Юрий Стоянов: У нас страна быстро забывающая, поэтому, чем чаще я вспоминаю Олейникова, тем чаще его вспоминают те, кто его любил

Гости
Юрий Стоянов
Член Совета по Общественному телевидению. Народный артист РФ, советник дирекции филиала ФГУП ВГТРК ГТК «Телеканал «Россия»

Максим Митченков: Юрий, здравствуйте, рады Вас видеть!

Юрий Стоянов: Привет, взаимно!

Максим Митченков: Отлично!

Мария Карпова: Мы знаем, что Ваша самоизоляция прошла с пользой, потому что Вы снимали очень смешные ролики в «Инстаграме» с пометкой «карантин – день такой-то», а теперь ещё и снимаете ролики про свободу. Чья это была идея, кто Вам помогает в этом?

Юрий Стоянов: Идея была моя, для того, чтобы сохранить себя и профессионально и человечески за эти 2,5 месяца, помогает мне в этом всего несколько человек, главным образом, моя жена, она является оператором и голосом всех жён России за кадром…

Мария Карпова: Да-да-да.

Максим Митченков: Да.

Юрий Стоянов: Она не профессиональная актриса, она инженер-строитель и мама троих детей. Когда мне кто-то предложил озвучивать это профессиональной актрисой, и я послушал, как это звучит, я категорически отказался, потому что в этом появилась…

Максим Митченков: Фальшь какая-то, да?

Юрий Стоянов: Нет, не фальшь, а игра, игра, а мне было очень важно, чтобы человек с той стороны гаджета, смартфона, ноутбука, планшета, компьютера, узнавал себя.

ФРАГМЕНТ ИНТЕРНЕТ-ПРОГРАММЫ «СТОЯНОВ В ИЗОЛЯЦИИ», 2020 Г.

Максим Митченков: Юрий, а когда начиналась вся эта история с самоизоляцией, не ощутили ли Вы какую-то очередную 10-ю, 20-ю волну популярности «Городка»? Потому что очень сильно по интернету разошёлся ролик, где милиционер останавливает человека и запрещает ему въехать в город и говорит, что там введён карантин, и ролик так называется – «Карантин».

Юрий Стоянов: На самом деле, это всего один ролик, а посвящённых разного рода пандемиям у нас снято около 2,5 часов видео было, и я сделал целую программу, и она была, называлась «Городок под маской», когда 2 человека в течение 40 минут шьют маски и думают, как бы на этом сделать бизнес, потому что масок нет.

ФРАГМЕНТ ПРОГРАММЫ «ГОРОДОК»

Мария Карпова: Я не могу не обратить внимание, что у нас появился ещё один герой в кадре, насколько я знаю, этого героя Вы планировали подарить тёще?

Юрий Стоянов: Да.

Мария Карпова: Как он остался у Вас?

Максим Митченков: И как его зовут?

Юрий Стоянов: Его зовут Пончик, это мальтийская болонка – самая древняя порода из известных, 2500 лет. Посмотрите, и не скажешь, что ему 2500 лет, да?

Максим Митченков: Да, выглядит молодо.

Мария Карпова: Вполне свеж, да.

Юрий Стоянов: На самом деле, ему 5 лет, характер отвратительный, такой же, как у меня, любит он только Лену, то есть голос за кадром, по-настоящему, признаёт её хозяйкой, но мы его так полюбили и не отдали тёще.

Максим Митченков: Он у Вас не снимается в Ваших скетчах, в Ваших программах?

Юрий Стоянов: Снимался, пару раз снимался, он вообще мерзавец, он не даёт снимать ничего, потому что как только начинается съёмка, он обязательно влезает в кадр.

Мария Карпова: Юрий, Вы как-то сказали, что Ваше новое шоу «100янов» – это посвящение «Городку» и Илье Олейникову.

Юрий Стоянов: Это правда, конечно, это человек, который изменил мою жизнь, она делится на до знакомства и после его ухода, безусловно, она делится на эти этапы, и мы – страна очень быстро забывающая, к сожалению. В Америке, например, Фрэнк Синатра – это действующий артист, независимо от того, сколько лет прошло с его смерти. Сейчас в театральном ВУЗе объясните людям, кто такой Стржельчик, Лебедев, да даже Смоктуновский, они только знают, что это имя нарицательное: «Ну, ты и Смоктуновский!» – а какой Смоктуновский? А я уж про Луспекаева, ещё каких-то артистов, просто не говорю, такого тренда нет – память, поэтому моя задача: чем чаще я вспоминаю Олейникова, тем чаще его вспоминают вместе со мной те, кто его любил.

ФРАГМЕНТ ПРОГРАММЫ «ГОРОДОК»

Мария Карпова: Чтобы поступить, надо поступать во все ВУЗы сразу, Вы поступали почему-то только в ГИТИС…

Юрий Стоянов: Да.

Мария Карпова: Почему?

Юрий Стоянов: Я одессит же был – это накладывало какой-то отпечаток, я просто думал о том… я реально думал: «Как можно поступать в некое заведение, которое называется «училище»?

Максим Митченков: А Вам нужно, чтобы именно институт был, да?

Юрий Стоянов: Училища и в Одессе навалом, всех этих ПТУ было, а во МХАТ даже не рассматривал, вообще – школа-студия, я уже одну закончил, на фига мне во вторую поступать.

Мария Карпова: Вторая школа. А почему именно в Одессе рождаются люди с таким специфическим чувством юмора: Ильченко, Карцев, Жванецкий, Вы Юрий?

Юрий Стоянов: Да ладно я. Вот смотрите: есть хохлома – это роспись, есть каслинское литьё, есть жостовские подносы, есть какая-то игрушка, а есть одесская шутка – это реприза, это народный промысел одесский, но не тогда, когда её вымучивают и начинают включать из себя одессита, а тогда, когда она рождается, как непосредственная, парадоксальная реакция на окружающих.

ФРАГМЕНТ ПРОГРАММЫ «ГОРОДОК»

Мария Карпова: Вы как-то сказали, что Вы – совершенно не театральный человек, но тем не менее, если я не ошибаюсь, первая же роль в БДТ у Вас была главная роль?

Юрий Стоянов: Да, я её с таким успехом провалил, что вторая главная роль была через 15 лет.

Мария Карпова: Кто Вам сказал, что Вы провалили роль?

Юрий Стоянов: Я вам говорю, этого достаточно, я говорю.

Мария Карпова: Вы просто скромный человек.

Юрий Стоянов: Нет.

Максим Митченков: Объясните нам, в чём был этот провал, в чём он заключался?

Юрий Стоянов: В том, что это была не моя роль, не моя, противопоказанная мне. Я был смазливый, красивенький, худенький, метр 83, вес килограммов 75, волосы вот до сих пор и так мне как красивому, смазливому, а не красивому, актёру и дали соответствующую роль – такой голубой-голубой персонаж: «Мама, папа, посмотрите!» – а я ценил больше те места, где зрители смеялись, возникало несоответствие, потом через много лет, когда я свою внешность привёл в соответствие с внутренними данными, мне , как говорят молодые коллеги, попёрло. Я не был не театральным человеком – это не так, я очень мало до театрального института бывал в театре, вот в чём штука, но я понимал, что фундаментальное образование актёрское невозможно получить в кинематографическом ВУЗе, его можно получить только в театральном – уже неплохо.

Мария Карпова: Вы не хотите, чтобы Вас ставили в один ряд с Ильченко, Карцевым и Жванецким, а если с Калягиным и Табаковым в плане того, как Вы виртуозно, не пошло играете женщин?

Юрий Стоянов: Тоже не получится.

Мария Карпова: Почему?

Юрий Стоянов: Не получится, потому что они играли мужчин, которые в ходе обстоятельств вынуждены прикидываться женщинами, а я играю женщин.

ФРАГМЕНТ ПРОГРАММЫ «ГОРОДОК»

Максим Митченков: Юрий, мы Вам хотим пожелать всегда сохранять такое чувство юмора, спасибо Вам огромное за то, что развеселили нас и наших телезрителей, были рады Вас видеть, спасибо Вам огромное!

Мария Карпова: Спасибо!

Юрий Стоянов: Спасибо вам большое, удачи, успеха, здоровья!

Мария Карпова: Спасибо!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)