Внутри нас сидит «пятая колонна», чья подрывная деятельность – это потихонечку отравлять специальными ядами

Внутри нас сидит «пятая колонна», чья подрывная деятельность – это потихонечку отравлять специальными ядами
История создания «Крокодила Гены»
До Победы осталось 36 дней
Как снимали фильм «Айболит-66»
Сергей Волчков: Есть творческие люди фантазёры, а есть люди, которые ходят по земле и адекватно видят вещи своими глазами. Я иногда бываю сумасшедшим
3 апреля: Указ о строительстве первых мостов в Петербурге, день рождения кофемолки и первый в истории звонок по мобильнику
Как возникла идея снять мультик про попугая Кешу?
Детскому хору ВГТРК исполнилось 50 лет!
До Победы осталось 37 дней
2 апреля: В этот день родился Ханс Кристиан Андерсен и отмечается Международный день детской книги
Как создавались «Бременские музыканты»
Гости
Максим Скулачёв
кандидат биологических наук

Максим Митченков: Вот не понимаю…

Мария Карпова: Что именно?

Максим Митченков: Сегодня День борьбы с туберкулёзом, но как его отмечать, когда во всём мире идёт борьба с коронавирусом? А вот, кстати, почему туберкулёз чествуют именно 24 марта?

Мария Карпова: Потому что в этот день немецкий учёный Роберт Кох объявил об открытии возбудителя туберкулёза.

Максим Митченков: Той самой палочки?

Мария Карпова: Да, и это открытие дало возможность лечить эту тяжёлую болезнь.

Максим Митченков: Это прекрасно!

Мария Карпова: Да.

Максим Митченков: Но меня больше интересует, когда мы будем отмечать День борьбы с коронавирусом?

Мария Карпова: Я предлагаю поставить вопрос по-другому: не как избавиться от той или иной болезни, а, к примеру, как остановить старение?

Максим Митченков: Ну да, для тебя эта тема всегда актуальна.

Мария Карпова: Ровно 3 года назад я вместе с Юрием Алексеевым спрашивала об этом кандидата биологических наук, ведущего научного сотрудника биофака МГУ Максима Скулачёва.

ВИДЕО ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА М. СКУЛАЧЁВА

Юрий Алексеев: Максим, здравствуйте, спасибо, что пришли!

Мария Карпова: Здравствуйте!

Юрий Алексеев: Первый вопрос: как, собственно, остановить старение?

Максим Скулачёв: Быстрый ответ: никто не знает.

Мария Карпова: Спасибо!

Юрий Алексеев: Спасибо, до свидания!

Максим Скулачёв: Кроме вот этого замечательного существа, на которого мы только что посмотрели – это африканский грызун голый землекоп. Это грызун, то есть близкий родственник мыши, но отличается от неё, самое главное, тем, что мышь живёт порядка двух лет и за это время успевает постареть: она горбится, седеет, у неё всё плохо, чуть не Альцгеймер развивается, и потом она умирает от старости, а вот сколько живут эти существа неизвестно: эксперимент идёт уже больше 30 лет, они всё не умирают.

Мария Карпова: А что же такого в их организме, что они не стареют?

Максим Скулачёв: Это самый главный вопрос современной биологии, я бы сказал: как им это удаётся?

Мария Карпова: Но Вы их разрезали, смотрели?

Максим Скулачёв: Мы их активно изучаем, с сентября прошлого года они у нас завелись в МГУ, мы теперь наконец сумели не просто читать про них статьи или какие-то там образцы тканей исследовать, а получили полноценную колонию, они живут, как муравьи муравейниками, и, на самом деле, у них всё, как у инопланетян – это чудо-животные, но что нас интересует больше всего – это их энергетические станции, митохондрии, то, чем они вырабатывают энергию, не только они, а все мы, они у них очень странные, они у них похожи на митохондрии новорожденных, такое впечатление, что эти существа заморозили себя в состоянии крайней юности, пока ещё не запустилась программа старения организма, и поэтому они так здорово всех обманули и остаются такими юными и молодыми всю жизнь. Вообще, перед нами такая неслабая задача стоит – остановить старение человека.

Юрий Алексеев: Остановить старение равно продлить жизнь?

Мария Карпова: Или просто сделать её качественнее?

Максим Скулачёв: Скорее, Маруся, Вы правы – продлить период качественной жизни. Оказывается, что у нас внутри сидит «пятая колонна» – специальная система, у которой главная функция – «подрывная» деятельность: нас потихонечку отравляет специальными ядами, которые они синтезируют, и так сводит нас в могилу.

Мария Карпова: То есть наш организм…

Юрий Алексеев: Биологически у человека есть задача, допустим, продлить род, и поле этого он уже может умирать – организм запускается на саморазрушение?

Максим Скулачёв: Да-да, причём, на самом деле, он даже раньше запускается, до всякого продления рода.

Мария Карпова: Например, сколько лет человеку, когда запускается этот механизм?

Максим Скулачёв: Разные системы по-разному, например, иммунная система наша начинает стареть в 14 лет сразу после полового созревания.

Юрий Алексеев: То есть атака с разных сторон происходит, если можно так сказать?

Максим Скулачёв: Да, мышцы стареют после 25, поэтому футболисты так дешевеют ближе к 30. Когда стареют мозги вообще непонятно, у некоторых вообще не стареют, если ими пользоваться особенно, но так или иначе вот это «тиканье часов» начинается очень-очень рано, потому что это способ ускорить эволюцию, ускорить работу естественного отбора.

Юрий Алексеев: И Вы к этим митохондриям как-то подобрались, как-то можете фотографировать?

Максим Скулачёв: Да, мы вычислили яд, который они синтезируют, ну, это не мы, на самом деле, он давно известен, это свободные радикалы, очень активные вещества, просто всю жизнь считалось, что это некий неизбежный побочный продукт, а нам удалось показать, что это направленный сознательный вред, это часть работы генетической программы старения. Мы придумали вещество, которое залезает с точностью до нанометра внутрь этих самых митохондриий и ловит там свободные радикалы – вот такая, если на пальцах, очень простая штука. Чтобы сделать это быстрее, мы сначала замешали этот антиоксидант в глазные капли – это местный препарат, поэтому гораздо проще получить разрешение и начать работать с человеком, и вообще по нашим опытам на животных должно было получиться очень неплохое лекарство для глазных болезней, оно и получилось, и тот факт, что с глазными каплями нам вполне удалось, они уже прошли весь цикл клинических исследований, в аптеке продаются, ими сейчас лечатся пациенты, я надеюсь, замедляют старение своих глаз. Для нас был очень сильный звоночек, что это штука работает на человеке и можно переходить уже к другому препарату – тоже самое вещество, но в огромной дозировке для приёма внутрь, не только ни глаз, но и на весь организм.

Юрий Алексеев: И в такой форме теоретически он может действовать на весь организм, потому что Вы сказали, что очень много вот этих митохондрий?

Максим Скулачёв: Да-да-да, митохондрии есть везде: в мышцах, в мозге, в стенке кровеносных сосудов, где угодно и везде стареют.

Юрий Алексеев: Таблетки вот эти на людях уже попробовали?

Мария Карпова: Попробовали?

Максим Скулачёв: Первые несколько десятков добровольцев принимали постепенно увеличивающуюся дозу вещества, конечно, эксперимент не очень интересный был, потому что это разовый приём, за это время старение не остановишься, вещество довольно быстро выводиться из организма, это был, кстати, один из вопросов, на который мы получали ответ, а его нужно принимать каждый день, но самое главное, что потребовал от нас Минздрав – доказать, что оно не вредное. Некоторые жаловались на некоторое повышение общей тонусовой активности: кто-то в футбол играл слишком долго на следующий день…

Юрий Алексеев: Неделю без остановки.

Мария Карпова: Хотя ему 75.

Максим Скулачёв: Нет по правилам первая фаза исследований делается на молодых мужиках, поэтому были мужчины от 25 до 45 лет, и они себя прекрасно чувствовали в конце, и это даёт нам возможность продолжить уже клинические исследования на человеке, тут у нас есть несколько вариантов, мы можем перейти уже к больным пациентам с определёнными старческими болезнями, потому что если вещество действует на процесс старения, оно должно быть как бы на сдачу полезно при определённых болезнях: ревматоидный артрит, болезнь Альцгеймера.

Мария Карпова: Если всё сложится хорошо, в лучшем случае, когда Вы планируете выйти на массовый рынок?

Максим Скулачёв: Если совсем сейчас звёзды сойдутся…

Мария Карпова: Да, идеально, да.

Максим Скулачёв: Нам где-то тогда года 2 клинических исследований, ещё 1 год на оформление бумаг в Минздраве – 3 года, 4, то есть это вполне на нашем с вами веку произойдёт.

Мария Карпова: Да, мы с тобой попробуем.

Юрий Алексеев: Будем следить за этим проектом, спасибо Вам огромное, желаем Вам удачи!

Мария Карпова: Спасибо большое!

Максим Скулачёв: Спасибо!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски