Композитор Александр Зацепин: В песне музыка, исполнитель, голос, аранжировка и запись – все должно быть на высоком уровне, тогда она, может быть, станет шлягером. 12 сентября

Композитор Александр Зацепин: В песне музыка, исполнитель, голос, аранжировка и запись – все должно быть на высоком уровне, тогда она, может быть, станет шлягером. 12 сентября | Программы | ОТР

музыка, композитор, Александр Зацепин, песни кино, шлягер

2020-09-12T10:58:00+03:00
Композитор Александр Зацепин: В песне музыка, исполнитель, голос, аранжировка и запись – все должно быть на высоком уровне, тогда она, может быть, станет шлягером. 12 сентября
Готовим помидоры с чесноком и сыром по оригинальному рецепту
Подробности: Сергей Лукьянов
Как снимался «Мой зелёный крокодил»
Учим с ребёнком букву С
Новые «12 стульев» с Дмитрием Нагиевым и Дмитрием Назаровым – эксклюзивные кадры со съёмок
Подробности: Остап Бендер
29 сентября: Всемирный день сердца. День осеннего одиночества. День отоларинголога в России
Как снимали мультфильм «Последняя невеста Змея Горыныча»
Готовим завтрак с ягодами имени Кирилла Титова
Владимир Зайцев: Прожив жизнь, я понимаю, что, либо бес, либо ангел всю жизнь меня сопровождает и в ответственные моменты подталкивает
Гости
Александр Зацепин
народный артист РФ, композитор

Любовь Наливайко: Александр Сергеевич, здравствуйте!

Максим Митченков: Здравствуйте!

Любовь Наливайко: Мы рады видеть вас в нашей студии! «Операция «Ы» – это первый фильм, когда вы начали сотрудничать с Леонидом Гайдаем, но вы же, по сути, попали к нему случайно…

Александр Зацепин: Я и в жизни появился случайно: папа с мамой познакомились и решили пожениться, а если б не поженились, я бы не появился, значит случайно. А Гайдай работал с Богословским…

Максим Митченков: Да.

Александр Зацепин: И вдруг Богословский поссорился с ним, и образовался вакуум, Гайдай искать начал композиторов, и Нина Гребешкова, его жена, мне сказала: «Я Лёне сказала: «Возьми молодого композитора Зацепина, у него хорошая песня – «Надо мной небо синее».

Максим Митченков: Да.

Александр Зацепин: «Песню я знаю – хорошая, но я не знаю, как он напишет эксцентрику, я буду думать, я буду думать…». Но потом всё-таки…

ФРАГМЕНТ Х/Ф «ОПЕРАЦИЯ «Ы» И ДРУГИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ШУРИКА»

Александр Зацепин: В то время это была, как реклама, знаете, фильм шёл обязательно неделю во всём Советском Союзе.

Максим Митченков: В прокате, вы имеете ввиду, в кинотеатрах?

Александр Зацепин: Да, в прокате, и если песня трогала людей, значит она сразу же по всему Союзу распространялась.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «БЕЛЫЙ РОЯЛЬ»

Максим Митченков: Но ваши песни… вы представляете, сколько лет этим фильмам, а ваши песни мы до сих пор поём, мы все их знаем наизусть.

Любовь Наливайко: Все, любой человек.

Александр Зацепин: А вот фильм я вам назову: «Отважный Ширак» – вы не знаете, а песню оттуда вы знаете – «Волшебник-недоучка».

Любовь Наливайко: Вот так вот, песня…

Александр Зацепин: Поэтому я брался за фильм, чтобы как-то протолкнуть песню.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «ОТВАЖНЫЙ ШИРАК»

Любовь Наливайко: Но когда вы приступили к работе над «Операцией «Ы», в сценарии какие у Гайдая были ремарки?

Александр Зацепин: Он мне дал сценарий, я прочитал, продумал, думаю: «Да, такая эксцентрика сразу видна», – тем более я ещё увидел и «Самогонщики» и «Пёс Барбос и необычный кросс»…

Максим Митченков: Да.

Александр Зацепин: У Богословского там была хорошая музыка, но просто в другом плане совсем: он с оркестром народных инструментов делал, а я иначе совершенно – у каждого свой почерк, но можно и так и так делать, конечно. Всегда в сценарии ремарки такие режиссёра: «Здесь – марш, здесь – вальс, здесь – галоп». Галоп, вальс, марш – больше ничего там не было. Конечно, галоп я не собирался писать, особенно галоп и вальс, и я написал своё и как раз, когда один раз я пришёл к Гайдаю до того, как я музыку написал, экспликацию номеров своих, и увидел у него вот такой толщины сценарий, а меня он дал вот такой толщины, тоненький, мне, конечно, стало завидно, потому что там художник у него на каждой странице каждый кадр рисовал.

Максим Митченков: Да, раскадровка.

Александр Зацепин: Да, раскадровка и очень красочно и интересно. И вот там мне и подсказала, что, например, Смирнов играл верзилу, когда он палку отдирает от душевой…

Максим Митченков: С которым в автобусе они подрались, правильно?

Александр Зацепин: Бежит с копьём там, и он там на рисунке был, что он чёрный бежит…

Максим Митченков: Да-да.

Александр Зацепин: И я думаю: «Надо самбу сделать, сделаю самбу».

ФРАГМЕНТ Х/Ф «ОПЕРАЦИЯ «Ы» И ДРУГИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ШУРИКА»

Александр Зацепин: И Гайдай меня потом спрашивал: «А почему ты решил вот здесь самбу? – я ему объяснил, – а, ну да, а в автобусе музыку ты пишешь: тут фонограмма какая-то на фортепиано и аккордеоне и какой-то искусственный бас, и фортепиано будет на двойной скорости и будет такой: та-та-та – нервный очень аккомпанемент, а на это будет писать обычный нормальный оркестр».

ФРАГМЕНТ Х/Ф «ОПЕРАЦИЯ «Ы» И ДРУГИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ШУРИКА»

Максим Митченков: Гайдаю понравилась вся музыка, которые вы написали или были какие-то композиции, которые он не принял.

Александр Зацепин: Сначала у него были какие-то подозрения, иногда: «Так, а вот эту музыку написал, может быть, ты её уже какому-то написал, какому-то режиссёру другому, а он у тебя не принял её, а ты мне её принёс?». Я говорю: «Давайте я другую напишу». И потом, когда я ему по 2 варианта стал давать, он, конечно… со следующего фильма уже полное доверие было, сначала подозрительно так относился. И я Гайдаю предлагал сделать песню в третей новелле, когда особенно финал: окно и видно их силуэты близко к друг другу…

Максим Митченков: Да.

Александр Зацепин: Я говорю: «Давай сделаем здесь песню». «Нет, не надо песню». Я ему раза 2 сказал: «Ну, тема уже есть, вот из этой темы мы и сделаем песню». «Нет-нет». А потом мне Гайдай всё время говорил: «Вот ты не настоял, а сейчас бы песня осталась».

ФРАГМЕНТ Х/Ф «ОПЕРАЦИЯ «Ы» И ДРУГИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ШУРИКА»

Максим Митченков: А вы помните премьеру «Операции «Ы»? Когда вы посмотрели весь фильм со всей музыкой вы всем остались довольны?

Александр Зацепин: Бывает, конечно, что я недоволен чем-то, что нужно было вот так сделать, так же и режиссёр говорит: «Эх, вот надо было вот так сделать!».

Максим Митченков: «Не дожал где-то».

Александр Зацепин: Это естественно.

Максим Митченков: После «Операции «Ы» какая работа с Гайдаем была следующая?

Александр Зацепин: «Бриллиантовая рука».

Максим Митченков: Сложно было или нет? Там всё-таки песен побольше, чем в «Операции «Ы».

Александр Зацепин: Да, но там интересно мне, конечно, было: разные герои, разные образы.

Любовь Наливайко: «Остров невезения», кажется вообще получился случайно, эту песню не планировали, да?

Александр Зацепин: Да, это поэт Лёня Дербенёв, с которым я всегда работал, как-то ко мне: «Я сейчас привезу тебе одну песню…». Я говорю: «Ну, давай». Я почитал «Остров невезения» – мне очень понравилось, такая остроумная и здорово сделана. Я говорю: «Ты знаешь, я напишу», – и вот как-то сразу у меня родилась мелодия, написал, на магнитофон наиграл и помчался к Гайдаю. И Лёне приношу, он послушал, посмотрел, говорит: «Песня мне очень нравится, но у меня нет метража – куда я вставлю?». Я говорю: «Вот там, что они о погоде говорят? Пускай вон там и споют». Он так и сделал.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «БРИЛЛИАНТОВАЯ РУКА»

Александр Зацепин: Между прочим, Пырьев, худрук объединения, тоже сказал: «Лёня, вот эта песня никому не нужна, никто её петь не будет, она задерживает действие, ты её убери». Он, конечно, не убрал.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «БРИЛЛИАНТОВАЯ РУКА»

Александр Зацепин: И тоже самое про «Кавказскую пленницу» – «Песенка о медведях»…

Максим Митченков: Да.

Александр Зацепин: Тоже самое сказал Пырьев.

Максим Митченков: Чтобы убрать её?

Александр Зацепин: «Песня непопулярная, они никому не будет интересна – на задерживает действие».

ФРАГМЕНТ Х/Ф «КАВКАЗСКАЯ ПЛЕННИЦА, ИЛИ НОВЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ШУРИКА»

Максим Митченков: Есть у вас какой-то секрет, как вам удаётся?..

Любовь Наливайко: Как написать хит, да?

Максим Митченков: Это всенародно любимые песни, я не знаю даже, подходит сюда слово «хит» или нет, но правда, эти песни живут десятилетиями их правда поют, вот сейчас спроси любого – «Песню про медведей» запоёт каждый.

Александр Зацепин: Спасибо, дело в том, что я считаю, что, по большому счёту, это так должно быть: музыка, стихи, исполнитель, певец…

Максим Митченков: Голос, да.

Александр Зацепин: И аранжировка и запись, конечно, включая в это, на одном уровне высоком – тогда это будет, может быть, шлягер.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «БРИЛЛИАНТОВАЯ РУКА»

Любовь Наливайко: Ведь это же не просто песню написать, это же нужно уметь читать, Вы даже сами как-то в интервью говорили, потому что мелодию нужно написать – точно в хронометраж попасть, здесь, получается, не так уж много творчества, много прямо ремесла?

Александр Зацепин: Песня, конечно, пишется свободно, а вот музыка иллюстративная, как трек, который идёт – погоня, допустим, ещё что-то, в автобус Шурик сажает своих – вот эта музыка должна точной быть от секунды до секунды, сейчас это просто, потому что сейчас в компьютере у тебя экран, ты видишь где и тут же ноты.

Максим Митченков: У тебя секундомерчики везде.

Александр Зацепин: Ты знаешь, как это всё написать и всё.

Максим Митченков: Да.

Александр Зацепин: А там было всё совершенно не так, всё наоборот, ухо почесать нужно вот так, потому что всё в метрах было, я сидел за монтажным столом, проверял какой-то эпизод, отмечал какие-то моменты, где надо акцент сделать или тему начать, или ещё что-то, и всё это в метрах писал: 23 метра 17 сотых…

Максим Митченков: Метры переводить в секунды – особое искусство.

Александр Зацепин: Да.

Любовь Наливайко: Вот творчество, да?

Максим Митченков: Да.

Александр Зацепин: И потом надо было включить метроном, который «тик-тик-тик…».

Максим Митченков: Да.

Александр Зацепин: Какой-то определённый темп найти, чтобы всё это как-то укладывалось, но чтобы сначала музыка, чтобы, конечно, тот темп, потому что Гайдай, когда слушал, всегда говорил: «Мне нравится, хорошо, а быстрее нельзя?». На все номера: «А быстрее нельзя?».

Максим Митченков: А вообще вы частно пишите мелодию на готовые стихи или сначала рождается мелодия?

Александр Зацепин: Сначала мелодия.

Максим Митченков: Всегда.

Александр Зацепин: Я всегда опережаю, у меня всегда есть запас какой-то, как поэтов, у них есть черновики, он где-то идёт-идёт, а ему приходит в голову четверостишие, он его записывает, и оно лежит-лежит, потом оно превращается в какое-то стихотворение или в песню или во что-то, также у композитора есть.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!»

Александр Зацепин: И каждый день я сажусь за инструмент, начинаю смотреть свой эскиз, потом его забраковать, потом руки сами начинают играть, как они играют, я не знаю, кто там командует, или просто даже бывает во сне приходит мелодия.

Любовь Наливайко: Во сне?

Александр Зацепин: Но во сне, как правило, всё плохое, потому что самокритики никакой во сне не бывает, всё хорошо, всё замечательно, всё изумительно, потом просыпаешься – плохо, ничего ночью не сделал.

Максим Митченков: Помимо работы с кино у вас же были популярные певцы и певицы, с кем вам комфортно работалось?

Александр Зацепин: С Пугачёвой, конечно, было очень интересно работать, прекрасно.

Максим Митченков: Конечно.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «ЖЕНЩИНА, КОТОРАЯ ПОЁТ»

Александр Зацепин: Во-первых, она всегда отдавала душу, чтобы записать песню действительно и понимала текст, как его выразить, чтобы это было действительно понятно, о чём эта песня, а не просто протарабанить текст, как иногда: «Та-та-та-та, до свидания, лето, до свидания, до свидания, лето, до свидания» – и всё. Она действительно придумывала, с ней было интересно работать и профессионал был настоящий.

ФРАГМЕНТ ВЫСТУПЛЕНИЯ АЛЛЫ ПУГАЧЁВОЙ

Максим Митченков: В фильме «31 июня» Анциферова пела ваши песни, да?

Александр Зацепин: Да-да.

Максим Митченков: Как над этим фильмом работали?

Александр Зацепин: Это в моей студии записывались все песни, и когда Лёня Квинихидзе, режиссёр, ну, он у меня уже был не раз, мы были знакомы, он говорит: «Ты знаешь, мой звукооператор, когда я ему сказал, что будем у Зацепина дома писать, он говорит: «Как это дома?», – думает на каком-нибудь ширпотребе мы будем писать музыкальные фильмы». В общем, он говорит: «Да вы что!». А он говорит: «Там у него студия». «Нет, я хочу посмотреть», – вот он пришёл.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «31 ИЮНЯ»

Любовь Наливайко: У вас же была своя студия, как вы умудрились её собрать?

Александр Зацепин: Что для этого сначала нужно? Нужно хорошую квартиру, чтоб хотя бы был 45 метров зал, хотя бы всё-таки – это я искал год, нашёл на Ржевском переулке в центре особняк старый вот с такими стенами в 3 кирпича в длину…

Максим Митченков: О-о-о!

Александр Зацепин: 3 кирпича вот эта стена – ничего не слышно нигде, потолки высокие, перекрытие между квартирами, когда меняли пол вот такое, то есть, когда я вставал, до сиз пор мне пол. Значит, первое – квартира. Теперь год – ремонт, потому что всё надо было переделать, там у меня архитектор был, а у меня же ещё не только зал, чтоб он был для приёма, так сказать, гостей или кого-то, а чтобы это была и студия, куда придут скрипачи 12 человек….

Максим Митченков: Музыканты, да.

Александр Зацепин: Музыканты, и это тоже проблема была. По поводу звука – акустика тоже: стены надо было, вот такие рейки, стекловата, фанера разного диаметра, чтоб глушила звук, потолок подвесной, плюс к этому нужно аппаратуру, а что я пойду в магазин и куплю?

Любовь Наливайко: Ничего не было.

Александр Зацепин: Это всё надо сделать было, значит на заводе, где-то я проник, сделали мне протяжку на дюймовую ленту, на такую широкую ленту. Теперь дальше: нужны головки – это на каком-то… «почтовый ящик» раньше назывались военные заводы и вот там сделали головки. А пульт сделать, а все линейки, а вот эти микшеры – где их купить? Можно было тогда уже ехать в соцстраны, я в Венгрию поехал, там купил микшеры, которые на пульте, узкие нормальные.

Максим Митченков: То есть вы буквально сами собирали своими руками?

Александр Зацепин: 2 года – это минимум прошло.

Любовь Наливайко: А вы расстроились из-за того, что фильм был под запретом? «31 июня», столько работы было.

Александр Зацепин: Конечно, печально было как-то, один раз показали, причём в такое время, где-то, по-моему, в 7 часов, ни то ни сё, люди с работы едут или что-то готовят, и всё, потом 7 или 8 лет на полке лежал – обидно.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «31 ИЮНЯ»

Максим Митченков: То есть в народ музыка-то ушла, люди всё равно её знали и слушали?

Александр Зацепин: Да-да, ушла.

Максим Митченков: А как родилась музыка к песне «Есть только миг»?

Александр Зацепин: «Есть только миг», вы знаете, может быть, это не очень поэтично я вам скажу, но эта песня была написана до «Земли Санникова».

Максим Митченков: До самого фильма, да.

Александр Зацепин: То есть музыка у меня была «Земли Санникова», как говорится, в загашнике была эта мелодия. Если бы я опять сочинял, я бы опять в таком плане сочинил, а потом уже Лёня Дербенёв, по-моему, написал очень хорошие стихи.

Максим Митченков: Да, стихи потрясающие.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «ЗЕМЛЯ САННИКОВА»

Максим Митченков: А вообще в целом вы к современному кинематографу, с точки зрения профессии, как относитесь? Хотели бы больше писать для современных фильмов?

Любовь Наливайко: Вдохновляют ли сюжеты?

Максим Митченков: Да.

Александр Зацепин: Понимаете, сейчас большинство режиссёров идут по пути, что нужна им такая музыка «экшн», так это называется – это всё от плохой жизни началось на Западе, композитор там стоит, на Западе, дорого, надо 100 тысяч долларов заплатить, а взять музыканта, который делает вот этот «экшн» на каком-то инструменте, нервное что-то – это мне напоминает, знаете, как в 20-е годы были…

Максим Митченков: Тапёры.

Александр Зацепин: Тапёры играли на рояле, вот гроза: «Па-па-па-пам». Радость какая-то: «Та-ра-та-ра-там». А что он играет, он потом и не помнит и никому это не нужно, и никто это не издавал. И вот сейчас, только это другим путём – электроника идёт, примерно такое же…

Максим Митченков: 100 лет прошло, а ничего не изменилось!

Александр Зацепин: Которое отдельно слушать нельзя, она создаёт настроение какое-то, когда вместе с экраном, но самостоятельного значения она не имеет, и я не хочу это писать.

Любовь Наливайко: Вот знаете, вы как-то делились, что когда вы ещё учились в консерватории, вам тогда ещё заложили преподаватели такую мысль о том, что надо много работать, вдохновлённый или нет, работать и работать…

Александр Зацепин: Всё правильно.

Любовь Наливайко: И вы говорили, что вы в таком режиме много часов в день, несколько часов работаете, это и сейчас так?

Александр Зацепин: Сейчас да, я раньше не вставал в 7 утра, а теперь встаю в 7 утра почему-то, может быть стал старый, потом у меня же сейчас зарядка, сейчас у меня 30 минут, я же ещё отболел этим вирусом…

Максим Митченков: Да.

Александр Зацепин: 2 недели был в больнице, 2 недели – карантин, но в лёгкой форме как-то всё это обошлось, там что-то есть немножко в лёгких, но сказали, что через месяцев 5 это всё пройдёт.

Максим Митченков: Дай Бог вам здоровья!

Александр Зацепин: Но сказали дыхательную зарядку ещё делать, вот я делаю свою – несколько упражнений из йоги, то, что Лёня Дербенёв делал, он мне показал мне одно упражнение. Я считаю, что мне это полезно, время, конечно, пропадает – жалко, но, а как? Если быть нездоровым, значит работать не сможешь – приходится делать. Потом сажусь с 8 до 9 уже чуть-чуть поработаю, потом позавтракаю…

Максим Митченков: Вы с этого начинаете, да?

Александр Зацепин: В 9 завтракаю и после сажусь уже до обеда работаю, потом пообедаю, 10 минут у меня расслабление такое по-йоговски, и через 10 минут я как огурчик работаю снова.

Максим Митченков: Вы, как Штирлиц: «Через 20 минут он проснётся…», – помните в «Семнадцати мгновениях весны»?

Александр Зацепин: Да, и всё.

Максим Митченков: И дальше работать до вечера?

Александр Зацепин: И за клавиши компьютера, теперь всё на компьютере.

Максим Митченков: С компьютером проще стало?

Александр Зацепин: С одной стороны, конечно, проще, но всё-таки какая бы ни была программа, она любит иногда зависать.

Максим Митченков: Есть такое, да.

Александр Зацепин: Или глючить.

Максим Митченков: Мы говорили, что ваша музыка всегда современная: и во времена «Битлз» вы писали роковые мелодии, потом писали и диско и твист…

Александр Зацепин: Да.

Максим Митченков: А что вы слушаете, когда вы пишите такую музыку, вот, например, сейчас?

Александр Зацепин: Ничего.

Максим Митченков: Ну, как?

Александр Зацепин: Я не успеваю, все композиторы не успевают слушать. Вы знаете, в Доме композиторов был ресторан, может быть, сейчас он и сохранился, и в этом ресторане музыки никогда не было, во всех Домах творчества, которые у нас были, никогда никакая музыка не играла, потому что это всё равно как если человек чем-то другим занимается, и он приходит, а ему опять его же профессия.

Максим Митченков: Но как тогда можно понять, что сейчас модно?

Александр Зацепин: Что-то я урывками слышу, например, я обедаю, я включаю телевизор, допустим, включаю вашу программу, смотрю иногда.

Максим Митченков: Это приятно!

Александр Зацепин: Да, успеваю. А потом, когда мне смотреть? Я не успеваю своё делать.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!»

Максим Митченков: Сейчас, когда вы слышите, например, свои песни где-нибудь на радио или на телевидении, как реагируете? Или привыкли к этому и всё уже – пропускаете мимо ушей?

Александр Зацепин: Уже сейчас как-то не волнует, а, с другой стороны, иногда думаешь: «А ведь прошло-то сколько лет!».

Максим Митченков: Да.

Александр Зацепин: «Но ведь играет слава богу – значит кому-то нужно это».

ФРАГМЕНТ ВЫСТУПЛЕНИЯ АННЫ ЛОРАК

Любовь Наливайко: Вы написали музыку, могу ошибаться, к 120 фильмам, 300 песен, больше 300. А есть у вас какой-то личный хит-парад, может быть, самые любимые?

Александр Зацепин: Обычно у меня всегда было так, что новая песня рождалась и становилась если популярной, вот она была самая любимая, как, знаете, у многодетной матери родился 11-й ребёночек или 10-й – вот он самый хороший.

Максим Митченков: Самый младший – самый любимый.

Александр Зацепин: Да.

Максим Митченков: И у вас так же?

Александр Зацепин: Да, так.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «ФАНТАЗИИ ВЕСНУХИНА»

Максим Митченков: Мы хотим пожелать вам, чтобы эти песни всегда оставались нужными, чтобы их пели и дальше все!..

Александр Зацепин: Спасибо большое!

Максим Митченков: И вам… не знаю, сказать, что мы ждём новой музыки от вас? Потому что мы очень любим музыку, которую вы создаёте.

Александр Зацепин: Мой менеджер выпустил сейчас 7 виниловых пластинок…

Максим Митченков: Это для ценителей.

Александр Зацепин: Да, и на них вся музыка из многих фильмов: «Красная палатка», «Земля Санникова», «Капитан Немо» и другие, как бы саундтреки.

Максим Митченков: Да.

Александр Зацепин: Вся музыка, которая за кадром, которую человек иногда не воспринимает, то есть он смотрит сцены – в основном нужно диалог слушать, что-то там играет, но оно создаёт какой-то темп или создаёт настроение, эта музыка…

Максим Митченков: Да.

Александр Зацепин: Но он может её и не слышать, а убрать если, тогда он почувствует, что что-то не то, не хватает – вот эта музыка как раз вся теперь издана.

Максим Митченков: Все слушаем ваши мелодии, ваши песни и ждём новых!

Александр Зацепин: Спасибо!

Максим Митченков: Спасибо вам огромное!

Любовь Наливайко: Спасибо вам большое!

Александр Зацепин: Спасибо!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)