Павел Чухрай: Я суеверный, как только начинаю рассказывать сюжет своей будущей картины, она потом не осуществляется

Павел Чухрай: Я суеверный, как только начинаю рассказывать сюжет своей будущей картины, она потом не осуществляется | Программы | ОТР

картины, фильм, кино, сюжет

2020-10-14T11:31:00+03:00
Павел Чухрай: Я суеверный, как только начинаю рассказывать сюжет своей будущей картины, она потом не осуществляется
На запись мирового хита «We are the world» в студии собралось сразу 40 самых известных музыкантов: песню записали за одну ночь
Забавные зимние падения
«Инородный» артист Олег Даль
Олег Фомин: Я так и не понял, что такое настоящий успех, потому что был сильно увлечён театром
Брюс Уиллис: на роль «крепкого орешка» Джона МакКлейна его позвали от отчаяния
Готовим печенье из овсянки
7 марта: Дайджест дат и событий «Календаря» за прошедшую неделю
«Женщина, которая поёт»: этот фильм мог бы быть без Аллы Пугачёвой
Певица Manizha: Шоу-бизнес – это ежедневная борьба, и здесь нужно быть воином, особенно девчонкам
Благодаря сумасшедшей фанатке Майкла Джексона появилась песня «Billie Jean»
Гости
Павел Чухрай
народный артист России, режиссер, сценарист

Мария Карпова: Павел Григорьевич, рады вас видеть, с днём рождения поздравляем, конечно!

Павел Чухрай: Спасибо вам большое!

Мария Карпова: Ваше детство хоть и было счастливей, чем у героев фильма «Вор», но тем не менее чем-то схоже. Какие зарисовки из вашего послевоенного детства вошли в картину?

Павел Чухрай: Очень трудно сказать, потому что действительно вот эта жизнь в коммуналках, часто меняемые города, потому что мне приходилось переезжать, когда родители учились с дедушкой и бабушкой, какие-то постоянные поездки на поездах – всё это отложилось, я даже не могу сказать точно, что именно, но вот эти дворы с коммуналками и с драками между детьми частными, всякими компаниями, были голубятни у старших, какая-то шпана там в бараках жила, всё это отложилось, естественно, и каким-то образом вошло в сценарий.

Максим Митченков: А вы сами были хулиганистым ребёнком? Лазили по голубятням? Дрались с кем-нибудь?

Павел Чухрай: Да, конечно.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «ВОР»

Мария Карпова: Ваш отец, как и вы, был номинирован на «Оскар» за фильм «Баллада о солдате», за сценарий, если я не ошибаюсь, но об этом не знал, и у вас же была похожая история?

Павел Чухрай: У меня была не с «Оскаром» связана, а у отца действительно. Я как-то рассказывал, что когда я приехал на номинацию «Оскара», то мне звонил довольно часто Максимилиан Шелдон – такой замечательный американский и европейский актёр и режиссёр, и он мне сказал: «Ты знаешь, я заглянул в справочник…», – оказывается, в 60 каком-то году отец номинировался со сценарием на «Оскар», но отцу это никто никогда не говорил, и только после моего приезда в Москву я смог ему об этом рассказать, а мне там «Оскаровский» комитет, узнав об этой истории, выдал документ, бумагу такую, на которой была отцовская номинация, и я смог ему передать.

Мария Карпова: А вы не знали про свою картину, что вы поедите в Канны?

Павел Чухрай: В Канны, да.

Мария Карпова: Да.

Павел Чухрай: Была история, когда я пришёл по каким-то делам в министерство культуры, тогда это называлось Комитет по кинематографии, мы отделены были, и мне сказали: «Да, кстати, твоя картина сейчас там на боковом конкурсе в Каннах, вот мы тебе можем передать, у тебя как раз сегодня должна была быть пресс-конференция».

Мария Карпова: Это «Клетка для канареек», если я не ошибаюсь, да?

Павел Чухрай: Да. И я им говорю: «Спасибо, конечно». «Ты знаешь, мы подумали, что ты один туда поедешь?». Я говорю: «Конечно, что мне там делать без родных, без милиции?».

ФРАГМЕНТ Х/Ф «КЛЕТКА ДЛЯ КАНАРЕЕК»

Максим Митченков: Когда «Вор» был номинирован на «Оскар», в пятёрку лучших он попал, что вы чувствовали тогда? Верили до последнего, что картина получит статуэтку?

Павел Чухрай: Я надеялся, потому что я видел иностранные фильмы, которые были номинированы…

Максим Митченков: Соперники ваши, да.

Павел Чухрай: 4 других, да, и одна картина мне очень нравилась, как раз та, которая получила, если бы получила какая-то другая картина из этой пятёрки, мне было бы, наверно, немножечко неприятно.

Максим Митченков: С кем-то из голливудских звёзд там познакомились, подружились, сотрудничать, может, стали?

Павел Чухрай: Там была забавная вещь: мне предложили сценарий про Гагарина.

Максим Митченков: О!

Павел Чухрай: Я говорю: «Ну, давайте почитаю». Я прочёл – это такая мутня, такой бред, я говорю: «Ребята, мне в этом участвовать как-то неприлично».

Максим Митченков: Стыдно.

Павел Чухрай: И я пришёл в другую студию и мне говорят: «Слушай, а давай сделаем про Гагарина картину?». Я несколько растерялся, когда мне в третьей студии сказали про Гагарина, я говорю: «Почему про Гагарина?».

Мария Карпова: Да-да-да.

Павел Чухрай: Там парень молчал, продюсер, и говорит: «Ты знаешь, кроме Сталина и Гагарина про вас вообще никто ничего не знает».

Мария Карпова: Но тем не менее почти голливудский проект у вас был – это «Дети из бездны». Как вы думаете, почему Спилберг выбрал именно вас?

Павел Чухрай: Это надо спрашивать Спилберга, я думаю просто он как академик видел картину…

Мария Карпова: Ну да.

Павел Чухрай: Мы несколько раз пересекались, но были незнакомы, потом мне просто от него пришло письмо и телефонные разговоры, по которым мы уже стали сотрудничать над этой картиной.

ФРАГМЕНТ Д/Ф «ДЕТИ ИЗ БЕЗДНЫ. ПРЕРВАННОЕ МОЛЧАНИЕ»

Мария Карпова: Фильм о Семипалатинске, да? Как так получилось, что картина не увидела свет? Потому что тема очень интересная, на наш взгляд.

Павел Чухрай: У нас было снято очень много материала, мы были в экспедиции, но просто не хватило денег. Вы знаете, не сложившихся проектов в моей жизни достаточно много: недавний мой проект, который мы должны были в марте начинать снимать, я долго к нему готовился, по моему сценарию, мы должны были снимать в Германии, в Латвии, в Болгарии, частично в Америке – всё остановилось из-за коронавируса, и проект не состоялся. Сейчас срочно я взял свой другой сценарий, который очень люблю, который был написан давно и не было возможности его поставить, и 2 октября начался подготовительный период, но успеем ли мы? Что будет сейчас с коронавирусом? Как мы сможем работать? Ничего не понятно.

Максим Митченков: Можете нам раскрыть хотя бы чуть-чуть карты: что это за проект?

Павел Чухрай: Это любовная история, о том, как в некой лаборатории молодую пару лишают памяти, пытаясь сделать из них других людей, делают из них других людей, они опять встречаются и опять влюбляются, их опять разлучают, опять отнимают память, они опять встречаются – оказывается, что это сильнее.

Максим Митченков: Сейчас в день рождения самое время загадать желание, наверно, желание будет, чтобы осуществился этот проект или какое-то другое?

Павел Чухрай: Очень хочется, чтобы произошло именно это, потому что я уже человек суеверный, как только я начинаю рассказывать сюжет своей картины, она потом не осуществляется.

Максим Митченков: Давайте мы сделаем вид, что вы нам не рассказывали, мы тоже никому не расскажем.

Мария Карпова: Мы забыли.

Павел Чухрай: Да, в данном случае надеюсь, что всё получится.

Мария Карпова: У нас тоже стёрлась память, как и ваших героев.

Максим Митченков: Да, телезрители тоже никому не расскажут.

Павел Чухрай: Хорошо.

Максим Митченков: С днём рождения вас ещё раз поздравляем, спасибо, что вышли на прямую связь с нами, были рады вас видеть!

Мария Карпова: Спасибо!

Павел Чухрай: Спасибо вам!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)