• Главная
  • Программы
  • Киноправда?!
  • Леонид Млечин: При наркоме Чичерине это было золотое время советской дипломатии, когда она жаждала гласности, а не боялась ее

Леонид Млечин: При наркоме Чичерине это было золотое время советской дипломатии, когда она жаждала гласности, а не боялась ее

Общественное телевидение России показывает снятый в 1964 году фильм "Москва-Генуя". Для начала я назову прекрасных актеров, которые в нем снимались, -  Людмила Хитяева, Ростислав Плятт, Николай Еременко, Сергей Мартинсон...

Сценарий фильма "Москва-Генуя" написал удачливый сценарист и режиссер Алексей Владимирович Спешнев, который в те годы работал на студии "Беларусьфильм". И получил за этот фильм республиканскую государственную премию.

Сорежиссером был Владимир Владимирович Корш-Саблин, народный артист СССР, лауреат сталинской премии. В Минске он руководил белорусским Союзом кинематографистов. Он внук  Федора Адамовича Корша, который в конце ХIХ основал в Москве Русский драматический театр, знаменитый Театр Корша, крупнейший общедоступный театр, сыгравший важнейшую роль в русской театральной жизни до революции.

Другим сорежиссером был Павел Николаевич Арманд, носитель еще более известной фамилии. Он - племянник рано умершей Инессы Арманд, пожалуй, единственной женщины, которую любил Владимир Ильич Ленин. После войны Павел Арманд работал в Латвии, на Рижской киностудии, ставил фильмы о латышских большевиках. Одаренный человек, Павел Арманд известен хотя бы тем, что он автор слов и музыки популярной песни "Тучи над городом встали", которую молодой Марк Бернес с его невероятным обаянием поет в фильме "Человек с ружьем", который мы уже показывали.

Фильм "Москва-Генуя" посвящен тайнам дипломатии, что было тогда редкостью.  В Генуе проходила первая после октябрьской революции международная конференция, в которой участвовала делегация Советской России. И в ходе этой конференции 16  апреля  1922  года  в местечке Рапалло  Советская Россия и  Германия неожиданно подписали договор.  Это была сенсация мирового масштаба.

С немецкой стороны договор подписал знаменитый министр иностранных дел Вальтер Ратенау, который приложил огромные усилия для того, чтобы восстановить отношения с недавними врагами, чтобы интегрировать Германию в европейскую политику, и который вскоре будет убит немецкими националистами.

А с советской стороны договор подписал нарком по иностранным делам Георгий Васильевич Чичерин, очень необычная фигура в советском руководстве.

Странный, одинокий, замкнутый  Чичерин избегал женщин и жил анахоретом.  Его единственным другом был поэт и музыкант Михаил Кузмин, утонченный эстет. Кузмин - одно из самых громких имен серебряного века русской поэзии. Он не скрывал своих гомосексуальных предпочтений и считался певцом однополой любви. Свою нежную дружбу Чичерин и Кузмин пронесли через всю жизнь. Они родились и умерли в один год.

История Генуи и Рапалло — очень интересная.  6 января 1922 года Верховный совет Антанты принял решение созвать в Генуе конференцию, посвященную восстановлению стран Центральной и Восточной Европы после кровопролитной и разрушительной Первой мировой войны. На конференцию пригласили делегации поверженной Германии и отвергнутой России. Возглавить делегации предлагалось главам правительств.

В Москве приглашение. Нельзя было отказываться от первой возможности принять участие в мировых делах. Но сам Ленин не поехал. Боялись — думали, что белая эмиграция не упустят случая разделаться с вождем революции. В Москве утвердили состав советской делегации на Генуэзскую конференцию во главе с Лениным. Но это была чистая формальность. Ленин сразу передал полномочия председателя делегации своему заместителю Чичерину.

Георгий Васильевич воспринял свою задачу всерьез и считал, что конференция — это шанс, который надо использовать. Важнее всего получить на Западе заем, который позволит поднять разрушенное Гражданской войной хозяйство страны. Ради этого, считал нарком, стоит пойти на какие-то политические уступки.

Западные дипломаты отмечали, что советское законодательство дискриминационное: представители бывших правящих классов даже лишены права голосовать на выборах, а такое поражение в правах недопустимо. Чичерин предложил отменить эти положения конституции. Написал Ленину письмо.

Взбешенный Ленин на полях его письма написал: "Сумасшествие!" И предложил секретарю ЦК Молотову "немедленно отправить его в санаторий". Я цитирую: "Письма Чичерина показывают, что он болен, и сильно. Мы будем дураками, если тотчас же и насильно не сошлем его в санаторий".

Владимир Ильич еще не додумался до использования психиатрии в борьбе с инакомыслящими, и на самом деле он вовсе не хотел лишаться наркома, который ему в принципе нравился. Поэтому Чичерин продолжал работать, но его идеи были отвергнуты. Восстановление экономики Ленина интересовало меньше, чем построение придуманной  им политической системы.

Ленин совершенно не был заинтересован в успехе Генуэзской конференции. Он искренне желал ей провала, потому что ждал мировой революции: зачем договариваться с политическими трупами? Ленин написал Чичерину письмо, которое никогда не публиковали при советской власти: "Нам выгодно, чтобы Геную сорвали... но не мы, конечно. Обдумайте это с Литвиновым и Иоффе и черкните мне. Конечно, писать этого нельзя даже в секретных бумагах. Верните мне сие, я сожгу...."

Нарком Чичерин решительно не согласился с Лениным и в тот же день ответил:

"Я не хозяйственник. Но все хозяйственники говорят, что нам до зарезу, ультранастоятельно нужна помощь Запада, заем, концессии, экономическое соглашение.  А если это так, нужно не расплеваться, а договориться..."

Конференция проходила с 10 апреля по 19 мая 1922 года. Участвовали двадцать девять государств. В Геную отбыла большая советская делегация — шестьдесят три человека, они разместились в двух вагонах.

Европа потребовала от России признать долги, сделанные царским правительством и Временным правительством, а также вернуть иностранным владельцам национализированную собственность. Это были элементарные условия возобновления торгово-экономических отношений и предоставления новых кредитов. Европа не требовала сразу вернуть все долги, но она говорила: признайте хотя бы, что вы все-таки взяли у нас деньги. Понятно и требование компенсации тем иностранцам, которых лишили собственности в России: как может любое европейское правительство предоставлять новые займы стране, которая ограбила его граждан?

И Ленину разбиравшиеся в экономике люди (еще были такие) предлагали признать долги царского правительства. В ответ европейские державы столь необходимые Советской России кредиты. Сделка очевидно выгодна России. Но Ленин категорически не соглашался с такой позицией.  

Тем не менее некий шаг навстречу миру Советская Россия сделала. Выступая в Генуе, Чичерин сказал о возможности сосуществования и экономического сотрудничества государств с различным общественным строем. Слова Чичерина следовало понимать так, что Советская Россия отказывается от экспорта революции и намерена устанавливать нормальные отношения со всем миром.

Бывший государственный секретарь Соединенных Штатов Генри Киссинджер, автор классического труда об истории международных отношений, считает, что эта речь знаменовала возвращение России к традиционной дипломатии. Несмотря на революционную риторику, в конечном счете целью советской политики стал национальный интерес. Советский Союз пошел на прагматический компромисс между надеждой на мировую революцию и потребностями реальной политики.

Чичерин был идеальной фигурой для участия в дипломатии высокого уровня. Он ничем не уступал своим западным коллегам. В Генуе нарком изумил всех той легкостью, с которой он разговаривал на разных языках, и готовностью запросто беседовать с журналистами. Это было золотое время советской дипломатии, когда она жаждала гласности, а не боялась ее. С Генуей связан личный дипломатический успех Чичерина.

С санкции Ленина в небольшом соседнем городке Рапалло Георгий Васильевич подписал сенсационный договор с Германией о взаимном признании и восстановлении дипломатических отношений. В Рапалло обе страны согласились строить отношения как бы с чистого листа и решили все спорные вопросы самым радикальным образом: они просто отказались от взаимных претензий.

Потерпевшая поражение в Первой мировой войне Германия стала единственной европейской страной, которая захотела сотрудничать с Советской Россией. Потому что Советская Россия вышла из Первой мировой войны и подписала с Германией сепаратный мир. И союзникам пришлось воевать одним, завоевывать победу без России, за что они на большевиков сильно обиделись.

В основе союза Советской России с Германией лежали общие обиды на европейские державы — Англию и Францию, нелюбовь к либеральным западным демократиям и общая враждебность к Польше, что даст о себе знать осенью 1939 году, когда Сталин легко пойдет на сближение с Гитлером.

А теперь художественная версия тех событий. Фильм "Москва-Генуя". 1964 год.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски