Лев Прыгунов – об Эфросе, съёмках в иностранных фильмах и о своей любимой роли

Гости
Лев Прыгунов
народный артист Российской Федерации, актёр, художник, поэт

Любовь Наливайко: Лев Георгиевич, здравствуйте!

Максим Привалов: Здравствуйте, поздравляем вас с днём рождения, спасибо, что вы с нами! Пожалуйста, присаживайтесь.

Любовь Наливайко: Очень много было, конечно, работ и с актёрами, с режиссёрами выдающимися, но тем не менее вы главным своим учителем называли Анатолия Эфроса. Вот почему?

Лев Прыгунов: Такая забавная история: в 58-м году, когда я поступил в театральный институт в Ленинграде, наш мастер Татьяна Григорьевна Сойникова на одном из первых занятий сказала, что театра нет и вряд ли будет. «Ни Толстоногов, ни Акимов никакого отношения к театру не имеют, – это она так сказала, – правда есть мальчик в Москве, его зовут Толя Эфрос, вот на него вся надежда». И каким-то чудом я оказался в Москве, и он меня взял сразу. Я полтора года с ним работал в его группе в Центральном детском театре и ему очень благодарен, потому что после него я не смог работать ни в одном театре. Я проработал 2 года в Театре Станиславского, но был такой мерзкий театр, отвратный просто, что я с трудом ушёл, то есть я был счастлив, когда ушёл, но я хотел доказать, что я что-то могу, нет, безнадёжно.

Любовь Наливайко: Если вот так сразу перейти к кино, ваша любимая работа – это «Дети Дон Кихота», правильно?

Лев Прыгунов: Нет.

Любовь Наливайко: Нет?

Лев Прыгунов: Нет.

Любовь Наливайко: А какая ваша любимая работа в кино?

Лев Прыгунов: Что вы! «Три дня Виктора Чернышёва» – была такая картина, называлась она «Простые парни», но решили, что это неудобное название, это самая моя любимая. И роль в фильме Джузеппе Де Сантиса «Они шли на Восток», «Italiani brava gente». Там я играл одну из главных ролей – итальянского солдата.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «ОНИ ШЛИ НА ВОСТОК»

Максим Привалов: Попасть в фильмы иностранного производства практически невозможно…

Лев Прыгунов: Это была первая совместная картина…

Максим Привалов: Как у вас это получилось? Где вы познакомились? Кто вас пригласил?

Лев Прыгунов: У меня ничего не получалось. Они не могли найти актёра тогда, они сняли всю картину без этого актёра и стали в простой, ни в Европе они не могли найти, ни в Америке, нигде. И каким-то чудом кто-то подсунул ему фотографию мою, он сказал: «Хочу его видеть».

ФРАГМЕНТ Х/Ф «ОНИ ШЛИ НА ВОСТОК»

Лев Прыгунов: И за эту роль они мне заплатили 670 рублей.

Любовь Наливайко: Помимо одного миллиона…

Максим Привалов: Что по тем временам можно было купить?

Лев Прыгунов: Ничего.

Максим Привалов: Ничего?

Лев Прыгунов: Ну, пальто, можно было что-то купить.

Максим Привалов: Пальто не купить, да? Мы про куртку хотим поговорить известную.

Любовь Наливайко: Да.

Максим Привалов: Куртку вашего друга, я могу так, наверно, говорить, да? Иосифа Бродского.

Лев Прыгунов: Это была другая история.

Максим Привалов: Да, разумеется.

Лев Прыгунов: Это я был у него в гостях, мы пили кофе, курили, сидели, в общем, я ему сказал, что надо ехать на съёмки…

Любовь Наливайко: А что это снималось?

Лев Прыгунов: «Меж высоких хлебов» – бездарная картина совершенно, чудовищная.

Максим Привалов: Это вы с высоты лет уже так её оцениваете, или вы так на тот момент считали? Значит не в чем сниматься?

Лев Прыгунов: Мы сидим курим, от говорит: «Жалко, что я не успел обойти, надо завтра вылетать, не успел обойти комиссионки всякие, там что-то купить». Он говорит: «О! – вынимает «Wrangler» новые, ненадёванные, – но с возвратом». Я говорю: «Ну, о чём ты говоришь!».

Любовь Наливайко: Вернули?

Лев Прыгунов: И я так в этой картине и снялся в куртке Иосифа Бродского.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «МЕЖ ВЫСОКИХ ХЛЕБОВ»

Любовь Наливайко: В том числе сыграли такого комсомольца-мученика, да? Вы тоже не сразу согласились на эту роль?

Лев Прыгунов: Да, совершенно верно. Там был такой симпатичный момент: я пробовался, мне очень понравился и сценарий, нет, сценарий… там что хорошо, там был моногерой, как бы он один всё время – это уже очень много значит. Но мне не понравилось, и я отказался, но там был очень умный и очень классный директор объединения, который точно знал, что я должен играть эту роль. Мой друг и моя жена читали сценарий, в общем, они втроём на меня насели, и я тогда сказал: «Только с одним условием – я не скажу ни одного слова про партию». И там надо было читать всю «Песню о Буревестнике» Горького, там бегать по камням. Я сказал: «Только первую строчку прочитаю». Он говорит: «Идём на всё совершенно». Самое удивительное, вот это самое поразительное, что его положили на полку, его не хотели выпускать.

Любовь Наливайко: Это вот фильм «Сердце Бонивура»?

Лев Прыгунов: «Сердце Бонивура», да. Но комсомольцы сразу расчухали, ЦК комсомола, и они придумали такой трюк – каждую серию начинать с Красной площади: «Виталий Бонивур!».

Максим Привалов: Такое точно не вырежут, не уберут, да?

Лев Прыгунов: Да-да-да.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «СЕРДЦЕ БОНИВУРА»

Максим Привалов: Прекрасно!

Любовь Наливайко: Спасибо вам большое!

Максим Привалов: Мы желаем вам, чтобы вы были здоровы, чтобы вдохновение чаще вас посещало!

Лев Прыгунов: Спасибо!

Максим Привалов: И спасибо огромное, что сегодня, в этот праздник, вы составили нам компанию! Мы с Любой сидели и подпитывались.

Любовь Наливайко: Да.

Максим Привалов: И заряжались.

Лев Прыгунов: Спасибо!

Максим Привалов: Как от большого аккумулятора две маленькие батарейки.

Любовь Наливайко: Дарите, дарите это людям. Спасибо вам большое!

Максим Привалов: Спасибо большое, с днём рождения!

Лев Прыгунов: И вам спасибо!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)