Лётчик-космонавт Сергей Рязанский: Космонавт должен уметь всё - и проводить научные исследования, и чинить, и программировать, и оказывать первую помощь

Гости
Сергей Рязанский
лётчик-космонавт, Герой Российской Федерации

Максим Митченков: Сергей, здравствуйте, с Днём космонавтики вас поздравляем!

Сергей Рязанский: Добрый день!

Максим Митченков: Судя по нашим фонам, мы как будто с вами местами поменялись…

Мария Карпова: Да-да-да.

Максим Митченков: Как будто мы – в космосе, а вы дом сидите.

Мария Карпова: Но вы скучаете по такой обстановке?

Сергей Рязанский: Да, конечно.

Максим Митченков: Сергей, мы только что рассказали нашим зрителям, что у космонавтов есть традиция: они берут с собой талисман и талисманы всегда разные, но имя у талисманов всегда одинаковое – зовут все эти талисманы «Борисами». Но мы обещали, что вы нам расскажете, почему так происходит.

Сергей Рязанский: Вы знаете, на самом деле, и имена тоже у всех разные, потому что талисман, или индикатор невесомости, выбирает обычно семья командира экипажа, и поэтому, например, в моём первом полёте у нас талисманом был маленький чёрный котик с «шестёркой» от костей на пузике, потому что фамилия командира была – Котов.

Мария Карпова: Да.

Сергей Рязанский: И, соответственно, его семья такого маленького котика сделала.

Максим Митченков: Так, а вы, когда были командиром, у вас какой был талисман?

Сергей Рязанский: У меня фамилия не Гномов, но у меня талисманом был гном, маленький вязаный гном, потому что моя любимая песня, которая моей семье нравится, которую я играю на гитаре, – это Игорь Кукин «Мой маленький гном».

Мария Карпова: А куда потом деваются эти талисманы? Вы можете из забрать домой?

Сергей Рязанский: Да, они остаются у нас, конечно, это же свой напарник по полёту.

Максим Митченков: Сергей, мы также много рассказали про традиции, которые космонавты соблюдают на Земле, но традиции же есть и в космосе, вот на МКС какие традиции существуют?

Сергей Рязанский: Вы знаете, на самом деле таких вот жёстких традиций нет, но экипажи стараются ввести что-то своё. Например, мы каждую пятницу обязательно собирались на российском сегменте вечером, включали музыку, готовили ужин на весь экипаж.

Максим Митченков: Прямо вечеринка у вас была!

Сергей Рязанский: Наши американские коллеги называли это «Russian club». Каждую субботу ответным ходом было собраться у наших американских коллег, они готовили ужин, и мы каждую неделю смотрели какой-нибудь фильм вместе.

Мария Карпова: А если вы какие-то праздники отмечаете там, на борту, вы как-то поздравляете друг друга? Вы дарите какие-то подарки, например?

Сергей Рязанский: Обязательно, конечно. Мы собираемся вместе, достаём какую-нибудь вкуснятинку, припрятанную, из бонус-контейнеров, Новый год мы встречали, дни рождения. У меня 2 полёта и оба, и оба раза день рождения я встречал в космосе.

Максим Митченков: Да-да-да.

Сергей Рязанский: И такой хороший, практически семейный праздник.

Мария Карпова: И пиццу ели, мы даже знаем, было такое, да?

Сергей Рязанский: Да, с нами летал итальянский коллега и нам прислали ингредиенты для пиццы, так что мы приготовили 4 пиццы в космосе.

Максим Митченков: А как это было? Мы представляем, что космическая еда – это всё-таки еда в тюбиках…

Мария Карпова: Пиццу выдавливаешь из тюбика…

Сергей Рязанский: Нам прислали 4 коржика, плавленый сыр, палку сервелата, анчоусы и маслинки, так что плавленый сыр выступал в виде клея…

Мария Карпова: Да.

Сергей Рязанский: Мы приклеивали, соответственно, колбасу, оливки, всё это.

Максим Митченков: Как доставка, ты с МКС позвонил на Землю: «Мне пиццу, пожалуйста, доставьте». Сергей, а вообще в целом, что касается подготовки космонавтов, вот какими знаниями и каким опытом космонавт должен обладать, чтобы отправиться на корабле на орбиту?

Сергей Рязанский: Космонавт должен уметь всё, мы полностью взаимозаменяемы. Несмотря на наше базовое образование, космонавт должен уметь и проводить научные исследования, и чинить, и программировать, и оказывать первую неотложную медицинскую помощь, и так далее и так далее, то есть мы – такие специалисты широкого профиля.

Максим Митченков: Слушайте, здорово!

Мария Карпова: Приходилось оказывать первую медицинскую помощь?

Сергей Рязанский: К сожалению, да, к сожалению, люди тоже болеют, приходилось и пломбы вставлять своим коллегам.

Максим Митченков: А с пломбами расскажите: это правда или это легенда, что пломбы вообще частенько вылетают у космонавтов?

Сергей Рязанский: К сожалению, да, потому что меняются обменные процессы в организме, и, в частности, нарушается кальциевой баланс, космонавт за время полёта теряют достаточно большое количество кальция из организма, и, соответственно, страдают пломбы.

Максим Митченков: Сергей, и про будущее космонавтики: каким вы его видите? Как к космическому туризму относитесь?

Сергей Рязанский: На самом деле с приходом частных компаний на космический рынок, и это не только Илон Маск, это и «Боинг», и «Локхид Мартин», и Брэнсон, и Безос вкладываются к в космонавтику, и многие другие компании. Как только они докажут надёжность своих кораблей, они их поставят на поток, и это будет такой взрывной рост космического туризма, так что можете начать копить на билетик, при этом самое главное, чтобы они уделяли внимание безопасности, всё-таки космонавтика – отрасль достаточно рискованная, и любая трагедия откинет развитие этого космического туризма на несколько лет назад, поэтому хочется пожелать этим компаниям успеха и безопасности.

Максим Митченков: Хочется пожелать и нам всем, чтоб космонавтика стала доступна каждому из нас.

Мария Карпова: Я нет, я меня пломбы дорогие.

Максим Митченков: Сергей, спасибо вам огромное, ещё раз с Днём космонавтики вас!

Сергей Рязанский: Спасибо большое, хорошего дня!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)