Сергей Степанченко: Моё графоманство заставляет считать, что я – сносный писатель

Сергей Степанченко: Моё графоманство заставляет считать, что я – сносный писатель | Программа: Календарь | ОТР

Тем не менее родные очень уважительно заглядывают и говорят: «Папа пишет – тише»

2020-06-18T11:54:00+03:00
Сергей Степанченко: Моё графоманство заставляет считать, что я – сносный писатель
«Destiny's Child»: как женский конфликт создал популярный хит
Экскурсия на Останкинскую телебашню и опера «Проданная невеста». Web-афиша
Джек Николсон: «чтобы так сыграть психа, надо быть психом самому»
Электроник и Сыроежкин 40 лет спустя: когда ждать продолжения?
Владимир Набоков: он строил сюжеты, как шахматные задачи - расставлял для читателя интеллектуальные ловушки
Готовим печенье с мармеладом без выпечки
Михаил Козаков: пять жён мечтали, что актёр перестанет пить и изменять, но это для него было слишком сложно
22 апреля: Международный день Матери-Земли. Неофициальный День программистов в России. В этот день родились Иммануил Кант и Владимир Ленин
Игги Поп: человек, открывший миру панк, 30 лет свыкался со своим именем
История современного искусства и театральные новинки Москвы и Санкт-Петербурга. Web-афиша
Гости
Сергей Степанченко
народный артист России, актёр

Максим Митченков: Сергей Юрьевич, здравствуйте, рады Вас видеть, с днём рождения сразу Вас поздравляем!

Мария Карпова: С днём рождения!

Сергей Степанченко: Спасибо огромное, я вас рад очень видеть тоже!

Максим Митченков: Как проходила Ваша самоизоляция всё это время? Вы на даче или дома, где Вы?

Сергей Степанченко: Сейчас вроде полегче стало немножко, а вот буквально несколько дней назад всё-таки долгое время я провёл, конечно же, в кругу семьи на даче, слава богу, что на даче, а не в московской квартире, потому что люди, которые находились там, говорят, что это было малокомфортно. У меня сейчас какой-то дворик небольшой есть, и я могу туда выходить и дрова перекатывать с места на место, справа налево, в другой день слева направо, и вот этим я примерно и занимался всё время.

Максим Митченков: То есть ощутили все прелести загородной жизни, да?

Сергей Степанченко: Точно-точно.

Мария Карпова: Но мы знаем, что творческий процесс тоже не прекращался, и Вы что-то даже пишите на самоизоляции. Что пишите, скажите нам.

Сергей Степанченко: Вы знаете, вот это графоманство, которое во мне сидит, неизбывное, оно меня заставляет считать, что я – сколько-нибудь сносный писатель и чего-то пишу, ничего толкового у меня не получилось, конечно же, вот, если я когда-нибудь при встрече вам дам почитать, вы просто недоумённо переглянитесь и скажете: «Вот этим Вы и занимались всю самоизоляцию?». Тем не менее очень уважительно ко мне в комнату заглядывают родные и говорят: «Папа пишет – тише, уходим на цыпочках», – все собаки тут перестают выть.

Мария Карпова: Ощущаете себя буквально Львом Толстым, да?

Сергей Степанченко: Точно, именно так, вот никакой другой аналогии у меня нет – именно Лев Толстой.

Максим Митченков: А ещё мы знаем, что Вы всё-таки продолжаете участвовать в некоторых онлайн проектах и, в частности, к Дню Победу вместе с театром «Ленком», когда пели песни о Победе, было такое?

Сергей Степанченко: Да, у нас театр вообще замечательный на самом деле…

Мария Карпова: Мы знаем.

Сергей Степанченко: Я нисколько не лукавлю при этом, и сформировалась такая инициативная группа молодых ребят толковых, которые взяли на себя этот груз созидательный, они это придумали, они это осуществили, они это так классно, на мой взгляд, смонтировали и подобрали песню довольно соответствующую тому моменту, не заюзанную какую-то, знаете, совсем уже какую-то упетую песню, а какую-то довольно свежую.

ФРАГМЕНТ ВЫСТУПЛЕНИЯ КОЛЛЕКТИВА ТЕАТРА «ЛЕНКОМ»

Максим Митченков: Сергей Юрьевич, мы знаем, что Вы в кино очень много всего попробовали и что не пробовали никогда в реальной жизни, а можете нам какие-то примеры привести? Мы знаем, что Вы, например, козу доили в кино, было такое?

Сергей Степанченко: Было.

Максим Митченков: А что ещё?

Сергей Степанченко: Приходилось нам на самолёте летать: мы с Александром Гавриловичем в картине «Next» нам приходилось даже немножко…

Максим Митченков: С Абдуловым.

Мария Карпова: С Абдуловым, да.

Сергей Степанченко: Да, пилотировать. Вот не атак давно был день рождения Александра Гавриловича – замечательного нашего артиста, которого мы все помним, все любим, и большая часть жизни прошла вместе с ним – это были счастливые годы, конечно же.

Максим Митченков: Так что вы вместе пилотировали самолёт, прямо за штурвалом сидели?

Сергей Степанченко: Да, самолёт, который поднимался с воды и садился на воду, лётчик присутствовал сзади нас, но поскольку камера стояла так, что только мы вдвоём могли этим штурвалом руководить, то мы и руководили им, действительно мы научились поднимать его и сажать на воду – так было, где это пригодится, я не знаю, но то, что в моей жизни это было – да. На лошадях приходилось скакать и приходилось так довольно серьёзно – это на картине «Лермонтов» Николая Петровича Бурляева, замечательного актёра нашего, режиссёра замечательного, битву при реке Валерик снимали – такой эпизод возле Эльбруса, и вот там нам довольно сложная конная нагрузка была, и очень непредсказуемы были эти лошади, которые могли неожиданно барьер какой-нибудь взять или очень лихо проскакать над ущельем каким-нибудь.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «ЛЕРМОНТОВ»

Мария Карпова: Вы же известный актёр, Вы же можете сказать: «Я не могу, пусть это делает каскадёр, это не моя профессия».

Сергей Степанченко: Вы знаете, вот тут как раз вот этот червячок деревенский-то и просыпается: «Как это не может? Чего это? Нет-нет-нет, давай выползай, старикашка!».

Мария Карпова: Да.

Сергей Степанченко: Когда в картине «Линия жизни» у замечательного режиссёра Павла Семёновича Лунгина вертолёт висел в воздухе на высоте 2,5 километров, огромный люк сзади открывается и пришлось прямо на краю этого люка – передо мной кроме 2,5 тысяч метров ничего больше не было.

Мария Карпова: И Вас не держали на тросах каких-нибудь?

Сергей Степанченко: Абсолютно в правильном месте Вы показали сейчас, опыт у Вас всё-таки есть, там действительно что-то было пристёгнуто, но в один момент я увидел, что это отстёгнуто потому что пока операторы бегали таскали провода, они карабинчик мой отстегнули – это было, но тут же я заорал благим матом, они пристегнули ещё 3 таких же туда, чтобы я не кричал больше.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «ЛИНИЯ ЖИЗНИ»

Мария Карпова: Всё-таки в театре как-то безопасней, наверно, да?

Сергей Степанченко: Да.

Максим Митченков: Но в театре сложно, говорят, на высоте 2,5 тысячи метров, ты понимаешь, да?

Мария Карпова: Да-да-да.

Максим Митченков: Так Вы, получается, ещё и каскадёр, Сергей Юрьевич?

Сергей Степанченко: Я вам скажу опять по секрету: «Каскадёра, – мне сказали, – Серёнь, вместо твоих партнёров мы поставим каскадёров, у нас такие есть, но вместо тебя – таких каскадёров нет, не постоишь ли сам?». Не откормили ещё такого каскадёра, хотя со временем уже стали появляться ребята, которые по крепости духа соответствовали мне.

Максим Митченков: Сейчас какие-о планы, какие-то грядущие съёмки, что-то готовится, может быть, откроете нам тайну, секрет, есть ли какие-то такие проекты?

Сергей Степанченко: Есть проекты, я про один расскажу, я очень жду двух проектов режиссёра Николая Досталя – это 2 исторические картины: одна картина – одна картина об Ощепкове – это человек, который очень много сделал для дзюдо, из чего выросла потом спортивная слава нашей страны. И ещё его же жду картины – это о… в общем, я, может быть, тайны выдаю какие-то…

Мария Карпова: Выдавайте-выдавайте.

Максим Митченков: Они нам и нужны как раз, давайте.

Сергей Степанченко: Ага, выбалтывать всё. Вы же помните эту историю, когда вроде царь умер, а потом в виде какого-то старца появился на просторах Сибири и ходил, и все подозревали, что это всё-таки как бы умерший царь, но, на самом деле, так ли это было, никто этого не знает, и такую замечательную картину может произвести Николай Досталь на свет, она очень хорошо написана, очень хорошо выписаны персонажи, и я думаю, что если это произойдёт, я постучу по дереву, то большая радость будет и для артистов, которые примут там участие, и для режиссёра, который так любит эти проекты и так хочет их произвести, довести до экрана, что уж не знаю, что должно случиться, чтобы этого не состоялось. Я очень хочу пожелать, и чтобы вы тоже пожелали, чтоб это случилось – это то, чего я жду. Есть какие-то более далёкие проекты, про которые, может быть, пока и не стоит говорить даже, они ничего конкретного пока под собой не имеют.

Мария Карпова: Ещё будем надеяться, что, конечно, скоро откроются театры, чтобы вас видеть не только на экране, не только на телевидении и в кино, но и на сцене.

Сергей Степанченко: Надеюсь, что через полтора месяца мы всё-таки откроемся…

Мария Карпова: Да, мы ждём.

Сергей Степанченко: В начале августа, и ничего не помешает нам, потому что и зритель соскучился по театрам, и, честно говоря, артисты соскучились по своим любимым зрителям.

Максим Митченков: Мы Вам хотим пожелать, что всё это состоялось как можно скорее, новых ролей и ещё раз с днём рождения Вас!

Мария Карпова: С днём рождения!

Сергей Степанченко: Спасибо огромное, спасибо, рад встречи с вами в очередной раз!

Максим Митченков: Взаимно.

Мария Карпова: Да-да-да.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Тем не менее родные очень уважительно заглядывают и говорят: «Папа пишет – тише»