Писатель Игорь Казачков: Лечить Паркинсона самостоятельно – это всё равно, что себе самому делать операцию на сердце

Гости
Игорь Казачков
продюсер, писатель

Любовь Наливайко: Игорь, здравствуйте!

Максим Привалов: Здравствуйте, Игорь!

Игорь Казачков: Добрый день!

Любовь Наливайко: Спасибо, что вы сегодня в нашей студии. Вы знаете, вы как человек, который даже книгу написал о такой болезни, и вы отказываетесь мириться с ней, вы практически посылаете её. Скажите, откуда в вас этот настрой? Откуда он сформировался?

Игорь Казачков: Наверно, вся предыдущая жизнь готовила к этому, бойцовский дух такой необходим для этого, для того, чтобы долгие годы жить с такой тяжёлой болезнью, болезнь нешуточная, да.

Максим Привалов: Если говорить о жанре книги, это что: это автобиография, это руководство к действию, как бороться и сопротивляться с этой болезнью, или ещё что-то? Что вы закладывали, какая идея там?

Игорь Казачков: Я думаю, что это по жанру – дневники, но они наполнены некой такой моей жизненной концепцией, которая сложилась к сегодняшнему дню и которая позволяет мне жить достаточно бодро и полноценно.

Максим Привалов: То есть, ели это не «Книга жалоб», то это, наверно, «Книга предложений» – как себя вести, где искать силы, чтобы болезни сопротивляться?

Игорь Казачков: Да, можно так сказать.

Любовь Наливайко: А где вы ищите силы?

Игорь Казачков: В первую очередь, это, конечно, семья. Семья – это основа основ, им приходится тяжелее, чем мне, это вне всяких сомнений, потому что характер мой не сахар, и с годами он не становится лучше. Второй краеугольный камень – это тяга к творчеству, творчество абсолютно разнообразное, неважно абсолютно, чем ты занимаешься, важно, чтоб это было.

Максим Привалов: А вы себя в чём нашли, кстати?

Любовь Наливайко: Что это, да.

Игорь Казачков: Я имею очень многообразные интересы, во-первых, я видео занялся, уже будучи больным Паркинсоном. Увлечение видео началось со съёмок концертов моего брата «Айпадом», и постепенно я сделал достаточно немало пристойных работ. Кроме того, тоже интересный факт достаточно: в какой-то момент я увлёкся звукозаписью дома, купил студийный микрофон, звуковую карту и начал себя записывать.

Максим Привалов: Так у вас вообще канал на «Ютьюбе», вы же – ютьюбер, блогер.

Игорь Казачков: Блогером я себя не считаю и, скажем так, по меркам нынешним я, конечно, не очень популярный ютьюбер, но 9000 подписчиков – это всё равно серьёзная цифра.

Максим Привалов: Конечно, это без накрутки, это люди, которые вами интересуются.

Игорь Казачков: Это реальные люди, да.

Максим Привалов: Абсолютно.

ФРАГМЕНТ ВИДЕОКЛИПА ИГОРЯ КАЗАЧКОВА

Любовь Наливайко: Сколько лет назад вы узнали диагноз, и как началась история?

Игорь Казачков: Началась история больше 10 лет назад достаточно случайно: высказано было предположение, что у меня болезнь Паркинсона после некоторого обследования, несколько месяцев это дело продолжалось, диагноз подтвердился. На этом этапе, на самом стартовом, скажем так, я всё-таки где-то верил, что, может быть, это случайность и ошибка…

Максим Привалов: Все стадии: «отрицание»… да?

Игорь Казачков: Наверно, так, то есть я всерьёз сначала не воспринял. И первый такой удар по психике был нанесён тогда, когда стало трудно управляться с ногами, и в какой-то момент я не смог встать с дивана – вот это был шок.

Максим Привалов: Как, кстати, ваша жизнь поменялась? До и после, вот что после – как это сейчас выглядит?

Игорь Казачков: Это ж 10 лет, это не было каким-то одним изменением раз и навсегда, болезнь такая, что она подбрасывает постоянно какие-то новые испытания, то есть, предположим на каком-то этапе у меня были затруднения, скажем, ночью переворачиваться с боку на бок – это один из известных симптомов, это действительно тяжело и это неприятно. Потом, допустим, начались судороги, потом мне удалось побороть судороги, начались, допустим, залипания.

Максим Привалов: Побороть, вы говорите, это что – медикаментозно или это усилиями воли, упражнениями?

Любовь Наливайко: Или упражнения, чем?

Игорь Казачков: Медикаментозно, конечно, в первую очередь, ну и плюс, видимо, то, что я настроен на то, чтобы с этим…

Максим Привалов: Бороться.

Игорь Казачков: Бороться, да. Это тоже, конечно, способствует.

Максим Привалов: А легко помощь получить или нет? Или это всё непросто очень?

Игорь Казачков: Вы знаете, мне повезло, конечно, несколько раз в этом плане, но я отвечу на ваш вопрос не этим. Когда я начал общаться более или менее массово с паркинсонниками, выяснилось, что многие из них лечатся самостоятельно, у меня волосы дыбом встали, я даже подумать не мог, что это возможно, по моим представлениям, лечить Паркинсон самостоятельно – это всё равно, что себе самому делать операцию на сердце, это настолько тонкая история, требующая от врача и знаний немалых, и интеллекта, я бы так сказал, и опыта.

Максим Привалов: Но это отчего происходит? От безграмотности?

Любовь Наливайко: Почему вообще самолечение? Программы в государстве же есть.

Игорь Казачков: Не думаю я, что это от безграмотности, видимо, не во всех регионах всё-таки есть куда обратиться.

Максим Привалов: Вот сейчас вы находитесь внутри этой ситуации, внутри этой болезни, сегодня Всемирный день борьбы с болезнью Паркинсона. Шаги, которые должны предприниматься на уровне города, на уровне страны? Вот вы сказали, что нет централизованной помощи, люди, которые сталкиваются с болезнью, не знают куда обратиться. Город сам вообще приспособлен для людей с этой болезнью или нет?

Игорь Казачков: Я справляюсь, я езжу на метро, я хожу в магазины. Бывают такие пикантные эпизоды, когда я стою посреди торгового центра и не могу с места сдвинуться длительное время, и пугаю прохожих, но люди наши не так уж и плохи, как иногда о них говорят. Например, у меня была очень тяжёлая ситуация в Ясенево в торговом центре, куда я приехал в аптеку: меня переклинило прямо посреди территории, сначала мне охранник немножко помог, потом парень из магазина продуктового подкатил телегу, и я с помощью этой телеги добрался до аптеки. То есть меня, когда переклинивает, ну переклинило, ну да, тяжело мне, но не более, чем ломом долбить лёд, то есть я к этому отношусь как к какой-то неизбежности нудной, это то, что у меня бывает каждый день, а когда меня отпускает, у меня прекрасное настроение зато всегда. И, таким образом, получается, что у меня каждый день есть периоды отличного настроения, и поскольку я не драматизирую вот эти отрезки плохого состояния, я вполне полон радости жизни, и этому я смог научиться только сейчас. На мой взгляд, это и есть смысл жизни – радоваться ей.

Максим Привалов: Да, жизнь и есть самая главная ценность.

Любовь Наливайко: Радоваться жизни.

Игорь Казачков: Да-да-да.

Максим Привалов: Игорь, мы вас благодарим за откровенность…

Любовь Наливайко: За честность, да.

Максим Привалов: За смелость, за честность, хорошо, что вы так чисто и честно, и открыто об этом говорите!

Игорь Казачков: Спасибо вам большое за то, что пригласили!

Максим Привалов: Спасибо, здоровья – самое главное!

Игорь Казачков: Спасибо, и вам тоже.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)