Тереза Дурова и Юлия Юнушева — о возвращении легендарного спектакля «Баба CHANЕЛЬ»

Гости
Тереза Дурова
Член Совета по Общественному телевидению. Художественный руководитель государственного бюджетного учреждения культуры г. Москвы «Театриум на Серпуховке под руководством Терезы Дуровой»
Юлия Юнушева
актриса

Мария Карпова: Что это, Макс?

Максим Митченков: Ну как, что? Это же легендарные «Бурановские бабушки», как видишь, они взяли битловский хит «Let it be», сделали версию на удмуртском языке и получилась преотличная песня.

Мария Карпова: Сдаётся мне, что была сейчас комедия, да?

Максим Митченков: Еще какая комедия! И была и, главное, будет комедия – завтра, после двухлетнего перерыва на новой сцене «Театриума на Серпуховке» снова комедия по пьесе Николая Коляды «Баба CHANЕЛЬ».

Мария Карпова: Погоди, а как это относится к только что певшим «Бурановским бабушкам»?

Максим Митченков: Честно говоря, никак, хотя несколько относится: возраст героинь пьесы, как и у «Бурановских бабушек» – сильно за, а все подробности возвращения нашумевшего спектакля на сцену у режиссера и художественного руководителя «Театриума на Серпуховке» Терезы Дуровой и исполнительницы главной роли Юлии Юнушевой.

Мария Карпова: Тереза, Юлия, очень рады вас видеть у нас в гостях! Завтра, 8 марта у вас премьера спектакля «Баба CHANЕЛЬ», дата, наверное, выбрана не случайно?

Тереза Дурова: Конечно.

Мария Карпова: Как подарок всем женщинам?

Тереза Дурова: Да, настроение должно быть хорошим к 8 марта, надо обязательно посмеяться по-доброму, немножко поплакать. Для женщины это обязательный ритуал.

Максим Митченков: Мы-то думали, что это комедия чистой воды.

Тереза Дурова: Да, она, конечно, чистой воды комедия, поэтому там есть немножечко слезинки.

Мария Карпова: Но раньше «Баба CHANЕЛЬ» уже была в репертуаре театра, Вы решили ее вернуть на сцену? Почему?

Тереза Дурова: Мы решили ее вернуть, потому что у нас сейчас есть для нее другое пространство.

Мария Карпова: Новая сцена.

Тереза Дурова: Мы играли этот спектакль, он требует немножко меньше зала, чем у нас, а у нас – тысячник, поэтому мы перекрывали свою сцену, делали из нее маленькую такую конструкцию для того, чтобы можно было всё-таки доверительно сыграть на 150, на 200 человек спектакль – он, на мой взгляд, более интимный что ли, если можно так выразиться. Сейчас у нас есть малый зал, поэтому мы решили его вытащить из сундука со всеми старыми нашими сарафанами и со старыми актрисами, извините, да.

Максим Митченков: Ну, мы видим – это фотографии у нас еще с того спектакля…

Тереза Дурова: С того спектакля, да.

Максим Митченков: И Юля мы, по-моему, Вас там разглядели, Вам там 90 лет, да?

Юлия Юнушева: Да, 90 лет.

Мария Карпова: Надо объяснить, что все главные героини там такие возрастные.

Юлия Юнушева: Возрастные, да.

Мария Карпова: Кого Вы играете?

Юлия Юнушева: Я играю Капитолину Петровну, ей 90 лет.

Мария Карпова: Даже не верится.

Юлия Юнушева: Это самый старый член коллектива ансамбля «Наитие».

ФРАГМЕНТ СПЕКТАЛЯ «Баба CHANЕЛЬ»

Мария Карпова: Сложно, наверно, играть в таком возрасте пожилого человека?

Юлия Юнушева: Не просто, но очень интересно, потому что, когда я создавала Капитолину Петровну, работала над этим образом, я очень много наблюдала за стариками: за бабушками, за дедушками, за тем, как они ходят, как они едят, как они дышат, как они смотрят, что у них там в голове происходит, и в нашей версии Тереза Ганнибаловна попросила, чтобы мы не делали физическую сторону старости, чтобы у нас не тряслись руки, не тряслись подбородки, чтобы мы вытащили основное то, что мы хотим сказать в этом спектакле: о том, как можно встретить старость.

Тереза Дурова: Это не то, чтобы мы прямо хотим идти за государством и не говорить…

Максим Митченков: Про повышение пенсионного возраста?

Тереза Дурова: … «Да, давайте, не будем выходить на пенсию до 90 лет, будем продуктивными» – и так далее, нет, конечно. Это такая очень нежная, очень теплая человеческая история про нас с вами, про меня, про бабушек, про всех тех… нас никого не минует старость.

Мария Карпова: А Николай Коляда уже видел, ну, наверно, первые варианты спектакля?

Тереза Дурова: Да, Коля приезжал к нам на премьеру, он был с нами первые дни: был на репетиции, потом на премьере, потом остался на второй и третий спектакль, и первое, что он мне сказал, когда увидел наши костюмы: «Ну, Тереза, зачем же такие дорогие, такие красивые, я же не Островский». Я считаю, что он Островский нашего времени, абсолютно.

ФРАГМЕНТ СПЕКТАЛЯ «Баба CHANЕЛЬ»

Тереза Дурова: Коляда написал такую вещь, с которой можно поступать так, как высчитаете нужным, то есть там много… много чего заложено. В данном случае нам показалось, что… то, что мы туда прибавили: мы прибавили больше любви к старикам, мы совсем убрали оттуда некий издевательский тон и такой, знаете, не юмор, а ёрничество над этим возрастом, мы оставили только энергетику, темперамент, любовь к старым людям, к пожилым людям, независимо от того, как они себя ведут. Да, в конце спектакля они говорят, что мы же – дети, нас можно простить, потому что старые, как молодые, они, как маленькие, они же дети, и, конечно, нас надо прощать, конечно, нас надо любить. Заходите на сайт нашего театра, нажимайте на кнопку – билет.

Юлия Юнушева: Купить.

Тереза Дурова: Да.

Максим Митченков: Мы всех приглашаем обязательно на спектакль завтра, вас с наступающим 8 Марта поздравляем!

Юлия Юнушева: Спасибо!

Тереза Дурова: Спасибо! Почему-то сказали они друг другу.

Максим Митченков: И перед премьерой – ни пуха ни пера!

Тереза Дурова: К чёрту!

Юлия Юнушева: К чёрту!


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты