё, и вы просто записываете?

Наталья О’Шей (Хелависа): Портал без сомнения открывается, то есть я вообще считаю, что автор – это, в первую очередь, проводник, то есть, конечно, открываются порталы, конечно, мы должны ловить эти «тени на стенах платоновской пещеры», то есть у каждой песни есть этот платоновский эйдос. Я – убеждённый неоплатонианец и неоавгустинианец, мне очень близка эта философия, поэтому когда я пишу текст, в первую очередь, моя задача – именно, чтобы максимально точно вот этот эйдос транслировать, то есть нигде не наврать, нигде не ошибиться.

Любовь Наливайко: Это какое-то интуитивное ощущение?

Наталья О’Шей (Хелависа): Да, то есть это ощущение именно того, что каждое слово стоит на своём месте.

Максим Митченков: И, соответственно, люди, которые приходят потом на концерт, они это всё считывают, которые потом слушают эти песни?

Наталья О’Шей (Хелависа): Судя по тому, что людей как-то забирает за душу наше творчество, значит считывают.

Максим Митченков: Да, забирает.

ФРАГМЕНТ ВЫСТУПЛЕНИЯ ГРУППЫ «МЕЛЬНИЦА»

Максим Митченков: Слушайте, сначала же были фанаты Толкиена, фанаты мифов разных, кельтских, скандинавских, а сейчас это те же самые люди, или в целом фолк как-то расширяет границы?

Наталья О’Шей (Хелависа): Эти люди тоже приходят, просто они повзрослей, обзавелись детьми, и теперь уже их дети приходят…

Максим Митченков: Да.

Наталья О’Шей (Хелависа): Так что, конечно-конечно.

Любовь Наливайко: Если из всех 20 лет ваших песен, какая песня, вам кажется, самая любимая у публики, которую всё время просят?

Максим Митченков: Давайте я попробую угадать – это «Шелкопряд»?

Наталья О’Шей (Хелависа): Нет-нет…

Максим Митченков: Ну, почти, я был близок.

Наталья О’Шей (Хелависа): Ну, почти. Есть несколько песен, которые люди очень любят – это, конечно, «На север», прямо такая программная вещь, «Королевна», «Двери Тамерлана», «Невеста Полоза».

ФРАГМЕНТ ВЫСТУПЛЕНИЯ ГРУППЫ «МЕЛЬНИЦА»

Любовь Наливайко: А скажите, как ваши ощущения перед концертами? Есть у вас такое, что, может быть, вы поглядываете из-за кулис – понимаете, какая сегодня атмосфера, какая публика? Всё равно они, наверно, немного разные, и вы понимаете, с каким ощущением вы выходите на сцену? Или это какая-то ваша внутренняя всегда настройка?

Наталья О’Шей (Хелависа): Это, скорей, внутренняя настройка, это, скорей, внутренняя настройка моя собственная и синергия меня с товарищами по группе, нас всех, то есть, чтобы мы работали, как хорошо отлаженный часовой механизм.

Максим Митченков: Наталья, а первый клип вы сняли, по-моему, спустя какое-то большое количество времени после создания первых песен, да?..

Наталья О’Шей (Хелависа): Да.

Максим Митченков: После того, как группа образовалась, через 12 что ли лет, да?

Наталья О’Шей (Хелависа): Что-то такое, да, клип «Дороги».

Максим Митченков: А почему?

Наталья О’Шей (Хелависа): В тот момент наша выпускающая компания придерживалась того мания, что не имеет большого смысла снимать клипы, если не будет никакой ротации, что не имеет смысла снимать клип для «Ютьюба».

Максим Митченков: Ну, тогда «Ютьюба»-то ещё толком не было…

Наталья О’Шей (Хелависа): Да-да-да, сейчас, наоборот, как раз можно снимать сколько угодно для «Ютьюба», как раз получать массу просмотров, и будет ли клип в музыкальной ротации на каком-нибудь музыкальном канале – совершенно уже как-то…

ФРАГМЕНТ ВИДЕОКЛИПА ГРУППЫ «МЕЛЬНИЦА»

Максим Митченков: Наталья, обычно, когда рождаются новые альбомы, новые книги, естественно, мы хотим спросить про планы: будут ли новые книги, готовятся ли ещё новые песни, может, уже есть у вас какие-то наработки?

Наталья О’Шей (Хелависа): Наработки есть всегда, всегда есть какой-то загашник с какими-то кусочками музыки, кусочками текстов, просто идеями чего-то там, но сейчас, конечно, меня больше всего интересует именно «Манускрипт», все вот эти наши рукописи…

Максим Митченков: Да.

Наталья О’Шей (Хелависа): Хочется проехать хороший тур с этим всем делом, как раз погрузиться полностью в материал, подружить новые песни со старым материалом – вот такое вот.

Максим Митченков: Куда поедите?

Любовь Наливайко: География, да.

Наталья О’Шей (Хелависа): Я надеюсь, что концерты у нас будут.

Максим Митченков: Да, мы держим за вас кулаки, чтобы всё состоялось!

Наталья О’Шей (Хелависа): Нас ждёт Урал, нас ждёт Сибирь, в общем, нас ждут все вот эти вот города и веси, где нас любят.

Любовь Наливайко: Да-да.

Максим Митченков: Мы хотим, чтобы ваш тур прошёл на ура!

Наталья О’Шей (Хелависа): Спасибо огромное!

Максим Митченков: Новых фанатов вам, и пускай старые тоже все приходят!

Наталья О’Шей (Хелависа): Да-да-да, вы тоже приходите!

Любовь Наливайко: Пусть все приходят!

Наталья О’Шей (Хелависа): Пусть все приходят! И бабушек и дедушек пусть приводят!

Максим Митченков: Да, а мы будет слушать новый альбом и ждать новых песен от группы «Мельница» и от вас, спасибо!

Любовь Наливайко: Спасибо вам большое, спасибо!

Наталья О’Шей (Хелависа): Спасибо!

ФРАГМЕНТ ВЫСТУПЛЕНИЯ ГРУППЫ «МЕЛЬНИЦА»

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)