Ирина Антонова отмечает 97-ой день рождения

Гости
Ирина Антонова
президент Государственного музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина

Мария Карпова: «Что он себе позволяет?! Почему у него на даче живет этот кошмарный Солженицын? Какое безобразие!» – так министр СССР Фурцева, беседуя со Святославом Рихтером, в сердцах жаловалась ему на скверное поведение Мстислава Ростроповича.

Максим Митченков: «Совершено с Вами согласен! – с горячностью поддержал ее Рихтер, – у них же там так тесно, пускай Солженицын лучше живет у меня».

ФРАГМЕНТ ВИДЕОЗАПИСИ

Мария Карпова: В 1981 выдающийся пианист XX века Святослав Рихтер и выдающийся директор музея изобразительных искусств имени Пушкина Ирина Антонова придумали «Декабрьские вечера», которые и стали постоянным фестивалем музыки и живописи, и вот уже 22-ой год носит имя Рихтера.

Максим Митченков: А родились Рихтер и Антонова в один день – 20 марта: Рихтер в 1915, а Антонова в 1922 и сегодня Ирине Александровне 97 лет! Она по-прежнему за рулем и мобильный всегда под рукой – Антонова всем нужна.

Мария Карпова: И нам тоже. Идем на встречу с президентом Пушкинского.

Максим Митченков: Ирина Александровна, мы очень рады Вас видеть в нашей студии, хотим поздравить Вас с днем рождения, примите, пожалуйста, эти цветы!

Ирина Антонова: Спасибо большое, благодарю Вас!

Максим Митченков: У нас в студии, когда узнали, что Вы придете, у нас тут целая шумиха началась.

Мария Карпова: Ажиотаж.

Максим Митченков: Вас все знают, Вас все любят и Вы – настоящая знаменитость, независимо даже, отдельно от музея. Вы сами к такой популярности как относитесь?

Ирина Антонова: Мне бы хотелось, чтобы сегодня, беседуя с вами, мы как-то это отставили, эту проблему.

Максим Митченков: Вы об этом не любите говорить, да?

Ирина Антонова: Это как-то неловко, это мешает, я с удовольствием с вами поговорю о том, что вас волнует, интересует.

Максим Митченков: Ирина Александровна, Вы работаете в музее изобразительных искусств имени Пушкина больше 70-ти лет, насколько я понимаю, да?

Ирина Антонова: 74 будет в апреле.

Максим Митченков: Да, но при этом мы в одном из Ваших интервью нашли фразу, что Вы считаете, что это не топовый музей.

Ирина Антонова: Я вам сейчас объясню, почему я так считаю.

Мария Карпова: Нас поразила эта фраза.

Ирина Антонова: Нет, это вас не должно поразить, понимаете, у нас хороший музей, я его очень люблю, но он, имея ввиду, какие музеи на свете бывают, не доходит до уровня, скажем: Эрмитаж, Лувр, Прадо, музей «Метрополь» – это самый высший уровень просто во насыщенности. Наш музей стал складываться только после революции фактически, в нем были только слепки, в нем не было живописи, живопись стала поступать где-то после 1924 года, причем это всё было решение Правительства советского, так сказать, немного перераспределить размещение художественных ценностей, к тому времени они были национализированы уже, поэтому ими можно было распоряжаться государству и в Москве создать этот музей. Он искусственно созданный, это не воля собирателя, понимаете, он создан учеными, которые получили право на что-то указать в других музеях, попросить их, где-то получить разрешение, где-то нет. Конечно, наш музей несравним ни с одним из тех, которые я назвала и с многими другими, которые я не назвала, но я их знаю.

Мария Карпова: Поэтому Вы говорите, что, если бы удалось восстановить музей нового западного искусства, это как раз был бы такой уровень.

Ирина Антонова: Я веду с неравными силами эту борьбу за восстановление, я имею ввиду несколько идей, с одной стороны, я считаю необходимым напомнить об этом, о том, что в 1948 году было издано Постановление, подписанное Иосифом Виссарионовичем Сталиным, где было сказано о ликвидации, не о закрытии – ликвидации музея нового западного искусства, ликвидировать однозначно и, возможно, уничтожить, а почему, нет? Понимаете? Страшное Постановление, музей этот абсолютно уникальный, я в него попала в 1940-ом году, в тот год, когда я поступила учится на искусствоведа. Это поразительный музей, это такое украшение Москвы было бы.

Максим Митченков: Ирина Александровна, а если этот музей нового западного искусства создавать, какие картины удастся собрать в эту коллекцию?

Ирина Антонова: Все.

Максим Митченков: Это коллекция, которую собирали Щукин и Морозов, да?

Ирина Антонова: Правильно, но не только. Его сразу создали в двух отделениях: одно – Щукинское, другое – Морозовское и сначала, собственно говоря, до 1928-ого года они существовали, но раздельно, можно было посещать Щукинскую коллекцию, можно было посещать коллекцию Морозова, кстати, Щукинская находится в 300 метрах от нашего музея. Сейчас там одно из разделов Министерства обороны, кстати я у них была, я им говорила, что отдайте нам дом.

Мария Карпова: Верните!

Ирина Антонова: Мы в этом доме сделаем коллекцию Сергея Ивановича Щукина.

Мария Карпова: Вы как-то сказали, что 700 картин могло бы быть в таком музее – это огромная коллекция.

Ирина Антонова: Там было 700 картин.

Мария Карпова: Да.

Ирина Антонова: Это много, но уж не так безумно много, у нас 5000 картин, а в Эрмитаже, по-моему, 30000, о чем там говорить, но это удивительно – такой коллекции нигде в мире нет. Я вас уверяю, что тот же туризм, которым так обеспокоены все те, кто считает деньги, но не только деньги, которых волнует какой-то…

Максим Митченков: Статус.

Ирина Антонова: … статус столицы – должны это понять, что этот музей, восстановленный в Москве, я даже не говорю объект на нашей территории, да нет же, он должен вернуться в Москву. Во-первых, это абсолютно московская затея, об этом говорил сам Щукин: «Я собираю для Москвы». Понимаете? Ладно, вы с этим не посчитались, но сам принцип, это тогда в связи с общей обстановкой могло быть только в Москве. Всё это было обеспечено этими Постановлениями правительственными и потом в 1928 году возник общий музей на базе Морозовского, и он существовал в Москве. У нас имеются отзывы многих больших специалистов, писателей, того же Ромен Роллана и других, которые приезжали в Москву, видели этот музей в полном восторге – ничего подобного не было и, кстати говоря, это вообще первый музей нового искусства во всем мире, потому коллекция американская в Нью-Йорке возникла еще через год. Я не люблю все эти разговоры о приоритетах, но в данном случае это важно, Россия не только не отстала, она была первой.

Максим Митченков: Более того, Щукин и Морозов они же… кто-то из них купил Пикассо, правильно?

Ирина Антонова: Да, это Щукин, они все всё купили из первых и Пикассо. Кстати говоря, они покупали тогда, когда, скажем, во Франции был такой художник Кайботт, очень хороший сам по себе, он был импрессионист, и он предложил Лувру свою коллекцию, у него были великолепные вещи – Лувр отказался: «Нет, это не наш материал». Они еще, простите, не доросли до уровня нового искусства, они не понимали, чем это станет. А эти два купца, Сергей Иванович и Иван Владимирович…

Максим Митченков: Они увидели будущее в этих картинах.

Ирина Антонова: Они почему-то это увидали, они это поняли… такое слово чуть не вырвалось – оголтело, то есть невероятным энтузиазмом собирал Щукин, вообще трудно себе представить, вот он покупал какого-то художника, потом тоже он переставал его покупать, он переходил к следующему и так далее.

Максим Митченков: Ирина Александровна, что бы Вы сами хотели бы себе пожелать сегодня, в свой день рождения? Есть, может быть, какая-то мечта, которую хотите исполнить?

Ирина Антонова: У меня есть две мечты: одна никого не касается, кроме меня, она связана с моей семьей, и я на это работаю, вторая – это возвращение в Москву этого музея. Более таких масштабных задач у меня нет, я уже не имею времени, которая могла бы на них потратить, понимаете? Что там говорить, в общем, уже очень мало осталось, я сама удивляюсь, что я еще вместе с вами, ну, хорошо, вот, так и пусть будет так, если это, как мне кажется, обе цели достойные, к которым я стремлюсь, может быть, кто-то отпустит мне еще какое-то время для того, чтобы если не полностью осуществить, то продвинуться всё-таки на этих путях.

Максим Митченков: Мы Вам хотим пожелать, чтобы обе мечты сбылись обязательно, сегодня день рождения, сегодня можно еще раз это загадать. Мы Вам хотим пожелать еще раз здоровья, сказать спасибо огромное за это интервью и за ту колоссальную работу, которую Вы делаете. Нам было очень приятно видеть Вас в нашей студии, спасибо!

Ирина Антонова: Спасибо за вашу теплоту и приём!

Мария Карпова: Спасибо!


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты