Михаил Татарников: Осень принесёт мне оперу «Кармен», я дирижировал все оперы, кроме неё – это была мечта

Михаил Татарников: Осень принесёт мне оперу «Кармен», я дирижировал все оперы, кроме неё – это была мечта | Программы | ОТР

И она сбудется в октябре в Новосибирском театре

2020-09-14T11:30:00+03:00
Михаил Татарников: Осень принесёт мне оперу «Кармен», я дирижировал все оперы, кроме неё – это была мечта
Как снимали мультфильм «Последняя невеста Змея Горыныча»
Готовим завтрак с ягодами имени Кирилла Титова
Владимир Зайцев: Прожив жизнь, я понимаю, что, либо бес, либо ангел всю жизнь меня сопровождает и в ответственные моменты подталкивает
Подробности: Марчелло Мастроянни
28 сентября: В Брюсселе открылся первый в Европе ломбард. Был испытан первый автоответчик
За кулисами Большого Московского цирка
27 сентября: Дайджест событий и дат «Календаря» за эту неделю
Денис Майданов: Онлайн концерты – это пластмасса, ничто не заменит энергию, которая присутствует между артистом и залом
Готовим бутерброды со шпротами
Как создавался мультфильм «Кентервильское привидение»
Гости

Любовь Наливайко: Михаил, здравствуйте, очень рады вас видеть, здорово, что вы вышли с нами на связь!

Максим Привалов: Здравствуйте!

Михаил Татарников: Здравствуйте-здравствуйте, взаимно!

Любовь Наливайко: Конечно, мы хотим спросить вас о фестивале, который прошёл в августе в Австрии, это большой музыкальный фестиваль и туда, кстати, попасть – большая честь, и вы были единственным дирижёром из России, который оказался на этом фестивале. Скажите, как так получилось и что такое это вообще для вас?

Михаил Татарников: Для любого музыканта, не просто дирижёра, попасть на этот фестиваль, который без преувеличения является самым престижным в мире – это, конечно, огромная ступень, большой рывок и такой большой аванс, я бы даже сказал, особенно в моём случае, так как я являюсь ещё достаточно молодым дирижёром.

Любовь Наливайко: Да.

Михаил Татарников: Так что получилось-получилось… собиралась программа «Вечер Чайковского»: Аня Нетребко, Юсиф Айвазов и я – вот мы втроём исполняли симфонические отрывки, арии, дуэты из Чайковского.

Максим Привалов: Расскажите нам, пожалуйста, как вам удалось добраться через закрытые границы туда? Это, мне кажется, что многоходовочка должна быть.

Любовь Наливайко: Было целое приключение, наверно?

Михаил Татарников: Я слава богу вылетел чуть заранее через Стамбул и в первый день меня из Стамбула в Австрию не пустили, несмотря на все письма, приглашения, которые у меня были, потом уже все консульства, в Турции, австрийские, писали, и уже когда я на второй день проходил этот контроль в Турции, я просто вывалил пачку писем, и они просто на меня посмотрели, начали фотографировать, смотрят на меня: «Вы какой-то очень непростой человек, наверно».

Максим Привалов: Им было лень читать эту кипу – легче пропустить было, видимо.

Любовь Наливайко: У вас такой убедительный вид.

Михаил Татарников: Да-да, я был неудержим, я бы пошёл, поплыл на лодке по Дунаю на этот фестиваль, потому что это нельзя пропустить было.

Максим Привалов: Скажите, пожалуйста, всё-таки фестиваль представительный, к тому же в этом году, тем не менее из-за ограничений вы почувствовали, что это некая урезанная программа, и вот эти дополнительные меры давили-не давили?

Михаил Татарников: Вы знаете, перед фестивалем нам выслали очень много правил, мы даже посмеивались: там были правила, как правильно чихать, что надо мыть руки – всё вот такое.

Максим Привалов: Дотошные австрийцы.

Михаил Татарников: Да-да, всё дотошно было, и я немножко опасался какого-то такого прессинга со стороны санитарных служб, но, вы знаете, всё равно я туда приехал и ощутил полную свободу и вот этого, как я называю, летнего Рождества, вот такого зальцбургского фестивального ощущения: много народа, фестиваль остался фестивалем – торжественный красивый, Зальцбург на месте стоит, 100-летие, все приезжают, оркестры, кто может и можно встретить на улице и великих музыкантов, пообщаться, то есть праздник был.

Любовь Наливайко: Хорошо, тогда скажите, наверно, о самом главном – о выступлении: во-первых, какое настроение было у нашей любимой дивы Нетребко, как вы работали вместе, как это было?

Михаил Татарников: Вы знаете, Аня отличается тем, что у неё, по-моему, всегда хорошее настроение – это её отличительная черта и ней потрясающе удобно работать, комфортно, я не первый раз работаю с ней и с Юсифом, с ними вместе у меня был тур 3 года назад большой, всегда было приятно петь и выступать и исполнять русскую музыку за границей, тем более Чайковского, тем более на таком фестивале, то есть это было…

Максим Привалов: Это заведомо хит.

Михаил Татарников: Да.

Максим Привалов: Вообще музыка – язык универсальный, это абсолютно так, но тем не менее вам как дирижёру какие оркестры каких стран ближе? С кем легче, с кем сразу контакт?

Михаил Татарников: Вы знаете, у меня интересная ситуация: я работал, наверно, по всему миру со всеми оркестрами, со всеми странами и считается среди дирижёров, в дирижёрской среде, что трудно работать с французскими оркестрами.

Максим Привалов: Почему?

Михаил Татарников: Они немножко заносчивые, немножко снобистские что ли, не любят, когда говорят не по-французски или даже с акцентом по-французски – какие-то такие моменты, а у меня такая ситуация сложилась, что я не владею французским языком, я могу во время репетиции чуть-чуть сделать какие-то замечания по-французски, номера, откуда вступать, какие-то термины, но французским не владею, но у меня именно с французскими оркестрами самые лучшие отношения.

Любовь Наливайко: Хочется сразу спросить про наших российских, про русских музыкантов: как их вообще воспринимают в мире? Очень капризные или очень душевные, какие? Поскольку у вас большой опыт.

Михаил Татарников: Понимаете, время менялось, первые приезды еще в 80-е, 70-е – это было одно, то было такое событие, сейчас ездят… ну, ездили до пандемии все кому не лень, это как и балет наш, понимаете: в любой город куда ни приехать, всюду выступает какой-нибудь «Имперский петербургский балет», что это значит, никто не знает, но балет выступает, понимаете? Поэтому есть коллективы с именем, которые держат эту марку, их не так много, они, безусловно, популярны, я не буду их называть, потому что могу кого-то забыть, и кто-то обидится на меня просто, но есть, конечно, очень много каких-то сборных, как говорится, солянок, которых собираются…

Любовь Наливайко: Портят репутацию, да?

Михаил Татарников: Да, просто портят репутацию, в балете это вообще до смеха доходит, потому что собираются 3 человека и кого-то набирают, куда-то едут по деревням и вывеска: «Балет имени Матильды Кшесинской» или что-то такое.

Максим Привалов: Хорошо, давайте тогда поговорим о планах: понятно, что всему своё время, но сейчас время вновь вернуться в концертные залы…

Любовь Наливайко: Да-да.

Максим Привалов: Что осень принесёт вам?

Михаил Татарников: Осень принесёт мне оперу «Кармен», я дирижировал, по-моему, все оперы, которые есть, но «Кармен» не дирижировал – это моя мечта, и она сбудется в октябре в Новосибирском театре, я с огромной благодарностью отношусь к этому театру, к Владимиру Кехману, который дал мне эту возможность – продирижировать этим сочинением, великой оперой. Это будет в конце октября, до этого планируется тур с оркестром Российским национальным, с которым я как раз сейчас репетирую, мы сейчас в перерыве мы с вами разговариваем, но подробностей пока я не могу никаких сказать, я знаю, что он планируется – это главное.

Максим Привалов: Пусть планы осуществятся!

Любовь Наливайко: Все живём сегодняшним днём, да, такое время.

Михаил Татарников: Да.

Максим Привалов: Мы не смеем больше вас отвлекать от репетиции, мы желаем вам, как и всем музыкантам, вдохновения, чистых нот! Что там ещё обычно говорят? Полных залов, насколько это возможно в наших непростых условиях!

Любовь Наливайко: И успешной премьеры, я думаю, в НОВАТе обязательно!

Михаил Татарников: Да, спасибо!

Максим Привалов: Спасибо огромное, что уделили нам время, спасибо!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)