Лариса Лужина: 1962 год. Нам запрещали танцевать твист. Во ВГИКе администратор всё выдергивал из розетки, чтобы студенты не танцевали

Гости
Лариса Лужина
Народная артистка РСФСР, актриса

Мария Карпова: Этот хит «Mon Credo» Поль Мориа написал специально для Мирей Матьё вместе с поэтом Андре Паскалем в 1966. Всего Поль сочинил для очаровательной француженки около 50 песен.

Максим Митченков: А у нас в гостях сегодня актриса, которой тоже посвящали песни и не кто-нибудь, а сам Владимир Высоцкий.

Мария Карпова: Да, я помню: «Но что ей до меня — она была в Париже, и сам Марсель Марсо ей что-то говорил!». Высоцкий это написал о Ларисе Лужиной, которая уже в соседней студии.

Максим Митченков: Лариса Анатольевна, очень рад Вас видеть у нас! Поздравляем Вас с днем рождения, примите, пожалуйста, вот такой букет!

Лариса Лужина: Спасибо большое, какой красивый, спасибо!

Максим Митченков: Мы тут выяснили, когда готовились в интервью, что Вам цыганка нагадала невероятный успех у мужчин, это, очевидно, сбылось, а успех в актерской профессии Вам тоже кто-то нагадал или нет?

Лариса Лужина: Нет, мне никто не гадал, просто я была маленькая, про мужчин – это я так понимаю, что она так сказала, просто увидела в коляске, мама со мной гуляла, волосы у меня были длинные для 3-х или 6-месячной, и она посмотрела и сказала: «У нее будет очень много мужчин, но останется в одиночестве». Так что она все правильно нагадала, так я и осталась в одиночестве.

Мария Карпова: Почему Максим спрашивает не гадала ли цыганка успех в актерской карьере, потому что в принципе удивительно: Вы не поступили в театральный, пошли работать на подиум, да?

Лариса Лужина: Так получилось, да.

Мария Карпова: И там уже Вас увидела ассистент режиссера?

Лариса Лужина: Конечно, я об этом мечтала, с детских лет выступала. Всегда вспоминаю историю: я же блокадница и прожила всю блокаду в Ленинграде, но нас в конце блокады эвакуировали в Ленинск-Кузнецкий – это была деревня, сейчас это большой город…

Максим Митченков: Сейчас город, да.

Лариса Лужина: А там, как оказалось, был какой-то маленький мясокомбинат, мама устроилась туда работать, и они устроили нам в детском саду елку и каждый что-то читал, кто-то пел: «Мы матрёшеньки, мы хорошенькие, щёчки кругленькие, сами пухленькие…» – до сих пор помню. Я читала стихотворение Твардовского «Исповедь танкиста».

Максим Митченков: Ух-ты…

Лариса Лужина: Да. В общем-то, большое стихотворение достаточно серьезное, а кто меня научил – не помню, честно говоря, мне было тогда 3,5, около 4-х лет, и я видно его читала, наверно, хорошо, я думаю, потому что стояли вокруг женщины, мужчин почти не было…

Максим Митченков: Плакали?

Лариса Лужина: Да, трогательно очень стихотворение, и меня тогда директор мясокомбината взяла на руки, и она мне подарила… там тарелка стояла, видимо, для нас приготовлено было, жарились котлеты, и она мне подарила котлету мясную.

Мария Карпова: То есть Ваш первый гонорар это была котлета.

Лариса Лужина: Это был первый гонорар за мое выступление и тем более для блокадного ребенка, который забыл, как пахнет мясо вообще…

Максим Митченков: Это серьезный гонорар

Лариса Лужина: Я говорю, что я вспоминаю этот запах котлету и вкус, мне кажется, что лучшего ничего в жизни не ела и ни разу не попробовала такой вкусной котлеты, какой мне было там подарено.

Максим Митченков: Потом Вы много раз ездили за границу представлять фильмы и в Каннах у Вас был случай, после которого Фурцева ругалась на Вас?

Лариса Лужина: 1962 год, тогда в моде был твист, а нам запрещали его танцевать, во ВГИКе, когда был какой-то вечер, Новый год, и кто-то включал твист, твистовую музыку, как говорится, тут же прибегал к нам администратор, тут же всё выдергивал из розетки, даже электроэнергию выключали, чтобы только студенты твист не танцевали.

Максим Митченков: Но все равно Вы знали, что это за музыка, все равно слушали, танцевали, да?

Лариса Лужина: Хорошо, что я попала в общагу – это другой мир…

Максим Митченков: Свой мир, да…

Лариса Лужина: А у нас там иностранцев много училось, и, конечно, мы там учили, всё знали и умели танцевать всё, что могли.

Максим Митченков: И в итоге в Каннах надо было твист танцевать?

Лариса Лужина: Ко мне чернокожий подходит, он их Парижа, как сейчас помню, он на режиссерском учился у Ромы, говорит: «Лариса, а ты твист умеешь танцевать?». Я говорю: «Нет, не умею, нам не разрешают». Он говорит: «Ну, как же ты поедешь в Париж, во Францию, в Канны, а ты не умеешь танцевать, вдруг тебя пригласят? Давай я тебя научу хотя бы элементарным движениям». Вот, он меня и поучил. Я, конечно умела и мне пришлось танцевать, потому что меня как раз, действительно, пригласил американец, какой-то журналист на банкете нашей делегации, я отказалась, но Сергей Аполлинариевич Герасимов – глава делегации, мой педагог, мастер, у него же мастерскую заканчивала, он говорит: «Моя студентка всё должна уметь делать, иди танцуй». И, собственно, он меня вытолкнул просто в этот танец, и я стала танцевать. Там получилось так, что все почему-то остановились, видно, этот журналист, он сам пригласил, а подставил латиноамериканца, который выделывал там неимоверные вещи: на мостик вставал, на шпагат садился, он вытворял черте что, а я просто легонько возле него давила сигарету, как говорится.

Максим Митченков: Да, да, да. Я так понимаю, за это легонько Вы потом не легонько получили совсем, да?

Лариса Лужина: Да, потому что этот же журналист стал всё фотографировать, все вокруг остановились, и такая фотография есть: все почему-то стоят и смотрят на мои ноги и на развороте в «Пари Матч» – это считался рекреационный журнал, внутри на развороте появилась фотография: сладкая жизнь советской студентки, и это всё попало к Фурцевой…

Максим Митченков: На стол.

Лариса Лужина: И она, конечно, возмутилась дико и в следующий фестиваль в Карловы Вары она меня вычеркнула из состава делегации.

Мария Карпова: Но Герасимов же защитил Вас, да?

Лариса Лужина: Герасимов, Ростоцкий, Чухрай, если бы они не встали за меня горой, то моя карьера могла бы на этом закончиться, собственно, они встали, он сказала: «Ладно». Видимо, так надоели ей эти мужчины, которые пришли за меня просить, сказала: «Ладно, пусть едет». И так меня снова включили.

Максим Митченков: У Вас сегодня творческий вечер, юбилейный вечер, да?

Лариса Лужина: Юбилейный, да, в «Доме Кино».

Максим Митченков: Кто будет сегодня поздравлять?

Мария Карпова: Расскажите, как это будет происходить?

Лариса Лужина: Я не знаю, надеюсь, что будут актеры, с которыми я общаюсь, с которыми мы симпатизируем друг другу, должен быть Саша Михайлов и Дима Харатьян, Сергей Никоненко, Азиза – певица, Катя Семёнова – актриса и Катя Семёнова – певица должна быть у меня в гостях, то, что много.

Максим Митченков: У Вас сегодня и банкет, и вечер, все будут Вас поздравлять, нам очень приятно, что мы одни из первых, если не первые поздравляем.

Лариса Лужина: Спасибо большое!

Максим Митченков: Спасибо, что пришли к нам в гости, еще раз с днем рождения!

Лариса Лужина: Спасибо вам за эти прекрасные фотографии, потому что многие из них я даже не видела, у меня их нет в моем архиве.

Мария Карпова: Вам спасибо за роли!

Лариса Лужина: Спасибо!


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Актрисе исполнилось 80 лет!

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты