Николай Бурляев: К современному кино и театру отношусь критически, поскольку их выдвинули в рынок, они стали рыночными – пошлыми, бездарными

Гости
Николай Бурляев
советский и российский артист театра и кино, кинорежиссер. Народный артист России

Мария Карпова: Николай Петрович, очень рады вас видеть, с днём рождения поздравляем!

Максим Митченков: Поздравляем!

Николай Бурляев: Спасибо большое!

Мария Карпова: Присаживайтесь. Спасибо, что нашли время и пришли к нам в гости, это невероятно, потому что мы знаем, какой вы занятой человек. Пока готовились к вашему интервью мы узнали, что многие вас называют баловнем судьбы. Как вы вообще относитесь к такому прозвищу?

Николай Бурляев: Если баловня бьёт судьба, то главное выстоять, но если есть такое обо мне мнение, то я это принимаю, я реально баловень судьбы, поскольку я начал в 59-м году, и первыми моими учителями стали Андрей Кончаловский, Андрей Тарковский. Андрон Кончаловский при нашей встрече на улице Горького у дома 6 около «Арагви» говорит мне: «Иди сюда, мальчик», – я шёл из школы.

Максим Митченков: Это Тверская сейчас, да?

Николай Бурляев: Да, на Тверской. И он мне говорит: «Я ищу такого мальчика, как ты, ты мне нужен».

Максим Митченков: Нужен, так нужен, да? Вы недолго ломались? Сразу согласились?

Николай Бурляев: Нет, я всё выслушал и сказал: «У вас есть документы?».

Мария Карпова: Надо проверить действительно, мало ли.

Николай Бурляев: Он мне говорит: «Какой ты дотошный мальчик!»…

Мария Карпова: Да-да-да.

Николай Бурляев: И показал мне студенческий.

Мария Карпова: Именно Кончаловский вас познакомил с Тарковским, впоследствии с которым вы много работали и даже дружили?

Николай Бурляев: Да, это так.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «ИВАНОВО ДЕТСТВО»

Мария Карпова: Тарковский говорил, что вы были одним из гарантов успеха фильма «Иваново детство». Он вам это говорил на съёмочной площадке в работе?

Николай Бурляев: Никогда мне Тарковский об этом не говорил, просто я думал, что он мной недоволен всё время, я очень переживал и считал, что я плохо играю в фильме «Иваново детство». Но потом прошло время, мы окончили фильм «Андрей Рублёв», и проходит ещё жизнь, уже Андрей ушёл из жизни, и мне где-то 3 года назад принесли видео его интервью в Риге после «Андрея Рублёва», ему там задают вопрос: «Почему вы взялись за этот гиблый проект – «Иваново детство»? Ведь до вас делал другой режиссёр, истратил половину бюджета, времени нет, денег нет, почему?». И вдруг Тарковский, я один это видел, я обомлел, он говорит: «Я пошёл на этот фильм, потому то у меня был Коля Бурляев».

Максим Митченков: Потрясающе!

Николай Бурляев: «Если его бы не было, я бы не стал бы делать этот фильм». Это было для меня послание оттуда, запоздалое послание.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «ИВАНОВО ДЕТСТВО»

Максим Митченков: Николай Петрович, а как вы в целом относитесь к современному кино, к современному театру?

Николай Бурляев: Критически отношусь и к кино современному, и к театру, поскольку их оттуда свыше выдвинули в рынок, и кино, и театр, они стали рыночными – пошлыми, бездарными.

Максим Митченков: Это плохо?

Николай Бурляев: Это очень плохо! Предано всё нашими коллегами почти всеми, ударившимися в рынок и в погоню за этой жёлтой болванкой под названием «Оскар», все хотят очень эту болванку. Сейчас, я считаю, получать-то её неприлично уже будет.

Мария Карпова: Николай Петрович, вы в прошлом году как раз предложили вернуть систему Госкино в наш кинематограф. Как это должно помочь и вообще что это за система?

Николай Бурляев: Эта система была очень правильной, и я думаю, нужно возвращаться к системе советской, абсолютно советской, это я так считаю.

Мария Карпова: На чём она стоит? 3 пункта.

Николай Бурляев: Строить кинотеатры, новые кинотеатры.

Мария Карпова: Так, хорошо, строить кинотеатры. Государственные кинотеатры, я так понимаю, да?

Николай Бурляев: Конечно, государственные, 40000 кинотеатров в Америке, у нас, дай бог, 3000-4000…

Максим Митченков: Это же не государственные, вы имеете в виду?

Николай Бурляев: Да, нужно построить 20000 хотя бы для начала.

Мария Карпова: А что будут показывать, если у нас снимают по 150 фильмов в год?

Николай Бурляев: Есть что показывать, просто ориентированы на рыночное кино, а надо переориентировать. Ведь, заметьте, у фильма «Андрей Рублёв», который признан в десятке лучших всех времён и народов, признан всем миром, у него не было кассового успеха в первый weekend, не было, он был положен на полку, но вот за эти 55 лет он побил все кассовые рекорды, но только на вот этом фильме поднималась нация, люди открывали историю, открывали, кто такой Сергей Радонежский и Андрей Рублёв, его канонизировали, люди приходили в церковь и так далее – вот о чём надо думать, а не о немедленной…

Максим Митченков: Вы, может быть, сами готовите какой-нибудь подобный проект?

Николай Бурляев: Да я-то готовил проект о Сергее Радонежском, пришёл к бывшему министру, говорю ему: «Поддержите? Патриарх благословил, чтоб я создал этот фильм». Ответ министра: «Сделайте блокбастер о Сергее Радонежском».

Максим Митченков: Всё-таки всё упирается в деньги?

Николай Бурляев: И в неправильную ориентированность руководства.

Максим Митченков: Давайте пожелаем всё-таки успеха нашему кино, чтобы это было искусством, а не только способом зарабатывать.

Николай Бурляев: А я уверен, что успех будет. Как говорили сербы: «Нам нет спасения, мы победим!». И нету выхода – поколения погибают из-за такого кино и театра, и рыночной культуры.

Максим Митченков: Тогда пересматриваем фильмы с вашим участием, а вас ещё раз поздравляем с днём рождения!

Мария Карпова: Пока у нас нет хорошего кино.

Николай Бурляев: Большое спасибо вам за поздравления!

Мария Карпова: С днём рождения!

Максим Митченков: Спасибо!

Николай Бурляев: Полный вперёд!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)