Юлия Рутберг: Я против того, что бесконечно печатают анекдоты и афоризмы Фаины Раневской, половина из них ей не принадлежит

Гости
Юлия Рутберг
советская и российская актриса театра и кино. Народная артистка России

Мария Карпова: Юлия, здравствуйте, очень рады Вас видеть!

Юлия Рутберг: Здравствуйте, мои дорогие взаимно!

Максим Митченков: Здравствуйте!

Мария Карпова: С днём рождения Вас, конечно, хотим поздравить, в первую очередь!

Максим Митченков: Поздравляем Вас!

Юлия Рутберг: Спасибо!

Мария Карпова: Рады Вас видеть ещё потому, что мы знаем, что для Вас это, не знаю, можно так сказать, что для Вас – это небольшой подвиг, Вы ведь не очень любите интернет, социальные сети, не очень с ним дружите, да?

Юлия Рутберг: Да.

Мария Карпова: Почему?

Юлия Рутберг: Я, вы знаете, как-то вынуждена сейчас, очень рада, что мы с вами вместе, но тем не менее мы в вербальном пространстве, а я как-то привыкла, что какие-то такие важные вещи, например, как день рождения гораздо важней и приятней воочию: тебя обнимут, тебе принесут букет или подарят какую-нибудь тюсечку или масечку, и это будет какое-то тактильное ощущение.

Максим Митченков: У нас пока так, мы ждём, когда нам разрешат приглашать гостей сюда.

Мария Карпова: Да, но я осмелюсь предположить, что Вам и неинтересна вот эта история онлайн спектаклей, онлайн репетиций – это, наверно, тоже не Ваша история?

Юлия Рутберг: Нет, знаете, какое-то время было очень даже интересно, потому что я с большим удовольствием смотрела и Королевский лондонский театр, и Шаушпиль, и Шаубюне, и большое количество записей Большого театра, Метрополитен-оперы, но всё-таки насмотревшись спектаклей штук 15-20, я в какой-то момент выключила всё, попросила, вернее, мне выключить, потому что я устала от пластмассового театра, мне ещё больше захотелось живых эмоций, соучастия и сопричастности, причём даже неважно с какой стороны.

ФРАГМЕНТ СПЕКТАКЛЯ «МЕДЕЯ»

Максим Митченков: Юлия, но многие Ваши коллеги всё-таки опасаются, что после того как вся история закончится, как театры откроют свои двери, многие зрители не вернутся в театры, а будут точно так же смотреть всё онлайн, потому что они уже к этому привыкли…

Мария Карпова: Вот Максим привык смотреть спектакли в трениках за это время, захочет ли он вернуться?

Юлия Рутберг: Если кто-то хочет смотреть спектакли в трениках, значит он не так любит театр – сидите и смотрите в трениках, нам потеря такого зрителя, в общем, конечно, очень обидна…

Максим Митченков: Спасибо, Маруся.

Юлия Рутберг: Очень обидна, но не катастрофична. Я жду тех людей, которые меня очень много спрашивают: «Когда? Когда мы сможем пойти в театр? Когда мы сможем увидеть спектакли?». Вы знаете, для кого-то из людей – это колоссальный допинг, допинг такой, именно ни с чем не сравнимый, живое искусство, поэтому придут ровно те, кто влюблён по собственному желанию.

Мария Карпова: Как за последнее время изменился зритель в Театре Вахтангова, учитывая, что он стал, мне кажется, самым модным театром Москвы? Билетов туда не достать на ближайшие спектакли – это точно, как зритель изменился?

Юлия Рутберг: Вы знаете, зритель очень разный, потому что существует 6 сцен, на которых мы играем и почерки спектаклей и почерки режиссёров достаточно разнообразные. Вот у «Арт-кафе», где 85 зрителей, где я играю свои программы тоже – это совершенно определённые зрители, это определённое место, это такое кабаретное существование. Новая сцена – это достаточно малая форма и приближенная форма, такая средняя форма, скажем. Театр Симонова – да, на этой сцене идут комедийные спектакли и трагедии и так далее, но это немножко разные способы общения: кто хочет поближе быть к актёрам и видеть их фактически на ладони, идут на новую сцену, для кого прекрасный, котурный и во всём величии театр Вахтангова, идут на большую сцену, для кого важны эксперименты, идут на симоновскую сцену, а кто любит кабаре и суаре, то идёт в «Арт-кафе».

ФРАГМЕНТ СПЕКТАКЛЯ-КАБАРЕ «ВСЯ ЭТА СУЕТА»

Максим Митченков: Для Вас театр всегда на первом месте, или Вы можете из-за каких-то телепроектов или из-за съёмок в кино отказаться от каких-то спектаклей?

Юлия Рутберг: Нет, не могу, я могу совмещать и выворачиваться на пупе, чего в моей жизни было масса: и на телевидении когда было несколько проектов, съёмки, но всё равно театр – это житница.

Мария Карпова: Даже ради таких ролей как Раневская или Ахматова Вы не готовы отказаться от какого-то спектакля в театре?

Максим Митченков: Это тот момент, когда приходилось совмещать, да?

Юлия Рутберг: Конечно, если ты взрослый человек, ребята, надо уметь делать несколько дел и запараллеливать свою жизнь, если человек этому научится, он никого никогда не подведёт, кроме форс-мажоров, которые не зависят от нас, и будет много успевать, а мне кажется, надо много успевать в этой жизни.

Мария Карпова: А не боялись вообще пробовать делать такие роли, потому что это же изначально понятно, что кто-то же всё равно скажет, ещё не увидев эту работу, скажет, что плохо, не то, непохоже, как вот такой риск принять на себя?

Юлия Рутберг: Вы знаете, это, безусловно, был риск, и то, что касается Раневской, я не хотела этого делать, потому что я была уверена, что меня закопают заживо, но просто Фаина Георгиевна такой для меня важный человек очень давно в моей жизни, с 10 класса, я успела её увидеть в спектакле «Дальше – тишина…», когда папа работал в Театре Моссовета и там ставил спектакль «Пчёлка» с Инной Александровной Данкман и нам сделали билеты…

Мария Карпова: С Пляттом спектакль знаменитый, да?

Юлия Рутберг: С Пляттом, конечно, там вообще актёрский состав был невероятный, там блистательные актёры были в Театре Моссовета, но, конечно, была 2 сумасшедших совершенно человека, которые вызывали… вы знаете, это невозможно увидеть по телевизору, я смотрела насколько раз «Дальше – тишина…», и то ты плачешь, но то, что было в зале, и они расставались, и она говорила: «Мой дорогой… мой дорогой…», – вдогонку, всё – сразу занавес и люди, знаете, как лавина, как сель, а там ещё у театра Моссовета уклончивая структура зала, люди бежали к сцене, мужчины, женщины, протягивали к ней руки.

ФРАГМЕНТ Т/С «ОРЛОВА И АЛЕКСАНДРОВ»

Юлия Рутберг: То, что касается Ахматовой – это был такой эксперимент, с точки зрения геометрии образа, я об этом говорю в своей программе, потому что я не пыталась никаких реинкарнаций, я попросила, чтобы они взяли портрет Альтмана, где Анна Андреевн, и мне сшили точно такой же парик с чёлкой, такого же абсолютно фасона платье и снимали преимущественно в профиль, чтоб был, так сказать… ну, Анна Андреевна всегда сидела в профиль на всех портретах. И сыграть их невозможно, о них можно напомнить, понимаете? А то, что касается Фаины Георгиевны, я была категорически против и сейчас против того, что из неё делают ковёрного и бесконечно печатают её анекдоты и афоризмы…

Мария Карпова: Да-да-да, цитаты.

Юлия Рутберг: 50% из которых не принадлежит ей, на ней просто тупо зарабатывают деньги.

ФРАГМЕНТ ПОЭТИЧЕСКОГО ВЕЧЕРА ЮЛИИ РУТБЕРГ «ТРИНАДЦАТЬ ВОПРОСОВ К АХМАТОВОЙ», СЪЁМКА 2020 Г.

Юлия Рутберг: То, что касается Анны Андреевны, она – человек, конечно, космический и частично либо медиум, либо инопланетное какое-то существо, всё, что связано с ней, она устраивает тебе какие-то невероятные вещи, если ты серьёзно этим занимаешься. Да, она обожала рыжих котов, и она говорила, что её душа переселится в рыжего кота, когда её не станет, очень любила их, подкармливала, и когда я читала год назад в Фонтанном доме на сцене её стихи в день рождения Анны Андреевны, вот на реплику, я как раз читала: «Двадцать первое. Ночь. Понедельник. Очертанье столицы во мгле. Сочинил же како-то бездельник, что бывает любовь на земле». И раздалось: «Мяу!» – и вышел рыжий кот, который нагло, вразвалку прошёл к сцене, сел напротив меня, поднял на меня глаза, естественно, мы все начали ему хлопать, он был в диком восторге, ушёл, но пока мы смотрели друг другу в глаза, мне кажется, что мы зацепились душами с Анной Андреевной.

Мария Карпова: Юлия, мне кажется, Вы вообще верите в разные мистификации, совпадения, например, Вы сами об этом говорили, Вам как-то на сцене помог… Мольер, если я не ошибаюсь? Когда Вас пытались расколоть Ваши партнёры по сцене, Суханов, Маковецкий, как это было?

Юлия Рутберг: Они меня доводили-доводили, мои 2 прекрасных обожаемых партнёра, а я им сказала, поскольку мы все ученики Аллы Александровны Казанской, они – первый её набор, а я – следующий набор, я им сказала, что казанские сироты не имеют права так вести себя по отношению к друг другу, но они продолжали чесаться, а у меня такой монолог о любви, я вся такая воздушная, а, представляете, все хохочут, я рыдаю – весь зал хохочет! Я раз обернулась – они чешут друг друга, как 2 павиана, я сказала Симонову, а он всегда заводил: «Володя, ещё раз ты это сделаешь, я тебе отвечу прямо на сцене!» – он улыбнулся, ну, на сцене, пьеса-то в стихах, и вот они опять чешутся, я поворачиваюсь и у меня, знаете, красное море такое просто… Я поворачиваюсь к Симонову и говорю: «Мой милый, подойди ко мне, ты, видно, выпил или не в своём уме, тебя сейчас примерно накажу, перебивать ты смеешь госпожу!» – они подумали, что я сошла с ума, они попятились. Но во всяком случае прецедент был, что они получили творческий помордас.

Мария Карпова: По каким работам соскучились за время изоляции?

Юлия Рутберг: Вы знаете, я, наверно, соскучилась по всем сразу, потому что нет у меня преференции какой-то одной работы, я вдруг так осознала, что какой же я счастливый человек, потому что у меня в репертуаре моего родного театра, что есть самое главное, настолько разные работы и, конечно, очень тоскую и по «Арт-кафе», и по «Всей этой суете», музыкальному спектаклю, и по «Бродячей собаке», которая и музыкальная и прежде всего литературная композиция кабаретная, и по «Тринадцати вопросам к Ахматовой», но у меня был прецедент на книжной ярмарке фактически месяц назад – у меня была «свобода Юрию Деточкину!»: я 7 июня читала Ахматову рядом со Спасской башней и у меня были на репетиции зрители, в масках сидели, мне хлопали, у меня просили автографы. А потом была вторая волна – эти уже пришли как бы на спектакль, я сыграла второй раз, а потом я вышла и сказала: «Нельзя третий сеанс? Можно? Я готова».

Максим Митченков: Здорово!

Юлия Рутберг: Я готова!

Максим Митченков: Тогда мы хотим Вам пожелать, чтобы скорей всё вернулось на круги своя, чтобы театры распахнули свои двери, новых ролей Вам и ещё раз с днём рождения!

Мария Карпова: С днём рождения!

Юлия Рутберг: Спасибо вам большое, я очень была вас рада видеть, спасибо, ребята!

Максим Митченков: Взаимно, спасибо!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)