Максим Дунаевский: Судя по тому, что звучит в нашем кино, ни режиссёры, ни продюсеры вообще в музыке не разбираются

Максим Дунаевский: Судя по тому, что звучит в нашем кино, ни режиссёры, ни продюсеры вообще в музыке не разбираются | Программы | ОТР

музыка, сериалы, кино, спектакли

2021-01-15T11:00:00+03:00
Максим Дунаевский: Судя по тому, что звучит в нашем кино, ни режиссёры, ни продюсеры вообще в музыке не разбираются
Постановки Московского областного театра драмы и комедии, Мариинки и театра «Русская песня» онлайн
Как сделать бургер полезным
Горе-йоги и неуклюжие спортсмены. Подборка смешных видео
Олег Фомин: Я так и не понял, что такое настоящий успех, потому что был сильно увлечён театром
Брюс Уиллис: на роль «крепкого орешка» Джона МакКлейна его позвали от отчаяния
«Инородный» артист Олег Даль
«Наутилус Помпилиус»: вспоминаем альбомы «Титаник» и «Крылья»
3 марта: Всемирный день дикой природы. Первый полёт истребителя МиГ-25. 100 лет со дня открытия инсулина. Первая публикация поэмы Блока «Двенадцать»
Как песня Фрэнка Синатры «Strangers in the Night» дала кличку персонажу Скуби-Ду
Российские театры и музеи онлайн. Что посмотреть - в web-афише ОТР
Гости
Максим Дунаевский
народный артист России, композитор, руководитель Московской областной филармонии

Максим Привалов: Максим Исаакович, здравствуйте, огромное спасибо, что вы нашли время с нами пообщаться!

Максим Дунаевский: Здравствуйте!

Максим Привалов: Мы хотим вас поздравить, во-первых, с днём рождения и, конечно же, с наступившим Новым годом!

Любовь Наливайко: С Новым годом!

Максим Привалов: У нас такая сегодня будет очень праздничная беседа. Хочется начать с того, что вы создаёте музыку много лет и даже много десятилетий, вот так, если посмотреть назад, тогда легче писалось или сейчас, как вы думаете?

Максим Дунаевский: Пишется всегда одинаково, у меня пишется достаточно легко, просто зависит это не от того, как пишется, а что пишется.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «АХ, ВОДЕВИЛЬ, ВОДЕВИЛЬ…»

Любовь Наливайко: Что для вас особо ценно из вами созданного?

Максим Дунаевский: Вообще любой автор вам скажет одну и ту же банальную фразу: «Лучшее ещё впереди».

Максим Привалов: «Впереди».

Максим Дунаевский: Да, так кажется, но так должно быть, так должно казаться. Вот я заканчиваю сейчас мюзикл, 2 мюзикла сразу: один для театра «Московская оперетта» – комедию, и второй мюзикл – это для Театра Российской армии, который заключает в себе очень серьёзную драматическую, я бы даже сказал, трагическую часть в истории нашей страны – это покорение Севера, первого Северного морского пути, это интереснейшая драматическая история судеб. Мне кажется, что я делаю сейчас лучшую свою работу, но оценить это только зритель, только вы сможете потом сказать, что, наверное, «Мэри Поппинс», или «Алые паруса», или «Три мушкетёра» – это было, наверно, сильнее.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «МЭРИ ПОППИНС, ДО СВИДАНИЯ»

Максим Привалов: Хочется вспомнить ваш американский период, мы же 8 лет прожили а Америке…

Максим Дунаевский: Я прожил даже больше – почти 10.

Максим Привалов: Кому, как не вам понять, насколько велика разница между написанием музыки для нашего кино и для американского. В чём она принципиальная?

Максим Дунаевский: Я думаю, что поскольку это были 90-е годы, то мне кажется, что я в Америке научился очень многому: я не научился лучше сочинять музыку, но я наверняка научился технологии правильной, которой у нас, собственно, не было, я пытался начинать её вводить в конце 80-х-начале 90-х годов, но на это очень трудно шли наши тогда ещё только зарождавшиеся клан продюсеров и режиссёры, потому что это было нечто новое, на самом деле там это давно уже внедрилось, это компьютерная техника, которая позволяла очень быстро озвучивать картины, но у нас это поняли очень однобоко, у нас компьютерная техника вошла в композиторскую практику и там и осталась, и до сих пор практически, очень редко, когда можно услышать в кино, особенно в сериалах, про это я даже не говорю, живую музыку, живые инструмент, живой оркестр. Там электронная так называемая модель кино: ты её сначала составлял на компьютере, на синтезаторах, а потом садился большой оркестр, и дирижёр берёт наушники, весь оркестр сидит в наушниках, и по сыгранной электронной модели потом уже играется живая музыка – вот эту модель, я думаю, что я этому научился и это оттуда привёз и по-другому себе не мыслю музыку в кино, наверно, от этого у меня сегодня её не предлагают писать, это сложная система.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «ТРЕСТ, КОТОРЫЙ ЛОПНУЛ»

Любовь Наливайко: Всё-таки сегодня мало музыкальных фильмов, мало так или иначе мюзиклов, а почему: не интересен жанр, не умеют писать или как?

Максим Привалов: Петь разучились? Нет поющих актёров? Почему нет?

Любовь Наливайко: Что петь разучились?

Максим Дунаевский: Вы очень осторожно сказали, вообще нет никаких мюзиклов и музыкальных фильмов. То, что иногда появляется, очень редко появляется с музыкой, это, конечно, по форме никакой не мюзикл и не музыкальный фильм, к сожалению.

Максим Привалов: А почему так происходит – жанр умер?

Максим Дунаевский: Это очень не только дорогостоящее, потому что кино дорогостоящее у нас снимают, а это и очень муторный процесс, который завязан на специальных профессиях, которых у нас уже практически нет в кино. Судя по тому, что звучит сегодня в основном в нашем кино, ни режиссёры, ни продюсеры вообще в музыке не разбираются, не понимают, что сегодня нужно, как нужно, они не слышат, что сегодня происходит в мире в музыки, они воспринимают это крайне поверхностно и безотносительно к нашим традициям, великолепным традициям и кено и музыки в кино.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «ВОЗВРАЩЕНИЕ МУШКЕТЁРОВ, ИЛИ СОКРОВИЩА КАРДИНАЛА МАЗАРИНИ»

Максим Привалов: Хочется немножко о личном вас спросить, о вашем великом отце, между вами действительно много общего: вы – композитор, выдающийся композитор, у вас дни рождения в январе, причём у вас совпадают юбилеи, я так понимаю, потому что в 20-м году вам – 75, а у него было – 120 со дня рождения. Между вами, как вы думаете, что общего, а что диаметрально противоположное?

Максим Дунаевский: Между общее, я думаю, есть, одно очень чёткое общее, это как бы моя настольная книга с детства – это её величество мелодия, больше я ничего не хочу говорить.

Любовь Наливайко: А в чём у вас, может быть, разный подход к жизни?

Максим Привалов: Или к музыке?

Любовь Наливайко: Да.

Максим Дунаевский: Я вам скажу так, я даже в одном интервью написал, что я счастливее отца, потому что у меня были возможности ездить по миру, впитывать в себя очень многое из мирового искусства, из мировой музыки, быть знакомыми с этими людьми, и с великими музыкантами и композиторами, и познакомиться с кино, так сказать, сердцем киношного ремесла, Голливудом, и не понаслышке, а войти в это и действительно вкусить и попить этого зелья.

ФРАГМЕНТ МУЗЫКАЛЬНОГО СПЕКТАКЛЯ «ЛЕТУЧИЙ КОРАБЛЬ»

Максим Привалов: Хочется к дню рождения вернуться…

Любовь Наливайко: Да.

Максим Привалов: Всё-таки для вас как для композитора с днём рождения какая мелодия больше ассоциируется?

Максим Дунаевский: Честно говоря, вы меня сейчас поставили в тупик, я вот начал думать, знаете, как спросили человека, у которого была очень длинная борода, длиннющая, спросили, а когда он ложится спать, куда он бороду кладёт: на одеяло или под одеяло?..

Максим Привалов: Да-да-да.

Максим Дунаевский: Вот он пару недель подумал и умер от этого, так и не найдя ответа.

Любовь Наливайко: Мы рады, что вы назвали себя счастливым человеком, и мы пожелаем вам счастья обязательно в наступившем новом вашем личном году, пусть будут интересные проекты!

Максим Дунаевский: Спасибо вам огромное, я очень часто смотрю программы ОТР и тоже вас поздравляю с Новым годом и всех-всех-всех зрителей канала я поздравляю с наступившем Новым годом!

Любовь Наливайко: Спасибо вам большое!

Максим Привалов: Спасибо!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)