Наталия Кадочникова: Дедушка говорил, что театр и кино – это командная работа, и актёры должны друг друга поддерживать и уметь импровизировать

Гости

Максим Привалов: Наталия, добрый день, мы очень рады Вас видеть!

Наталия Кадочникова: Здравствуйте!

Максим Привалов: Есть ли в Вашей семье традиции, может быть, необязательно театральные, а личные…

Любовь Наливайко: Семейные.

Максим Привалов: Да, которые Павел Петрович заложил, зародил, и Вы до сих пор их придерживаетесь и следуете им?

Наталия Кадочникова: Одна из семейных традиций – это семейная газета, она называется «Семейные сплетни», и это придумал Павел Петрович и Розалия Ивановна, они вдвоём это придумали и на все праздники: на дни рождения, на рождение детей, на выпуск из школы, на Новый год у нас выпускалась вот такая газета, «Семейные сплетни», она существует, она продолжается, сейчас этим занимается моя дочь Алиса и активно продвигает эту газету. И ещё есть у нас одна традиция: у нас в нашем, как я называю, родовое гнездо – это деревня Колтуши под Петербургом, дом, который когда-то купил Павел Петрович, дачный и там большой достаточно участок, и там у нас растут деревья плодовые и разные кусты, которые посадили представители кинематографических профессий и вообще творческих профессий, вот у нас там есть яблоня Черкасова, есть яблоня Касаткиной, слива Москвина.

Любовь Наливайко: Наталия, как раз хочется спросить, про кино раз уж мы заговорили и как-то немножко обратиться к Вашим воспоминаниям, потому что по воспоминаниям самого Павла Петровича его первая роль, эпизодическая она была, она ему казалась неудачной, он даже думал не сниматься в кино. Вы помните, что он рассказывал об этом, как отзывался и что переживал вообще в тот момент, как это было?

Наталия Кадочникова: Он на самом деле на тот момент, когда я застала эти воспоминания, он уже так с юмором относился к этому, естественно, и смеялся и сказал, что да-да-да, конечно же, я себе ужасно не понравился и там, во-первых, было очень мало…

Максим Привалов: Эпизодик, да.

Наталия Кадочникова: Да, там совсем-совсем крошечный, он даже рассказывал, что мы пришли все вместе в кинотеатр, чтобы посмотреть, и вот настал этот момент, и он говорит: «Вот-вот-вот… а, всё».

ФРАГМЕНТ Х/Ф «СОВЕРШЕННОЛЕТИЕ»

Максим Привалов: Я вычитал в одном из интервью, что он знал не только роль, а так ответственно относился, что учил даже роли актёров, которые заняты с ним в одной сцене, и мог даже им подсказывать, когда они о чём-то забывали, это действительно так?

Наталия Кадочникова: Да, это действительно так, он учил, он всегда мне говорил, когда я писала ролевые тетради, он всегда говорил: «Пиши полностью реплики, потому что тебе нужно знать, что должен говорить актёр и даже знать его текст, потому что всякое бывает на сцене, любая ситуация может случиться», – в кино же можно переснять дубль, а на сцене не переснимешь, то есть это всё вживую и можешь подстраховать своего партнёра. Он вообще всегда говорил, что театр и кино – это командная работа, и в театре особенно актёры должны друг друга поддерживать, помогать, подхватывать, если что и уметь импровизировать.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «ПОДВИГ РАЗВЕДЧИКА»

Любовь Наливайко: Павла Петровича очень ценили зрители, и мы вычитали даже такую историю, как толпа подхватила, подняла… был какой-то вот такой эпизод?

Максим Привалов: Машину…

Любовь Наливайко: Машину, да.

Максим Привалов: После одного из концертов…

Наталия Кадочникова: Да, там было не просто машина, там была машина «Чайка» – это огромная машина, она весит… я не знаю, я не могу сказать…

Максим Привалов: Несколько тонн, да?

Наталия Кадочникова: Да.

Максим Привалов: Что вообще он говорил о славе Вам? Бойся её, привыкай к ней – как взаимоотношения со славой у него были?

Наталия Кадочникова: Вы знаете, у меня была одна с ним история такая, которая очень показательна, то есть он мне специально ничего не рассказывал, но была ситуация, когда снимался фильм «Сюда не залетали чайки», мы всей семьёй поехали в сибирский город Дивногорск, это Красноярский край, и там была такая ситуация: много-много детей приехало, это лето было, естественно, вся группа всех своих детей, дедуля говорил, что это довески такие, привезли с собой. Мы, естественно, с ребятами все передружились, и жили мы в гостинице, помимо нас в гостинице, естественно, жили и другие постояльцы, и после 11 вечера мы достаточно громко себя вели, дежурная подошла один раз сказала, что не стоит, второй раз, третий раз – вот после третьего раза я встала и сказала: «Я внучка Кадочникова и мне всё можно!» – и я получила свою первую и единственную в жизни затрещину от Павла Петровича, и он меня отвёл в сторону и сказал, что Наташа, ты не имеешь права так говорить, потому что, во-первых, ты из себя ничего не представляешь и быть внучкой Кадочникова – это не… как он сказал, это не право, а обязанность, когда ты станешь великой актрисой или режиссёром или сценаристом, кем бы ты ни стала, может быть, ты великим педагогом станешь, ты сама поймёшь, что чем больше величие человека, тем он проще.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «СЮДА НЕ ЗАЛЕТАЮТ ЧАЙКИ»

Любовь Наливайко: Вы знаете, у нас вопрос про переход Павла Петровича от актёрства к режиссуре, это были 60-е, правда ли, что его перестали снимать, и поэтому это как-то естественно произошло, что он занялся режиссурой?

Наталия Кадочникова: В 60-х годах, когда папа мой учился в школе, вышел закон об одиннадцатилетке, а Павел Петрович был человеком горячим и ему позвонили по телефону, он был очень возмущён переходом на одиннадцатилетку, потому что, во-первых, в связи с папой моим, потому что он терял год целый из-за этого и ему пришлось в вечернюю школу из-за этого переходить, ему позвонили и сказали, что Павел Петрович, вышел такой закон, мы бы хотели, чтобы Вы для центральной газеты это прокомментировали, и Павел Петрович сказал в свойственной ему прямоте: «Я хочу узнать, какой идиот это придумал!».

Любовь Наливайко: Ого!

Наталия Кадочникова: Там такая пауза была и ему сказали, что, вообще-то, это указ Никиты Сергеевича Хрущёва. Павел Петрович второй раз так прямо сказал: «Вот и передайте своему Хрущёву, что он – идиот!». Вышел негласный закон – Павла Петровича не снимать, и, конечно же, он пришёл к режиссуре, первый фильм был «Музыканты одного полка», и дальше он, когда фильм получился, когда понятно стало, что он может дальше продолжать, он уже замахнулся на Островского, это такая дань памяти его студенческим годам, и «Снегурочка», конечно, это очень знаковый фильм для нашей семьи.

Максим Привалов: Конечно.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «СНЕГУРОЧКА»

Любовь Наливайко: Наталия, спасибо Вам большое, мы ещё раз поздравляем Вас с днём рождения величайшего актёра, Вашего дедушки, со 105-летием!

Максим Привалов: Да, и вообще говорят, что человек жив, пока о нём жива память…

Любовь Наливайко: Да.

Максим Привалов: Поэтому этот прекрасный фестиваль, который пройдёт осенью уже 6-й по счёту именной, хочется пожелать, чтобы участников было огромное количество, все остались довольны и процветания Вашему делу!

Наталия Кадочникова: Спасибо большое, спасибо!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)