Кира Прошутинская: Сейчас телевидение безжалостно к людям. Если оно так будет развиваться, то всё больше людей уйдут в интернет

Кира Прошутинская: Сейчас телевидение безжалостно к людям. Если оно так будет развиваться, то всё больше людей уйдут в интернет | Программы | ОТР

телевидение, программы, история, перспективы

2020-09-15T11:09:00+03:00
Кира Прошутинская: Сейчас телевидение безжалостно к людям. Если оно так будет развиваться, то всё больше людей уйдут в интернет
Готовим помидоры с чесноком и сыром по оригинальному рецепту
Подробности: Сергей Лукьянов
Как снимался «Мой зелёный крокодил»
Учим с ребёнком букву С
Новые «12 стульев» с Дмитрием Нагиевым и Дмитрием Назаровым – эксклюзивные кадры со съёмок
Подробности: Остап Бендер
29 сентября: Всемирный день сердца. День осеннего одиночества. День отоларинголога в России
Как снимали мультфильм «Последняя невеста Змея Горыныча»
Готовим завтрак с ягодами имени Кирилла Титова
Владимир Зайцев: Прожив жизнь, я понимаю, что, либо бес, либо ангел всю жизнь меня сопровождает и в ответственные моменты подталкивает
Гости
Кира Прошутинская
телеведущая, продюсер

Максим Привалов: Кира Александровна, здравствуйте!

Кира Прошутинская: Здравствуйте!

Максим Привалов: Огромное спасибо, что в свой день рождения вы с нами, мы хотим вас поздравить с этой прекрасной датой!..

Кира Прошутинская: Спасибо!

Максим Привалов: И надеемся, что сегодня проведём прекрасною беседу и вспомним много прекрасных страниц вашей биографии!

Кира Прошутинская: Спасибо вам, Люба, спасибо вам, Максим! Дата не осень хорошая и неприятная…

Любовь Наливайко: Да?..

Максим Привалов: Почему? Красивая очень.

Кира Прошутинская: Лучше, чтобы было лет на 40 поменьше.

ФРАГМЕНТ ПРОГРАММЫ «ПРЕСС-КЛУБ»

Максим Привалов: Вы давно и преданно служите профессии, да? Я уверен, вы застали рождение ведущих, которые сейчас стали большими звёздами…

Кира Прошутинская: Да.

Максим Привалов: Когда они только начинали. Или политиков: мы знаем историю про Жириновского, которого вы на съёмке почувствовали благодаря энергетике, да?

Кира Прошутинская: Да-да.

Максим Привалов: Вот такие истории бесценные не должны пропасть, может быть, вы как-то запишите их, передадите, издадите?

Кира Прошутинская: Знаете что, мои дорогие коллеги, я, честно говоря, не очень люблю мемуары, я люблю больше дневники, и вот свои дневники, к сожалению, я начала писать с 94-го года до сих пор и в этом году вот эта пандемия, момент, вообще-то, он очень многим помог, мне тоже, потому что у меня от руки было написано, что-то было опубликовано, то, что я давала, а вообще – это огромное количество тетрадей, многие даже не верили в то, что это существует, и я помню, пришёл один очень хороший журналист Андрей Ванденко и говорит?: «А покажите эти тетради». Когда я вынесла вот эту вот стопку, он говорит: «Это правда», – от руки написанных. И вот сейчас я их печатаю просто, а дальше уже, скорей всего, будет 2 или 3 книги, но это не мемуары, потому что всё равно, понимаете, существует аберрация памяти, когда ты как-то себе представляешь…

Максим Привалов: Плюс творческий вымысел, да.

Кира Прошутинская: Да, и потом придумывают, а я ничего не придумываю, потому что я пишу на следующий день, не в этот день, а иногда и в этот день.

Максим Привалов: Может быть, какая-то история о появлении будущего большого телевизионщика сейчас вспомнится вам?

Кира Прошутинская: Может быть, главный мой дар в том, что я как-то вижу, кто может стать звездой, и мы, честно говоря, никогда с Малкиным не считали, сколько людей вышло из «Авторского телевидения», потому что, ну, что их считать? А тут мне сказали, по-моему, то ли 60, то ли 70 звёзд – у нас такого количества звёзд нет.

Любовь Наливайко: А кто это, например? Как-то вы говорили, что Парфёнов, да?

Кира Прошутинская: Лёня Парфёнов, Яна Поплавская, Яна Чурикова, Дима Дибров, Валера Комиссаров…

Максим Привалов: Легче сказать, кто не.

Кира Прошутинская: Валдис Пельш.

Максим Привалов: А есть критерии какие-то? Вот вы говорите: «Я сразу понимаю»…

Кира Прошутинская: Не знаю, но я вижу, но я чувствую.

Максим Привалов: Это что на уровне энергетики?

Кира Прошутинская: Да, на уровне энергетики, наверно.

Максим Привалов: Так же, как с Жириновским вот эта история? Я просто хочу… может быть, не все знают…

Кира Прошутинская: Ещё раз рассказать в миллионный раз?

Любовь Наливайко: Да-да-да, расскажите про Жириновского.

Максим Привалов: Мне наши коллеги в аппаратной говорят: «Что за история? Хотим знать, что там с Жириновским?».

Кира Прошутинская: Я её много раз рассказывала… Расскажу ещё: это «Пресс-клуб», тогда мы не знали вообще, поскольку это шло в прямом эфире, и мы не знали, кто к нам придёт, как это всё будет – это был, по-моему, какой-то комплекс гостиничный «Измайлово» и там было много народа, кто-то приходил, кто-то уходил, и я сижу, это один из первых выпусков, я чувствую, что мне трудно, и я не могу повернуться, потом я думаю: «Что ж я буду мучиться?». Я поворачиваюсь и говорю: «Вы знаете, если можно, пересядьте, пожалуйста, в сторону, я не знаю вас, но мне очень тяжело, какая-то у вас энергетика». И он вскочил и сказал: «А! Вы не знаете! Вы меня скоро узнаете! Меня зовут Жириновский!». Он был очень яркий, он был очень нервный, и он был неизвестный.

ФРАГМЕНТ ПРОГРАММЫ «ПРЕСС-КЛУБ»

Кира Прошутинская: Я его знаю и за кадром: он стеснительный, тихий, обидчивый бывает человек, но как-то включается камера, с ним что-то происходит. И ещё один был момент: я… ну, все его любят приглашать, потому что, конечно, он даёт нам…

Максим Привалов: Шоу.

Кира Прошутинская: Зрительскую аудиторию, шоу и всё – он хороший актёр. И вот он кричит-кричит-кричит – это была программа «Народ хочет знать». «Владимир Вольфович, Владимир Вольфович! – молчит. Я говорю: «Володя!». И вдруг такая тишина, он говорит: «Что?» – вот так я его остановила. Это уже было много лет спустя.

Максим Привалов: Давно никто не называл человека по имени.

Кира Прошутинская: Никогда.

Любовь Наливайко: У вас такой большой список, где-то опять же прочитали, что вами сделано 130 проектов…

Кира Прошутинская: Да.

Любовь Наливайко: Огромное количество! А вы гордитесь каким из них?

Кира Прошутинская: Я считаю, что, конечно же, «Взгляд», который мы сделали с Малкиным, потом «Пресс-клуб», «Старая квартира», «100 вопросов взрослому», «Эх, Семёновна!», «Акуна Матата», «Времечко»…

Максим Привалов: И так по списку – все 130 проектов.

Кира Прошутинская: Даже «Минута славы», у нас был «Каталог Феллини» – это всё предтечи наших программ. Я не могу понять, как у нас это получалось.

ФРАГМЕНТ ПРОГРАММЫ «ВРЕМЕЧКО»

Максим Привалов: Давайте вот такую проведём аналогию: когда появилось радио, говорили, что оно убьёт журналистику печатную…

Любовь Наливайко: Но сначала театры пытались убить кино…

Максим Привалов: Потом телевидение должно было убить радио, потом появился интернет, который должен убить телевидение… Как вы думаете, всё угрожают и угрожают, так действительно будут развиваться события или нет?

Любовь Наливайко: Меняется эпоха?

Максим Привалов: Или СМИ будут развиваться параллельно, что вы думаете?

Кира Прошутинская: Смотря, как будет развиваться телевидение: если так, как она развивается сейчас, то, я думаю, всё больше и больше людей, тем более молодых, уйдут в интернет, потому что там больше информации, там больше каких-то интересных вещей, я не вижу, чтобы там были какие-то поиски по форме и сейчас… ну, что? Мы сидим и разговариваем и, может быть, это самое интересное, что придумано телевидением и вообще жизнью, когда люди обмениваются какой-то и информацией и энергетикой, и это даёт энергетику, и она переходит вот туда – в экран. А сейчас телевидение, конечно, очень утилитарно и, как вам сказать, оно безжалостно, мне кажется, оно безжалостно по отношению к людям, которых оно… понимаете, вот на что настроить, на что натравить, как воспитать, когда ничего не стыдно, когда я слышу бесконечные запикивания мата в эфире, когда ведущие позволяют себе то же самое. Я не ханжа абсолютно в этом смысле, но мне кажется, что всё-таки у нас есть како-то ощущение миссия, мне так кажется, у лучших программ это должно быть, мы не имеем права опускать людей. Я думаю, что многие руководители каналов, которые разрешают вот это всё, какую-то гадость в эфире, какую-то грязь, они не разрешают, наверно, своим детям смотреть это, они смотрят, наверное, мультики.

Максим Привалов: Мудрая мысль, очень мудрая!

Кира Прошутинская: Да.

Любовь Наливайко: Я думаю, что вообще многие работники телевидения не смотрят телевизор.

Кира Прошутинская: Это тоже о многом говорит, ведь раньше мы все смотрели.

ФРАГМЕНТ ПРОГРАММЫ «ТРАДИЦИОННЫЙ СБОР», ВЫПУСК «ГАРАЖ», 2002 Г.

Максим Привалов: Расскажите, как сегодня будет… вот закончится наше общение, потом что? Это будет домашняя история?..

Кира Прошутинская: Это будет дачная история.

Любовь Наливайко: Ага!

Кира Прошутинская: Дачная, да.

Максим Привалов: То есть там уже сейчас уголь, шашлыки или что?

Кира Прошутинская: Да всё там будет, я так надеюсь, и я рада тому, что люди, с которыми я работала когда-то, всё равно каким-то образом считают, что вот этот… в прошлом году я сижу на даче и говорю: «Я не праздную». Они говорят: «А мы приедем!». Я говорю: «Я не буду готовить в этот раз». Они говорят: «А мы приготовим!».

Максим Привалов: Со своим, да.

Кира Прошутинская: И приезжают, в основном, конечно, у нас женский, как везде, коллектив, и приезжают мои девочки и мальчики с сумками, со всем, и это был один из лучших моих дней рождения, потому что когда это было много, когда человек по 300 в «Авторском телевидении», для меня это… как вам сказать, ну, это не моя жизнь, я не тусовочная, во-первых, и, во-вторых, не такая тщеславная, чтобы… Сейчас должны быть люди только самые какие-то близкие, которые помнят.

Максим Привалов: Кира Александровна, признайтесь нам честно: на даче писать книгу – это замечательно…

Кира Прошутинская: Да.

Максим Привалов: Но, мне кажется, что это не про вас.

Любовь Наливайко: У вас столько энергии!

Максим Привалов: Мне кажется, очень скоро или, может быть, уже…

Кира Прошутинская: Максим и Люба, Люба и Максим…

Максим Привалов: Новый проект.

Кира Прошутинская: Первый раз в жизни я сказала себе – стоп, и это такое счастья, когда я не должна ни за кого отвечать, не должна готовиться была к передачам, не должна думать: «Приедет или не приедет наш герой? Опоздает он или не опоздает? В каком он настроении? Напишут ли мои замечательные девочки хороший бэкграунд?».

Любовь Наливайко: Здорово, но, знаете, это такой день всё-таки, когда можно загадывать желания, вы бы сами себе, может быть, что б пожелали?

Кира Прошутинская: Покоя…

Максим Привалов: Который нам только снится, как обычно.

Любовь Наливайко: Это нам снится.

Кира Прошутинская: Я приехала в Москву с дачи и сегодня уже не спала, потому что здесь другая энергетика, другой воздух, а там действительно покой какой-то, с одной стороны, а, другой стороны, когда мне надоест этот покой, как вы говорите, энергии много, чтобы получила то, что мне интересно, но чтоб я ни за кого не отвечала, отвечала только за себя.

Максим Привалов: Пусть так и будет!

Любовь Наливайко: Пусть будет!

Максим Привалов: Пусть будет непременно!

Кира Прошутинская: Пусть!

Любовь Наливайко: Будет!

Максим Привалов: Мы ещё раз поздравляем вас с днём рождения!

Кира Прошутинская: Спасибо!

Любовь Наливайко: Спасибо вам большое!

Максим Привалов: Мы благодарим, что вы сегодня стали нашей гостьей, нам было несказанно приятно пообщаться, всех благ и до скорой встречи!

Кира Прошутинская: И я вам хочу сказать, Люба и Максим, с вами правда хорошо!..

Любовь Наливайко: Спасибо!

Кира Прошутинская: Потому что вы интересующиеся, не формально, спасибо вам!

Любовь Наливайко: Спасибо, нам очень приятно!

Максим Привалов: Спасибо огромное, спасибо!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)