Марк Розовский: Театр психологически невозможен в огромном зале. Когда сидишь дальше 10 ряда, тебе показывают истории из жизни муравьев

Гости
Марк Розовский
народный артист России, театральный режиссёр

Мария Карпова: Марк Розовский – известный театральный режиссер, поэт, композитор, художественный руководитель Театра «У Никитских ворот», сегодня, в свой день рождения, пришел к нам в студию. Марк Григорьевич, очень рады Вас видеть у нас в студии, с днем рождения Вас, конечно, поздравляем!

Максим Митченков: Поздравляем!

Марк Розовский: Спасибо!

Мария Карпова: У нас вот тут по центру, как нам кажется, очень важная для Вас фотография – это студия «Наш дом».

Марк Розовский: Ну, не вся.

Мария Карпова: Не вся, да. Это самое начало студии или это уже в процессе, когда Вы уже были известными?

Марк Розовский: Нет, пожалуй, это год 1967-1968…

Мария Карпова: Но ведь она выросла из капустников, правильно?

Марк Розовский: Можно так сказать.

Мария Карпова: И даже первый спектакль – там были элементы капустника.

Марк Розовский: Можно так сказать, что выросла из капустников.

Мария Карпова: А в Вашем театре сегодня есть место капустникам?

Марк Розовский: Есть, конечно, каждый праздник…

Максим Митченков: Ну, вот сегодня?

Марк Розовский: Сегодня, в день моего рождения, я уверен, ребята что-то приготовили.

Мария Карпова: Театр «У Никитских ворот», по сравнению с другими московскими центральными театрами достаточно маленький, достаточно небольшой, как удается выживать в такой конкуренции?

Марк Розовский: Да, у нас 200 мест в одном зале и 54 места в другом – это старая наша сцена, поэтому каждый день у нас, можно сказать, аншлаги.

Максим Митченков: Марк Григорьевич, Вы же, насколько я понимаю, не сторонник больших залов, Вы считаете, что в маленьких залах лучше контакт между зрителями и артистами.

Марк Розовский: Безусловно, знаете, невозможно психологически театр в огромном зале, как говориться, из жизни муравьев нам показывают всякие истории, когда вы сидите…

Мария Карпова: Да, да…

Максим Митченков: Это когда Вы Станиславского на сцене видели, да?

Марк Розовский: Я не могу сидеть дальше 10-ого ряда.

Мария Карпова: Где-нибудь на 5-ом ярусе, да.

Марк Розовский: Я считаю, что если зритель пришел в театр, в театре все места должны быть удобные, я должен видеть артиста, потому что наше искусство контактное: если нет этого контакта с актером, то всё бессмысленно.

Максим Митченков: Марк Григорьевич, а Вы как считаете, должен быть какой-то контроль за театрами, за режиссерами, или художники должны быть абсолютно свободными?

Марк Розовский: Художник внутренне абсолютно свободен, естественно, мы зависимы от финансирования, мы – государственный театр, мы зависимы сегодня от грантов, от финансирования, но мы сегодня и что-то зарабатываем. Сложность заключается в чём… если в день рождения можно не только ликовать, а говорить о серьезных вещах, просто, чтобы вы поняли меня: допустим, я ставлю «Вишневый сад», зал на 200 мест – мой спектакль не должен уступать, по крайней мере, по уровню декораций, по стоимости декораций любому другому спектаклю в большом зале на 600-800 мест, понимаете, да?

Максим Митченков: Да.

Марк Розовский: Но субсидии, которые даются государством в зал на 600 мест резко отличаются от субсидий, который получаем мы с 200-местным залом – такой, несколько формальный подход. Но «Вишневый сад», что он должен стоить в 4 раза дешевле, чем у моих коллег? Это же абсурд, правильно?

Максим Митченков: Абсурд.

Мария Карпова: Да, абсурд.

Марк Розовский: Вот, отсюда некоторые ощущения того, что мы в неравном положении находимся – таково положение сегодня реальное в Год театра всех театров, поэтому дело тут не в зависти, как вы понимаете, существует в мировом театре и понятие «бедного театра», который отнюдь не уступает роскошному театру, у нас есть «жирные» театры, но они же и «мертвые» при этом. «Жирный» театр – это «мертвый» театр.

Максим Митченков: Что значит «мертвый» театр, почему он «мертвый»?

Марк Розовский: Ну, где скучно, где нет сопереживания, сочувствия, где нет контактности, где залы не всегда бывают полны, а иногда бывают совсем не полны, потому что зритель очень четко реагирует, зритель видит: «мертвый» театр или «мертвый», собственно, это не я сказал, это Питер Брук сказал, что театры в принципе делятся на «живые» и «мертвые».

Мария Карпова: Сегодня в афише театра, если я не ошибаюсь, 6 спектаклей с меткой «премьера», да? На что стоит обратит внимание, в первую очередь?

Марк Розовский: У нас есть и мюзиклы, у нас прекрасно сегодня идет и «Гамлет», у нас прекрасно идет «Капитанская дочка» с музыкой Максима Дунаевского – это одна из последних премьер, самая последняя премьера – джаз-шоу посвященное памяти моего друга, Вити Славкина, ушедшего ровно 5 лет тому назад, я сделал спектакль «Памятник неизвестному стиляге», вспоминая его пьесу «Взрослая дочь молодого человека» и спектакль Толи Васильева очень замечательный потрясающий спектакль в свое время в 1979 году, что еще у нас? «Стеклянный зверинец» поставил только что и, наконец, последняя премьера – это «Пляшущие человечки» по Конан Дойлю, конечно, больше развлекательный элемент, и зритель сегодня хочет и отдохнуть в театре и вместе с тем получить удовольствие от того, как синтетичные артисты танцуют, поют.

Максим Митченков: Марк Григорьевич, мы всех обязательно приглашаем в Ваш театр на премьерные спектакли и не только на премьерные, а Вас еще раз хотим поздравит с днем рождения и спасибо огромное за это интервью!

Мария Карпова: С днем рождения!

Марк Розовский: Спасибо большое за внимание к моей личности, я здесь чувствую себя неловко, в этом иконостасе, которое Общественное телевидение устраивает для меня…

Максим Митченков: Это значит, что мы Вас любим и ценим.

Марк Розовский: Да, мне очень приятно, с одной стороны, но надо быть скромнее.

Максим Митченков: В следующий раз не будем. Спасибо огромное!

Мария Карпова: С днем рождения!

Марк Розовский: Спасибо!


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты