Роман Газенко: Дрессировщик предупредил Королёва: «Ни в коем случае обезьян не берите – это живые психи»

Роман Газенко: Дрессировщик предупредил Королёва: «Ни в коем случае обезьян не берите – это живые психи» | Программы | ОТР

О полёте в космос и дальнейшей судьбе «космичеких» собак Белки и Стрелки

2020-08-19T12:13:00+03:00
Роман Газенко: Дрессировщик предупредил Королёва: «Ни в коем случае обезьян не берите – это живые психи»
«Evanescence»: как несчастная любовь помогла создать мировой хит
Что посмотреть в российских театрах и музеях онлайн. Подборка в web-афише
Как «Летучая мышь» Яна Фрида превзошла оригинал Иоганна Штрауса
Павел Кашин: На удалёнке почти записал альбом, там много компьютерного звука, и называться он будет «Облака Уханя»
Готовим яичный ролл
«Девять с половиной недель»: во многих откровенных сценах Ким Бейсингер заменяла дублёрша
4 марта: Всемирный День книги. Международный день очкарика. Вспоминаем Юрия Сенкевича. В этот день родился Антонио Вивальди
Постановки Московского областного театра драмы и комедии, Мариинки и театра «Русская песня» онлайн
Как сделать бургер полезным
Горе-йоги и неуклюжие спортсмены. Подборка смешных видео

Максим Митченков: Роман, здравствуйте, рады Вас видеть!

Роман Газенко: Здравствуйте, это взаимно!

Максим Митченков: Роман, мы только что нашим телезрителям в целом рассказали о полёте, но хотим у Вас узнать, почему именно Белку и Стрелку для этого полёта выбрали, ведь претендентов или претенденток было много?

Роман Газенко: Собак было к тому времени в отряде достаточно, все они были, выражаясь современным языком, отобраны по калибрам, то есть это такая специальная порода беспородных собак, такая космическая порода, они должны были соответствовать определённым параметрам, вес, психологические параметры – они должны были быть спокойными, молчунами и самое главное – они должны были очень легко контачить с человеком, дело в том, что им всё-таки причинялись определённые неприятности, неудобства, они проходили подготовку, наверно, гораздо более сложную, чем обычные космонавты: их трясли на вибростолах, готовя к вибрациям, они испытывали колоссальные перегрузки, на центрифугах крутили, с тем чтобы не было стресса во время полёта, единственное к чему их не могли подготовить – это к невесомости.

Любовь Наливайко: А почему именно собаки всё-таки?

Максим Митченков: Люба имеет в виду, почему собаки, почему не обезьяны?

Любовь Наливайко: Да.

Максим Митченков: Потому что американцы обезьян же тогда готовили к полётам.

Роман Газенко: Американцы готовили обезьян к полёту, и с обезьянами у них было очень много проблем: сначала была проблема с техникой – 2 запуска у них были катастрофичными, а потом было принято решение остановится на собаках прежде всего, потому что собаками занимались наши учёные, в том числе и в погонах, у которых была столетняя база павловской школы изучения рефлексов, именно собаки должны были ответить на вопрос: что будет происходить с организмом млекопитающего в невесомости? Тогда просто не могли представить, что такое невесомость, что будет с головным мозгом, куда будет течь кровь в сосудах, что будет с перистальтикой, в том числе и кишечника, что будет с нервами, не вскипит ли, в конце концов, кровь, не вытекут ли глаза, это реально? На обезьянах это дело проводить было нельзя, потому что обезьяны – животные социальные, и они очень подвержены стрессу. Известен случай, когда одну из обезьян перегружали в одесском порту, цирковых – она умерла от разрыва сердца из-за того, что она испугалась, и когда наши первопроходцы-учёные, в том числе и Олег Юрьевич Газенко вместе с Королёвым пришли в цирк и смотрели выступления обезьян, то дрессировщик просто им сказал: «Ни в коем случае обезьян не берите – это живые психи». Более того, хорошо, если они живые вернутся, но все показания будут искажены их стрессом.

Любовь Наливайко: Вы сказали, что собаки были молчуны, выбирали молчунов, но есть такая байка, это правда или миф, что собаки облаяли американский спутник, Белка и Стрелка?

Роман Газенко: На самом деле это миф, но известно, что Белка и Стрелка, когда их привели на Шаболовку к нашим с вами коллегам на телевидение, когда они услышали команду «Мотор!», у них был прямой эфир, естественно, тогда других не было, они выскочили из студии и с лаем побежали по коридорам телецентра на Шаболовке, забежали в студию, где сидела тогдашняя звезда мировая Ван Клиберн – первый победитель конкурса имени Чайковского…

Максим Митченков: Чайковского.

Роман Газенко: У него был прямой эфир, они забежали в студию, он схватил их на руки, успокоил и сказал, что звезда не я – это они, и я хотел бы вместе с ними полететь к звёздам. Известен этот случай, когда они обе психанули.

Максим Митченков: Интересно, но это было уже после полёта, естественно, а вообще, как сложилась судьба Белки и Стрелки? После того как они приземлились, они же действительно были безумно популярны, их же возили с гастролями буквально по всей стране по всем школам.

Роман Газенко: Судьба сложилась интересно: после космического полёта они поучаствовали в эротической интриге, дело в том, что когда готовили человеческие полёты, было важно понять, как невесомость подействует в том числе и на репродуктивную функцию человека. Фактически Белка и Стрелка были первопроходцами в том числе и для Валентины Терешковой: надо было понять, сможет ли женщина после космического полёта рожать? И тогда, собственно, провели эксперименты, дадут ли они потомство, соответственно, Стрелка потомство дала и одного из этих щенков, Пушинку, Хрущёв решил подарить Кеннеди: изготовили золотую клетку специальную и фактически… вот представьте себе, потомок собаки, которая полетела в космос, опередив американцев, на лужайке Белого дома дети американского президента играют, собственно, с дочкой этой собаки, и каждый день он вынужден видеть это, как постоянный немой упрёк.

Максим Митченков: Как постоянное напоминание о том, что первыми животных в космос запустили не они.

Роман Газенко: Да, такая, в общем, политическая дерзость, но она, по крайней мере, интересна, лихое было время тогда.

Максим Митченков: Роман, а можно говорить, что именно полёт Белки и Стрелки проложил дорогу в космос Гагарину? Что именно после их полёта, во-первых, было решено, что Гагарин сделает именно один виток и, во-вторых, полёт человека уже был готов именно после орбитального полёта Белки и Стрелки?

Роман Газенко: Это так и не совсем так: Белка и Стрелка были этапом, последним этапом, но до Белки и Стрелки 10 лет с 51-го года летало в космос 48 собак, из которых свыше 20 погибло – это собаки, которые действительно прокладывали первые дорогу за пределы атмосферы в космос. Потом была Лайка, Лайка – это был ключевой момент, это, конечно, трагедия: Лайка должна была ответить не только нам, Советскому Союзу, а всему миру должна была ответить на вопрос: выживет ли организм млекопитающего, в данном случае человека, в условиях длительной невесомости? И то, что она успела доказать до конца своего третьего витка, когда она погибла – это, собственно, и стало основной платформой, тогда приступили к конструкции уже не корабля-спутника, а действительно настоящего пилотируемого аппарата для человека, который, собственно, Белка и Стрелка испытали. Белка и Стрелка – это триумф ещё и технологический, потому что они летели на корабле, который должен был вернуться, и они вернулись живыми, собственно, первый же орбитальный полёт на новом корабле и их возвращение – это действительно триумф, да, это так.

Максим Митченков: Роман, спасибо Вам огромное, что Вы помогли нам вспомнить это по-настоящему великое событие, этот маленький шаг для собаки и большой шаг для всего человечества, спасибо Вам огромное!

Любовь Наливайко: Спасибо большое!

Роман Газенко: Спасибо, удачи!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)