Так звучит история: слушаем легендарные записи Александра Абдулова и Галины Шерговой на сохранившихся грампластинках журнала «Кругозор»

Так звучит история: слушаем легендарные записи Александра Абдулова и Галины Шерговой на сохранившихся грампластинках журнала «Кругозор»
Как возникла идея снять мультик про попугая Кешу?
Детскому хору ВГТРК исполнилось 50 лет!
До Победы осталось 37 дней
2 апреля: В этот день родился Ханс Кристиан Андерсен и отмечается Международный день детской книги
Как создавались «Бременские музыканты»
До Победы осталось 38 дней
Как снимали «Кавказскую пленницу»
Конкурс к 1 апреля! Найди три несуществующих исторических факта в программе «Календарь» и получи подарок от ОТР
Как снимали мультик «Трое из Простоквашино»
До Победы осталось 39 дней
Гости
Михаил Куницын
журналист, коллекционер

Мария Карпова: 18 февраля 1964 года советские меломаны получили грандиозный подарок: в киосках «Союзпечати» появился новый журнал – «Кругозор».

Максим Митченков: Вот, кстати, его название придумал писатель Лев Кассиль, а одним из создателей был журналист и бард Юрий Визбор.

Мария Карпова: Журнал отличался от других тем, что кроме текста и фотографий в нем были 6 гибких страниц грампластинок, на которых кроме записей речей государственных деятелей и звуковых репортажей со всех концов страны были также эстрадные песни лучших советских и зарубежных исполнителей.

Максим Митченков: «Кругозор» был невероятно популярен, его тираж в начале 80-х достигал полумиллиона экземпляров. О феномене этого издания мы поговорим с нашим гостем – радиоведущим и коллекционером грампластинок Михаилом Куницыным.

Михаил, здравствуйте!

Михаил Куницын: Здравствуйте!

Мария Карпова: Рады Вас видеть!

Михаил Куницын: И я рад!

Максим Митченков: Можно руку Вам пожать? Присаживайтесь.

Мария Карпова: Нам приятно.

Максим Митченков: Много-много лет назад в это день вышел первый номер журнала «Кругозор», он есть у Вас?

Михаил Куницын: Много лет назад – это 1964 год.

Максим Митченков: 64-й год.

Михаил Куницын: Конечно, у меня есть этот самый первый номер журнала, подписан он был в печать 4 февраля 1964 года.

Мария Карпова: Ничего себе!

Михаил Куницын: Любопытно, что в 64-м году вышло не 12 выпусков этого журнала, а всего лишь 9, один из выпусков даже был спаренным: 6-й и 7-й номер были объединены, но первый номер стал сейчас просто антикварной редкостью.

Мария Карпова: Все за ним гоняются, все коллекционеры, да?

Михаил Куницын: Гоняются, конечно, хотя с точки зрения, наверно, интереса для меломанов, каких-то ярких музыкальных произведений в этом номере нет.

Максим Митченков: А что вообще было в этом первом номере, если его открыть, посмотреть?

Михаил Куницын: Как вы думаете, с чего должен начинаться первый номер журнала?

Максим Митченков: С Ленина?

Михаил Куницын: Нет, Вы не угадали, с Никиты Сергеевича Хрущёва – с первого секретаря ЦК КПСС и, собственно, вот фотография Никиты Сергеевича…

Мария Карпова: Да, ой-ой, осторожно…

Михаил Куницын: Немножко тут разваливается…

Максим Митченков: Не Никита Сергеевич, а журнал, надо пояснить.

Михаил Куницын: Напоминаю, что это такое: тоненькая пластиночка, на которой была звуковая запись – это была революция, они пришли на смену хрупким патефонным пластинкам и оказались вшиты в журнал, что давало возможность не только читать, но и слушать.

Мария Карпова: Подождите, это же идея, наверно, у кого-то позаимствована, да?

Максим Митченков: Не наша же, да?

Михаил Куницын: Идея гибких пластинок, конечно, была за рубежом, и когда Хрущёв был в Америке, и он был во Франции, он обратил внимание на эти интересные пластиночки и было приобретено оборудование, и первоначально они использовались действительно для журнала «Кругозор», но потом они стали и самостоятельно тоже печататься и продаваться.

Максим Митченков: Михаил, поясните: помимо пластинок сам формат такого журнала с пластинками вшитыми – это всё-таки мы придумали?

Михаил Куницын: Конечно, это наше открытие.

Мария Карпова: Здорово!

Михаил Куницын: У нас долго работали над идеей этого журнала, и к началу 64-го года творческая группа…

Максим Митченков: В которой Визбор был, да?

Михаил Куницын: Конечно, был Визбор, Юрий Визбор, была Людмила Петрушевская, и была фантастический журналист Галина Шергова, и Галина Шергова здесь часть репортажей в самом первом номере тоже сделала. Сейчас я поставлю на проигрыватель…

Максим Митченков: Это прямо целый журнал надо положить туда?

Михаил Куницын: Целый журнал, надо чётко совместить, чтобы совпали дырочки, вот смотрите…

Максим Митченков: Подождите, это все журналы дырявые?

Михаил Куницын: Все журналы дырявые, а Марусе передайте тоже журнальчик…

Максим Митченков: Держи.

Мария Карпова: Спасибо.

Михаил Куницын: Чтобы она изучала и смотрела в эту дырочку, журнал нужно разровнять хорошенечко…

Максим Митченков: Мы знаем, что многие сталкивались с этой проблемой…

Михаил Куницын: Совместить дырку…

Максим Митченков: И потом вырывали эту пластинку, да?

Михаил Куницын: Да я сам так делал, потому что, во-первых, никто не слушал, по крайней мере, в моем детстве, репортажи о партийном строительстве и ДнепроГЭСе, а все слушали последнюю страницу, на которой были записаны «АББА», «Бони ЭМ»…

Максим Митченков: Зарубежные хиты, да.

Михаил Куницын: Алла Пугачёва, Валерий Леонтьев и другие популярны артисты. Итак, внимание: вот так звучит история. (Играет запись пластинки). Итак, мы сейчас с вами тоже уловили момент истории…

Мария Карпова: Да.

Михаил Куницын: Вот согласитесь, голос Галины Шерговой, она говорила немножко нокатурно, торжественно…

Максим Митченков: Да.

Михаил Куницын: Красиво и чётко проговаривая каждую фразу.

Максим Митченков: Это было свойственно тому времени как раз.

Михаил Куницын: Не всем, Людмила Петрушевская, которая тоже работала в этом журнале, всегда отмечала, что Галина Шергова особенно умела делать вот такие пафосные и патетические …

Мария Карпова: Такая подача, да?

Михаил Куницын: Сюжеты. Отдельно нужно сказать, что музыкальные номера ставились самые популярные и которые еще не издавались на других долгоиграющих грампластинках.

Мария Карпова: Я хочу отметить, у меня, например, в этом номере одновременно и рассказ о народном враче Евстратове и ансамбль «Иглз» – «Отель «Калифорния».

Михаил Куницын: Какой у Вас хороший выбор!

Мария Карпова: Да.

Михаил Куницын: Не прячьте далеко этот экземпляр, потому что мы обязательно сейчас его с вами послушаем, кстати, как там написано название?

Мария Карпова: «Ансамбль «Иглз».

Михаил Куницын: Русскими буквами?

Мария Карпова: Да: «Ансамбль «Иглз», США, – что бы не перепутали, – «Отель «Калифорния» и «Новый ребёнок в городе».

Максим Митченков: Михаил, благодаря этому журналу, о каких исполнителях зарубежных прежде всего мы узнали?

Михаил Куницын: Конечно, узнавали всё-таки из «Западных голосов», но благодаря этому журналу мы узнавали о социалистической эстраде, Югославия, Польша, самые известные – Марыля Родович и Гелена Вондрачкова, и вот Маруся мне подсказывает: ансамбль «Иглз». Давайте, пожалуйста, это какой год? 79-й, мне кажется, ставим, здесь вроде хорошо закрепилось, опускаем звукосниматель на скорости 33 оборота в минуту, но так слушать действительно было сложно, поэтому многие разрывали и оставляли…

Максим Митченков: Только пластинку.

Михаил Куницын: Только пластинку. (Играет запись пластинки).

Мария Карпова: Класс!

Максим Митченков: Вот этот хруст от пластинки…

Михаил Куницын: Так как всё было в дефиците и западная музыка вот эта, модная и любимая, не сразу появлялась на больших играющих пластинках, практически никогда не звучала на радио и в телеэфире, программа «Зарубежные ритмы» собирала огромные аудитории, а тут – журнал «Кругозор» и прощали то, что качество достаточно примитивное.

Мария Карпова: Конечно.

Максим Митченков: Слушайте, здорово! Но тираж же был огромный у «Кругозора» – до полумиллиона экземпляров?

Михаил Куницын: Да, можем посмотреть на первом экземпляре, сколько было напечатано пластинок, сколько было этих журналов: первый тираж был – 100 тысяч экземпляров.

Максим Митченков: Да-да-да, но потом, по-моему, до полумиллиона вырастал тираж?

Михаил Куницын: Да.

Максим Митченков: Но за ними же всё равно гонялись, он же всё равно был в дефиците?..

Михаил Куницын: Гонялись, когда видели на обложке известных западных и наших исполнителей.

Максим Митченков: Да.

Михаил Куницын: И, собственно, следующая пластинка, которую я хочу подложить послушать, это уже февраль опять же 1987 года, то есть мы перепрыгиваем сразу через несколько этапов…

Мария Карпова: Да, а вот я еще хотела спросить: была подписка на этот журнал или его можно было приобрести только в киосках?

Михаил Куницын: Они продавались в киосках «Союзпечать», но даже бывали случаи ограбления киосков…

Максим Митченков: Ради пластинок?!

Михаил Куницын: Ради вот этих журналов разбивали стеклянные витрины и оттуда вытаскивали уникальные экземпляры, которые особенно хотелось приобрести, я сам, кстати говоря…

Мария Карпова: Грабили киоски?

Максим Митченков: Разбивали киоски?

Михаил Куницын: Я немного грабил киосков, я в основном всё-таки покупал, и те экземпляры, которые были в моем, собственно, детстве не сохранились. Почему? Я, вырвав нужную мне пластинку, всё остальное выбрасывал, и вырезав фотографию любимого артиста. Журнал: февраль 1987 года.

Мария Карпова: Так.

Михаил Куницын: «После первого концерта группы «UB40» в Москве за кулисами было оживлённо, симпатичный блондин с саксофоном в руках, посмотрев на меня, тщательно выговорил: «Привет!» – вот такая была первая встреча ансамбля «UB40» с корреспондента журнала «Кругозор». Но любопытно отметить, что, наверно, сами музыканты и не подозревали, какую важную роль в политике играет их музыка, но об этом знали корреспонденты журнала «Кругозор»: «Кое-кто может подумать, что группа, пусть профессиональная, но вполне обычный танцевальный коллектив, такое определение кажется верным лишь на первый взгляд, ибо музыка «регги» – еще и социальная позиция и нравственный выбор. В песнях «UB40» хватает и резкой критики порядков сегодняшней Англии и недвусмысленного выражения солидарности с чёрным населением юга Африки, борющегося против апартеида». Заводим… (Играет запись пластинки). Вы чувствуете, какой подтекст?

Мария Карпова: Тебе шапка большая вязаная нужна.

Михаил Куницын: И какая критика политического режима в Англии?

Максим Митченков: Чувствую борьбу…

Михаил Куницын: И Вы подключайтесь.

Мария Карпова: Да.

Михаил Куницын: А вот эта пластинка: октябрь 1985 года – вот этот журнал интересен тем, что на последней странице…

Мария Карпова: Знакомое лицо… это же Игорь Николаев!

Михаил Куницын: Игорь Николаев, который совсем недавно отмечал свое 60-летии, и здесь поет Александр Абдулов, причем песня в исполнении Александра Абдулова выпускалась только на журнале «Кругозор», никогда больше ни на каких других пластинках она не звучала.

Максим Митченков: Позвольте нам услышать Абдулова.

Михаил Куницын: Я опять же размещаю ее на проигрывателе… итак, узнаете эту песню? (Играет запись пластинки).

Максим Митченков: Я пока нет, ты узнаешь?

Михаил Куницын: Слушайте внимательно, я угадаю эту мелодию с трёх…

Мария Карпова: Нот. Подождите….

Максим Митченков: Ну, конечно!

Мария Карпова: Слушайте, здорово!

Максим Митченков: Михаил, понятно, что эти пластинки, мне кажется, с большим удовольствием многие ы переслушали, но у нас не хватит на это эфирного времени.

Михаил Куницын: Да, у нас эфирного времени, конечно, не хватит, это понятно…

Мария Карпова: И нас нет такого проигрывателя.

Максим Митченков: Да-да-да, мы поэтому хотим Вас поблагодарить за то, что Вы помогли нам вспомнить, как выпускался этот журнал и действительно раритетные уникальные записи, спасибо Вам огромное за эту музыку!

Мария Карпова: Спасибо!

Михаил Куницын: Спасибо за приглашение!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски