Владимир Хотиненко: Мир перестали интересовать великие идеи. Я считаю, это трагедия

Владимир Хотиненко: Мир перестали интересовать великие идеи. Я считаю, это трагедия
Подробности: Михаил Казаков
Илона Броневицкая: 7 эфиров «Шире круга», и меня знают по стране, и я начинаю ездить с сольными концертами – вот какое было телевидение
Подробности: фильм «Карнавал»
17 февраля: Родилась Агния Барто. В этот день в Риме казнили Джордано Бруно
Актёр сериала «След» Сергей Пиоро: Однажды увидел, что лежит человек головой вниз на лестнице, я начал смотреть улики, нет ли там крови…
После ремонта в Доме актёра открылся большой зал
Подробности: Николай Ерёменко
14 февраля: подписан договор дружбы между Иосифом Сталиным и Мао Цзэдуном и открылись новые Сандуновские бани
Символу русской культуры - «Калинке» - исполняется 160 лет
В Москвском «Манеже» проходит самая масштабная выставка Сальвадора Дали
Гости
Владимир Хотиненко
народный артист России

Максим Митченков: Он был чемпионом Казахстана по прыжкам в высоту.

Мария Карпова: После школы год проработал художником-конструктором Павлодарского тракторного завода.

Максим Митченков: А прославился как талантливый кинорежиссёр, который снял такие картины, как «Мусульманин», «Зеркало для героя», «72 метра», «Бесы» и другие.

Мария Карпова: Сегодня день рождения Владимира Хотиненко, именинник у нас в гостях.

Владимир Иванович, очень рады Вас видеть в нашей студии!

Владимир Хотиненко: Здравствуйте!

Максим Митченков: И поздравляем Вас с днем рождения!

Мария Карпова: С днем рождения!

Владимир Хотиненко: Спасибо!

Мария Карпова: Это удивительно, что Вы нашли сегодня время, пришли к нам в гости, потому что, насколько мы знаем, жена Вас обычно на день рождения увозит в горы, это правда?

Владимир Хотиненко: Это правда.

Мария Карпова: Вы катаетесь лыжах, наверно?

Владимир Хотиненко: А вот замечательным образом мы на лыжах на этих вот, мы не катаемся, ни она, ни я… на нормальных лыжах у меня даже какой-то разряд был юношеский в свое время, а на горных нет.

Максим Митченков: В смысле на беговых, да?

Владимир Хотиненко: На беговых, а на горных я ни разу, мы с ней гуляем, эта традиция у нас родилась, когда у меня было 50-летие, то есть давно…

Мария Карпова: Ну не так давно.

Владимир Хотиненко: Это она придумала, это была ее идея, мы уехали в горы – это было совершенно замечательно.

Максим Митченков: А куда Вы ездите в горы?

Владимир Хотиненко: В разные места, но в основном в Швейцарию.

Мария Карпова: Италия, наверно? Мы знаем, что Вы же очень любите Италию.

Владимир Хотиненко: Италия, естественно, ну или Германия, там через Мюнхен проезжаешь, в общем, мы в разные места ездим, у нас нет одного какого-то места.

Максим Митченков: А поясните: горы – это, чтобы быть… чтобы поменьше было людей вокруг?

Владимир Хотиненко: Да, ты знаешь, вообще, это необычно, я не ожидал даже такого эффекта, причем у меня даже был такой замечательный эпизод, потрясающий, вот только на день рождения можно такой эпизод придумать: горы, ничего нет, сосны, выхожу, мне 50 лет, я в халате, специально босиком вышел, снег на балконе, специально в снег босиком и сосна такая, и вот вдруг прилетает черный… вот клянусь, не вру ни секунды, черный ворон и садится…

Максим Митченков: Садится на сосну?

Владимир Хотиненко: Вот на расстоянии, на каком мы с вами сидим.

Мария Карпова: Так…

Владимир Хотиненко: Я думаю: «Что это значит, это признак чего?». Я стал с ним разговаривать, серьезно, я вспомнил Эдгара По: «Только я в окошко гляну… ворон», – разговор с вороном, и мы с ним минуты 3 разговаривали.

Мария Карпова: Он Вам отвечал, Владимир Иванович?

Владимир Хотиненко: Отвечал на уровне флюидном.

Мария Карпова: Ментальном, да.

Владимир Хотиненко: Но всё равно он не улетел сразу, он так поглядывал глазом, вот такой здоровенный…

Максим Митченков: Это глаз такой здоровенный?

Владимир Хотиненко: Я его потом поблагодарил, и он улетел, но всё равно, понимаете, не всякий ведь день рождения запомнишь, да?

Мария Карпова: Конечно, а этот запомнился.

Владимир Хотиненко: А этот запомнился благодаря этой птичке, которая прилетела, посидела, причем у меня он был в «Страстном бульваре» как раз.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «СТРАСТНОЙ БУЛЬВАР»

Мария Карпова: Про период армии Вы говорите, что это был фантастический опыт жизненный, почему?

Владимир Хотиненко: Я даже сам не ожидал, не секрет, многие «косят» от армии и не очень стремятся туда.

Максим Митченков: Да.

Владимир Хотиненко: Не все, но многие.

Максим Митченков: И раньше было и сейчас так есть, тут ничего не меняется.

Владимир Хотиненко: Да, в этом смысле не меняется ничего, но у меня были очень специфические обстоятельства, меня судьба привела – вот это в прямом смысле, это не аллегория, потому что я закончил архитектурный институт…

Мария Карпова: Да.

Владимир Хотиненко: И вдруг у меня пелена спала с глаз, я понял, что то, что я хотел строить эдакое такое, что-то, как музей Помпиду на плато Бобур, это мне не светит в 76-м году, где он и происходит, в лучше случае клуб какой-то или мог в аспирантуру или мне предлагали очень хорошие места главным архитектором в Подмосковье и у меня б жизнь началась: охота, дом – всё есть, но я вдруг понял, что если сейчас киксану, как-то всё пропало, непонятно, для чего жить, простите за пафос.

Максим Митченков: И Вы сами пошли в армию?

Владимир Хотиненко: Я пришел в военкомат, я сам пришел, военком там упал со стула, говорит: «О, человек с ромбиком!».

Максим Митченков: А ромбик это что значит?

Владимир Хотиненко: Ромбик – высшее образование, это было важно, я в армии носил, чтобы было видно что я здесь не просто так…

Максим Митченков: Не простой.

Владимир Хотиненко: Да, я взрослый, тем более архитектурное образование и тогда нужно было служить год, в этом был расчет определенный, что всё-таки не 2, а год, я хотел за это время определиться просто, чем же мне заниматься и что делать?

Мария Карпова: Так если у Вас было высшее образование, почему же Вас тогда направили сопровождать людей с таким уголовным опытом, скажем так?

Владимир Хотиненко: Нет, это просто части такие, это внутренние войска, вот и всё, Довлатов тоже служил, но он на вышке служил, а я развозил, но я вам скажу, этот год я ни на что бы не променял и не переписывал бы страницу, там переписывать нечего, уникальные обстоятельства, например, чтобы и себя познать, потому что, вы знаете, там всё-таки заключенные, там за решеточкой такой, там вроде купе, но там едут люди заключенные, а ты по коридорчику ходишь, у тебя тут «Макаров» оттягивает приятно, висит в кобуре, и вдруг я поймал себя на мысли, и это было очень важно, на неприятном ощущении, что я чувствую себя как-то: «Вот такой вот тут я хожу…».

Максим Митченков: Выше и важнее?

Владимир Хотиненко: Да-да-да, она меня неприятно скребанула, я помню, это тоже полезный опыт, мне стало стыдно. Вот этот лабиринт судьбы: если б я не пошел в армию меня б судьба не свела потом с Никитой Михалковым…

Мария Карпова: Да-да.

Владимир Хотиненко: И я б не оказался здесь, вот, понимаете, вот и всё.

Максим Митченков: Да-да.

Владимир Хотиненко: Я всё остальное даже пробрасываю, вот это всё остальное, то, что вокруг.

Мария Карпова: Да-да.

Владимир Хотиненко: И когда я об этом подумал, у меня мурашки по коже, мне страшно становится, я думаю: «Боже мой, вот если бы я не зашел в эту дверь…».

Мария Карпова: Кстати, вот «Мусульманин»… такой интересный факт, я об этом не знала: в 95-м году Вы были явным фаворитом «Кинотавра», если я не ошибаюсь, но не получили заветной статуэтки. Как так получилось, вообще часто с такой несправедливость сталкиваетесь?

Владимир Хотиненко: Нет, я тогда тоже это ощущал как несправедливость, честно могу вам сказать…

Мария Карпова: Конечно, да.

Владимир Хотиненко: Не буду лукавить, я даже оскорблен был, но вопрос другой, тогда Нина Усатова получила, тогда Балуев получил…

Мария Карпова: За главную роль, да.

Владимир Хотиненко: Да, я думаю, в силу тематики, я думаю, это имело как-то чуть-чуть значение, потому что Женя Миронов, у него там блестящая роль.

Мария Карпова: Потрясающая, да.

Владимир Хотиненко: И это осторожность, его ведь сейчас не показывают, фильм.

Мария Карпова: Очень редко показывают правда, очень редко.

Владимир Хотиненко: Я думаю, это неуместная осторожность, потому что в этом смысле и тогда было это … тогда тем более это было новое совсем, за это никто не брался, и с тех пор никто не взялся, но сейчас жаль, мне кажется, что его не показывают, потому что он не устарел ни на одно мгновение.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «МУСУЛЬМАНИН»

Максим Митченков: С Женей Мироновым Вы продолжаете много лет работать вместе…

Владимир Хотиненко: Да.

Максим Митченков: И вот сейчас у Вас совместная работа…

Владимир Хотиненко: Да, и сейчас Ленина, Достоевского, да тут много присутствует.

Мария Карпова: Мы знаем, что у Вас не было других претендентов на роль Ленина.

Максим Митченков: Вы сразу знали, что это будет Миронов?

Владимир Хотиненко: Не буду лукавить, в общем, я хотел, но, во-первых, и он не сразу, скажем, согласился.

Мария Карпова: Правда?

Владимир Хотиненко: Да, это не то чтобы, несмотря на наши отношения и всё прочее, отношения тут даже не причем, уж очень тема рискованная и персонаж рискованный.

Мария Карпова: Опять же.

Владимир Хотиненко: Одно дело, взять и сделать про чёрта с рогами, дескать такой мерзавец, подписывал смертные приговоры, но это упрощение очевидное и это было мне неинтересно плюс поляризация…

Максим Митченков: А что было Вам интересно, со всех сторон его показать:

Владимир Хотиненко: Нет, это вообще невозможно в одной картине совершенно и даже в сериале совершенно невозможно, мне было интересно почувствовать его человеческую природу.

ФРАГМЕНТ Х/Ф «ЛЕНИН. НЕИЗБЕЖНОСТЬ»

Владимир Хотиненко: Такого масштаба людей немного, мне досадно, что мы в этой канители сегодняшней, в этом измельчении идей жизни потеряли ориентиры масштаба идей, ведь практически… ну что Ленин? И Александр Македонский ничего не значит и Цезарь ничего не значит – они превратились в условности, а ведь таких персонажей, такого масштаба персонажей, которые, ничего себе, мир переменили, да?..

Максим Митченков: Да.

Владимир Хотиненко: Их же человек 5, вот за всю историю человечества их человек 5-6, это не важно, их всё равно очень мало, людей, которым удалось в силу обстоятельств, судьбы, рока и их собственных, естественно, качеств, изменить мир, подвинуть его, шевельнуть – невероятно! Но сейчас, к сожалению, такие идеи не интересуют, не интересуют, я не имею ввиду даже аудиторию кино, нет, мир перестали интересовать великие идеи, я считаю, это трагедия, потому что сама во себе жизнь человеческая… надо ж ее как-то к чему-то приравнивать и мне была интересна вот эта его человеческая природа, причем нелепый вопрос: «Обелить хотите?» – да не собираюсь я, зачем белять, я просто хотел узнать, что за человек был Владимир Ильич Ленин, всё, вот моя была задача.

Мария Карпова: В ноябре вышел фильм, правильно я понимаю?

Владимир Хотиненко: Да-да-да.

Мария Карпова: Наверняка Вы уже над чем-то работаете сейчас или какие-то задумки у Вас есть?

Максим Митченков: Какие-то идеи?..

Мария Карпова: Очень интересно.

Владимир Хотиненко: Есть и, к сожалению, даже пока не могу на одной остановиться, но всё равно не скажу.

Мария Карпова: Как жаль!

Максим Митченков: Это суеверие, да?

Владимир Хотиненко: Отчасти да, вообще кинематографисты – суеверные люди и наверное, это правильно.

Максим Митченков: То есть Вы садитесь на сценарий, когда он падает?..

Владимир Хотиненко: Если падает, да.

Максим Митченков: Обязательно.

Владимир Хотиненко: Да, если упал сценарий, надо обязательно сесть, я серьезно говорю, надо сесть, работает, не работает… Знаете, когда я снимал «72 метра», я говорил, что подводники суеверные…

Максим Митченков: Суеверные, да.

Владимир Хотиненко: Много таких и я тогда для себя сформулировал: «Лучше быть суеверным чем мертвым».

Мария Карпова: А студентов тоже так же заставляете верить?

Владимир Хотиненко: Я студентов вообще не заставляю, для меня студенты – это собеседники, я даже не могу сказать, что я их учу, это неправильная тоже будет формулировка, я им передаю, я их выращиваю как цветы, я – садовник, если угодно, я не сэнсэй, я не педагог в этом смысле, а я, скорей, садовник, который пытается определить, какой сорт цветочка, чем его нужно поливать, чем удобрять и какие листики отрезать, вот и всё, я, скорей, садовник.

Мария Карпова: Красиво.

Максим Митченков: Тогда давайте так: новых хороших красивых цветов в Вашем саду и новых работ Вам, которые мы обязательно ждем и с днем рождения еще раз!

Мария Карпова: С днем рождения!

Владимир Хотиненко: Спасибо!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски