Владимир Молчанов: Как только начинаешь к себе серьезно относиться, надо завязывать работать на телевидении

Гости
Владимир Молчанов
теле- и радиоведущий, диктор, журналист

Мария Карпова: Именно в свой последний день рождения, в ночь с 7 на 8 марта 1987, Андрей Миронов пришел в гости в эфир первого выпуска легендарной программы Центрального телевидения «До и после полуночи».

Максим Митченков: И именно в эти самые до и после полуночи у советских зрителей появился новый любимый ведущий – Владимир Молчанов.

Мария Карпова: Сегодня он редкий гость на телеэкранах, но в такой день мимо нашей студии Владимир Кириллович пройти не смог. Владимир Кириллович, большая честь Вас видеть в нашей студии!

Владимир Молчанов: Спасибо! Привет, привет!

Мария Карпова: Мы уже рассказали зрителям, что в ночь с 7 на 8 марта вышел первый выпуск «До и после полуночи», Вы как вообще вспоминаете этот самый первый выпуск?

Владимир Молчанов: Это было такое легкое сумасшествие, мы всё придумали за неделю…

Мария Карпова: За неделю?

Владимир Молчанов: Да, поскольку нам запретили программу утреннюю, тогда еще не было утренней программы, мы сделали репетицию.

Максим Митченков: Это было что-то похожее на «До и после полуночи», только утром?

Владимир Молчанов: Только утром, да.

Максим Митченков: И Вам сказали, что такая программа не нужна?

Владимир Молчанов: Ни в коем случае, это был Отдел агитации и пропаганды ЦК КПСС, более мрачного и бездарного отдела в ЦК КПСС не было, они посмотрели – всё это отменили, нас пожалели и сказали: «Ну, что-нибудь на ночь…». Ну, на свою голову через неделю мы и вышли.

ФРАГМЕНТ ПРОГРАММЫ «ДО И ПОСЛЕ ПОЛУНОЧИ»

Владимир Молчанов: Я называю это второй за 100 лет прошедшей после 1917-ого года эпохой «оттепели» в нашей стране, поскольку оттепель у нас всегда сменяется заморозками, то это была, конечно, оттепель не только для телевидения, но и для всей страны.

Максим Митченков: Да, но и Вы стали символом этой оттепели.

Владимир Молчанов: Это громко.

Мария Карпова: Нет, это не громко.

Максим Митченков: Так и есть, на самом деле, и Вы были первопроходцем в этом жанре, хорошо, мы про первый выпуск попозже еще спросим. Почему вообще решили выпускать программу ночью? Не было ночного вещания до вас, вы были, действительно, первыми.

Владимир Молчанов: Нет, была, ну, потому что хотели чем-то привлечь внимание людей, которые уже не могли смотреть «Ленинский университет миллионов», или «На полях страны», или эти все замечательные программы…

Максим Митченков: Про надои и урожаи…

Владимир Молчанов: … и может быть, мы что-нибудь попробуем, они попробовали, но попробовали на свою голову, потому что вся страна действительно стала смотреть, а что еще было смотреть?

Максим Митченков: Мы упомянули, что Андрей Миронов был первым гостем в первой программе…

Владимир Молчанов: Андрюшенька, да.

Мария Карпова: Он охотно согласился?

Владимир Молчанов: Сразу, потому что у него а архиве было, у меня нет фотографии: ему 10 лет, мне 1 год, с тех пор мы с ним виделись один раз в «Галанте», когда я работал собственным корреспондентом, он туда приехал, он меня не знал внешне, мы поздоровались, он пришел ко мне, мы выпили по бокалу чего-то там, где я жил, и он остался на месяц жить на нашей вилле «Агентство печати и новости», мы с ним обошли все близлежащие заведения, мы с ним ходили на знаменитые джазовые Нордзее-фестивали, он был помешан на джазе, я тоже очень любил, билет был один, поскольку я был аккредитован, Андрюша не мог купить, у него денег не было, и сначала шел он, я ему давал билет, он выходил, давал мне билет, сам шел пить пиво, и так мы менялись…

Максим Митченков: То есть вы полконцерта слушали, да?

Владимир Молчанов: Да, так мы месяц прожили.

Максим Митченков: К тому моменту вы были уже друзьями и не волновались, что…

Владимир Молчанов: Всего 1 месяц…

Максим Митченков: Ну, месяц не мало.

Владимир Молчанов: … мы провели вместе, потом мы созванивались, когда я уже был в Москве, еще не работал на телевидении, а когда я ему позвонил и сказал, он моментально согласился.

Мария Карпова: Вы ставили себе задачу, чтобы и манера ведения отличалась от привычных советских программ?

Владимир Молчанов: Я не знал, что такое манера ведения, тем более меня никто не учил.

Мария Карпова: Более западная, свободная.

Владимир Молчанов: Я работал на голландском телевидении, ну как работал, меня всё время приглашали, я работал на голландском радио – это моя специальность, я много смотрел и мне всё время казалось, что я могу это не хуже сделать, так мне казалось, никто этому не учился – всё или получалось или не получалось.

Мария Карпова: А проблем с начальством не было из-за такой более свободной подачи?

Владимир Молчанов: Как не было? Первая же утренняя программа, которую мы репетировали, тут же запретили, сказали: «Это что такое? Кто так одевается: черный костюм в 6:30 утра, гимн Советского Союза, вы стоите и что дальше?». Я, к сожалению, и сейчас так продолжаю: эти руки, которые не дают покоя мне до сих пор, вот так не было это принято, много не было принято из того, что появилось в программе «До и после полуночи», так же, как потом мы не видели очень много, что произошло в программе «Взгляд» – это всё было новое.

Максим Митченков: А почему разрешали это делать в программе «До и после полуночи»? Это именно время такое?

Владимир Молчанов: Никто не разрешал, например, мы провели первую прямую трансляцию в программе «До и после полуночи» из Елоховской церкви, трансляцию Рождества – фрагмент, 10 минут, всё тихо, загнали всю технику туда и дали, это была суббота, Рождественская служба, а в понедельник все спрашивают: «А кто разрешил? Нет, ну, кто разрешил?». «Раз показали - значит, кто-то разрешил, а кто разрешил?». «Это, говорят, там разрешил, а кто?». Начальники все друг друга так побаивались, мы на этом очень играли.

Максим Митченков: А был какой-то самый запоминающийся выпуск для Вас лично, запоминающийся гость?

Владимир Молчанов: Гостей было очень много и были гости, которые просто потрясали нас, когда останавливалась работа «Останкино», когда в студию пришла группа «Status Quo».

Максим Митченков: Да.

Владимир Молчанов: Тогда просто всё «Останкино» перестало работать.

ФРАГМЕНТ ПРОГРАММЫ «ДО И ПОСЛЕ ПОЛУНОЧИ»

Владимир Молчанов: Или, когда в студию… вот так просто по коридору шел Ив Монтан, я к нему бегу и говорю: «Месье Монтан, может быть?..». Ему кто-то что-то переводит, женщина какая-то милая объясняет, что программа-то популярная, известная. «Пойдем, сходим ненадолго» – говорит. А о чем говорить, я даже не знал, о чем говорить, говорю: «Может, Вы что-нибудь споёте?». Он говорит: «Я знал, что Вы меня спросите». И запел.

Мария Карпова: Но мы знаем…

Максим Митченков: Что вы тоже поете, да. И у нас есть даже любопытный сюрприз для Вас, давайте мы сейчас посмотрим на экран.

Владимир Молчанов: Что вы говорите, какой ужас.

Мария Карпова: Расскажите.

Максим Митченков: У нас очень простой вопрос: что это такое?

Владимир Молчанов: Это уже «РЕН-ТВ»: новогодняя программа делается, программа новогодняя, а я не знал, что делается, тут говорят: «Надо спеть». Моя жена, которая была моим редактором, села, написала слова и с ходу так, минут за 30-40 тоже это произошло.

Мария Карпова: Записали.

Максим Митченков: Ну, вот Вы, серьезный солидный ведущий, как себя ощущали в таком образе?

Владимир Молчанов: Абсолютно нормально.

Мария Карпова: Ну, ты бы не спел.

Максим Митченков: Я бы с удовольствием, мы с тобой и так поем каждый день.

Владимир Молчанов: Главное - как только начинаешь к себе серьезно относиться, надо завязывать работать на телевидении, это происходило с некоторыми людьми, не надо – надо быть ироничным, надо к себе с иронией относиться. Телевидение – это сегодня тебя видят, через неделю тебя забыли. Лучше всех Познер сказал: «Если я буду показывать в течение недели задницу этой лошади, эта лошадь станет самой знаменитой и задница тоже в стране». Это абсолютно так.

Максим Митченков: А еще мы еще выяснили, что Ваша сестра же работала с Вами параллельно в «Останкино» и прибегала…

Владимир Молчанов: Она гораздо раньше меня пришла и в общем стала, потом стала одним из создателей всего спортивного телевидения: НТВ-Плюс Спорт и так далее. Да, она всегда за меня волновалась, поскольку она с рождения меня воспитывала и до сих пор воспитывает. Когда мы ночью монтировали, она прибегала, чтобы… ну, это известно… когда я ее спросил: «Ну, а что ты тут… мне же стыдно?». Она говорит: «Вдруг все узнают, наконец, что ты абсолютный идиот, я очень волнуюсь».

Максим Митченков: Сейчас продолжаете заниматься журналистикой или нет?

Владимир Молчанов: Я 14 лет последних работаю на единственном классическом радио «Орфей», классическая музыка.

Максим Митченков: Да.

Владимир Молчанов: Я ращу вот таких детей, как вы.

Мария Карпова: Тебя назвали ребенком.

Максим Митченков: Наконец-то.

Владимир Молчанов: Теперь Высшая Школа Кино и Телевидения – меня часто приглашают на какие-то там выступления, с телевидением я последний раз снимал какой-то фильм года 2 или 3 назад, в общем, когда-то надо вовремя понять, что когда-то пора уйти.

Максим Митченков: Мы хотим Вас еще раз поблагодарить за то, что пришли к нам в гости, для нас это большая честь и за то, что помогли вспомнить эту замечательную программу. Спасибо за это интервью.

Владимир Молчанов: Спасибо вам!

Мария Карпова: Спасибо!

Владимир Молчанов: А завтра…

Мария Карпова: Да.

Владимир Молчанов: … международный женский день, и в Вашем лице я поздравляю всех женщин. Спасибо большое, с праздником!

Мария Карпова: Спасибо большое!

Максим Митченков: Спасибо!


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Легендарный телеведущий празднует день рождения

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты