Василий Мищенко: Конечно, театр вернётся, он должен быть живым

Гости
Василий Мищенко
заслуженный артист Российской Федерации

Мария Карпова: Василий, рады Вас видеть, конечно, в первую очередь, поздравляем с днём рождения!

Василий Мищенко: Спасибо большое!

Максим Привалов: Да, всех благ, новых ролей, скажите, куда Вы едите в день рождения, или Вы, может быть, уже приехали?

Василий Мищенко: Нет, я сейчас поеду на дачу – там моя семья ждёт меня, я приеду туда, и мы сядем пообедаем все вместе.

Мария Карпова: Отпразднуете, конечно. Мы только что нашим зрителям уже рассказывали немного, что Вы, конечно, были таким отпетым хулиганом в детстве, а что же спасло от тлетворного влияния улицы? Музыка?

Василий Мищенко: Музыка и, наверно, желание стать актёром, эта мечта уже сидела во мне, поэтому как-то так.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «СПАСАТЕЛЬ»

Мария Карпова: Это правда или это какая-то придуманная байка, что Вы даже пытались бежать в Великобританию, чтобы вживую послушать битлов?

Василий Мищенко: Да, это наша история, да. В Измаиле нас арестовали и как бы шили уже дело как предатели Родины и на учёт в КГБ поставили нас, так что всё это было.

Мария Карпова: Серьёзно? А что родители сказали?

Василий Мищенко: Ничего, а что они могут сказать? Дело в том, что это, поймите, любовь к музыке и вот к этим мальчишкам, которые, как нам казалось… это и правда было, что они родом из таких, скажем, средней социальной прослойки, из рабочих семей и так далее и так далее, поэтому мы ка-то были похожи на них, и вот это нас забавляло.

Максим Привалов: Держало.

Василий Мищенко: Там не было никакой, понимаете, измены Родины или предательства, нет, просто любовь к музыке и желание получить автограф у них и побыть рядом с ними – вот вся недолга.

Максим Привалов: А почему Вы всё-таки не ушли в музыку профессионально и серьёзно, почему поворот в театр случился?

Василий Мищенко: Это в следующей жизни, я уже как бы решил, потому что на сегодняшний день актёрство мне очень тесновато и уже не удовлетворяет моих каких-то ощущений жизни, больше уже режиссура и в театре и в кино, конечно, не буду забывать профессию актёрскую, да и для поддержания штанов и так далее и так далее и хотя бы быть в форме, но, честно говоря, она уже тесновата мне, и я уже, какие-то бывают моменты, я даже огорчаюсь, что я вообще как бы был… что я любил эту профессию и продолжаю любить, конечно, но уже любовь к прошлому.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «А БЫ ЛИ КАРОТИН?»

Максим Привалов: Сегодня день рождения, поэтому можно загадывать желания, вот Ваше творческое желание какое: что-то поставить, что-то снять, что-то сыграть?

Василий Мищенко: Конечно, хотелось бы свою киноповесть «Ещё вчера…» снять, хотелось бы снять о Шукшине, хотелось бы снять о Шолохове пока ещё хоть чуть-чуть осталось времени, но бывает ощущение, что не успею, всё так быстро, жизнь пролетела, но это естественно.

Максим Привалов: Пусть всё сбудется непременно!

Мария Карпова: Да-да-да. На поступлении на курс Олега Табакова в ГИТИСе Авангард Леонтьев Табакову сказал, что Вас надо брать, потому что Вы сумасшедший. Что же Вы там такого читали или пели, что Вы делали?

Василий Мищенко: Я не помню, это, по-моему, был из повести Чайковского «Год жизни» какой-то там отрывок, что-то Есенина, по-моему, уже басню не помню, но дело в том, что когда они меня увидели, а первый смотрел Валера Фокин и Константин Райкин меня, и они потом сразу меня на третий тур, и потом уже увидел Табаков, и Гарик Леонтьев смотрел, и когда они все сидели, и я вышел, и они увидели эти горящие глаза, и они сказали: «Это клиника, сумасшедший в хорошем смысле – надо брать».

ФРАГМЕНТ Х/Ф «ОДИН И БЕЗ ОРУЖИЯ»

Мария Карпова: Хорошее качество, получатся, для актёра – быть слегка… да?

Василий Мищенко: Хотя говор был чудовищный, я как бы на суржике, русский-украинский, это же граница с Донецком у нас, Ростовская область, в общем, боролись с этим потом.

Максим Привалов: Хочется узнать, каким педагогом для Вас лично был Табаков? Мы знаем историю о том, что и подкармливал и дарил пальто то самое, знаменитое вельветовое, об этом тоже легенды ходят театральные, что он был, как отец, тем не менее он был суров, был ли строг, как относился к студентам, к Вам? Вы же были первым курсом.

Василий Мищенко: По-разному, всё-таки у нас была, как семья, он же набирал нас для себя, чтобы потом открыть «Табакерку», но «Табакерка» потом родилась – уже были другие студенты, уже были другие курсы, уже курсы были во МХАТе, а наш первый курс, с одной стороны, и счастливый, с другой, несчастливый, уже скольких мы с курса проводили, которые ушли навсегда, и не дали нам театр, министр культуры, тогда посмотрев спектакль, сказал: «Нам не нужен второй «Современник», не нужна вторая «Таганка», – и, конечно, я думаю, что он получил второй инфаркт, Олег Павлович, из-за этого, потому что он не ожидал, но готовили они для себя нас, и когда всё это случилось, то нас растащили театры города Москвы просто влегкую всех, и все были достойны и стали достойны уважения и достойными в этой профессии в актёрской, все уже почти стали народные, кроме меня, ну, ничего.

ФРАГМЕНТ ФИЛЬМА-СПЕКТАКЛЯ «И СНОВА КРИЖЕВСКИЙ»

Мария Карпова: Вы сказали, что Ваше первое время в «Современнике» вообще было достаточно тяжело. А что тяжелого? Вас не приняли в коллектив как молодого актёра?

Василий Мищенко: Нет-нет-нет, я влетел, как на белом княжеском коне – сразу посыпались роли, в том числе и Хлестакова, где я сразу стал играть со всей труппой театра «Современник»: Гафт – Городничий, Волчек – Анна Андреевна, Марья Антоновна – Неёлова, и вся труппа театра, все звёзды театра «Современник» на то время, все известные, все популярные и я – молодой, так сказать, вновь пришедший – вот это выпала доля, позавидовать можно. Приходил Артур Миллер – такой, знаете, американский драматург…

Мария Карпова: Конечно.

Василий Мищенко: Который в антракте жал мне руку, потом коллеги говорили: «Не мой, не мой, не мой! – я не понимал, почему не мыть руку, а они говорят – этой же рукой он трогал грудь Мэрилин Монро, ты запомни это на всю жизнь!».

ФРАГМЕНТ Х/Ф «А ПОУТРУ ОНИ ПРОСНУЛИСЬ»

Мария Карпова: В данной ситуации, когда несколько месяцев не работали театры, и на съёмочных площадках остановился процесс, по чему больше скучаете: всё-таки театр или съёмочная площадка?

Василий Мищенко: Наверно, всё-таки по съёмочной площадке и то, что ещё самое главное, наверно, это то, что я не мог вживую видеться со своими студентами, я преподаю, у меня курс актёрский в институте театрального искусства имени Кобзона, просто я не мог из-за этого вживую с ними встречаться и не могли репетировать, работать, только по онлайну, но что такое профессия актёра по онлайну, как это? Я не понимаю, я не понимаю, как по онлайну играть спектакли: ты сидишь у себя, а ты сидишь читаешь – такая какая-то… ну, может быть, а вот рассказы читать или ещё что-то – вот это да, это здесь может быть вполне.

Максим Привалов: Аудиотеатр, аудиокнига.

Василий Мищенко: Ну да.

Максим Привалов: Скажите, а как Вы оцениваете перспективы театра, то, что будет рассадка новая, между зрителями полтора метра, во что-то переродится театр как искусство или нет? Или всё вернётся, всё забудется, и всё будет хорошо?

Василий Мищенко: Если вся эта напасть исчезнет, то, конечно, театр вернётся, он должен быть живым, а, понимаете, если в зале…

Максим Привалов: Меньше зрителей, чем на сцене, да?

Василий Мищенко: Да, чем на сцене, вы знаете, конечно, это не есть хорошо, мы же понимаем всё равно при всём при том, что учитываем по Станиславскому четвёртая стена, но мы же понимаем, что зал пустой.

Максим Привалов: Желаем терпения, и чтобы как можно быстрее всё вернулось!

Василий Мищенко: Спасибо-спасибо!

Мария Карпова: С днём рождения ещё раз поздравляем и спасибо за этот разговор!

Максим Привалов: Спасибо огромное, с днём рождения!

Василий Мищенко: Всего доброго, удачи вам, спасибо!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)