Кичмай: самый северный в мире чай и единственное в Европе тюльпанное дерево

Уже при въезде в Кичмай становится ясно - это место цивилизацией не искалечено. Никаких пятиэтажек, торговых центров и вытоптанных газонов. С одной стороны - ореховые плантации, с другой - пасеки. По дороге навстречу туристам галопом скачет всадник. Лошадь здесь вместо машины и велосипеда.

Алексей Тиссен, местный житель: "Здравствуйте! Эта лошадь -  для личного удовольствия. В ауле человек 6-7 имеет таких лошадей. У меня 3 лошадки".

Лошадей здесь держат для собственного удовольствия, катания детей, но главное - для хождения в горы. Животное выносливое, в день может проходить до 70 км. На узких горных тропинках, где не проедет ни одна машина, без такого помощника не обойтись.

Аул Кичмай находится в долине реки Шахе. Это сейчас она тихая и спокойная. А когда идут сильные дожди, река разливается от берега до берега и уровень воды в ней поднимается на 2-3 метра. Говорят, что по характеру она напоминает черкесов. Такая же своенравная.

Здесь никогда не было феодализма. У местных племен были князья, но влияние они имели только в военное время, когда нужно было собрать народ для защиты территории. В остальном - жили на равных со всеми.

Даже самого бедного черкеса заставить делать что-то против воли было невозможно. Больше состояния здесь ценилось умение постоять за себя. Шашка, конь и ружье были главными богатствами черкесов.

Айдамир Басто, местный житель: "Костюм сам черкеска называется. Нас, адыгов, еще называют черкесами. Основной элемент – газери, переводится как готовый. Соответственно, здесь было что-то готовое. В основном, если с аула выходили, это был готовый пороховой заряд. Расположение очень удобное. Как рассказывают во время боя, черкес бывало, что зубами выдергивал и заряжал ружье".

Айдамир по профессии - экономист, но уже 10 лет занимается скромным туристическим бизнесом - держит этноуголок. За 100 рублей здесь можно сделать фото в черкеске и папахе, а в качестве бонуса услышать рассказ о жизни адыгов. Один из самых увлекательных - о тюльпанном дереве. Главной достопримечательности аула.

Айдамир Басто, житель Кичмая: "Ныне это - экскурсионный объект города Сочи. Со всей России, со всего мира приезжают смотреть на это тюльпанное дерево. Во-первых, дерево цветет тюльпанами, во-вторых, размеры - 8 человек обхватывают. Как рассказывают, дерево было еще выше, возраст этого дерева - не одна сотня лет".

Местные жители считают дерево священным, проводят около него обряды и просят о счастье и долголетии. Средняя продолжительность жизни в ауле в начале прошлого века была 90 лет. Впрочем, Айдамир уверен, дело тут не в мистике, а в здоровом питании. Адыги всегда сами выращивали фрукты и разводили скот.

Айдамир Басто, местный житель: "У нас с одной улицы 30 коров, с другой - 30 коров, и когда они на улице объединялись - 50-60 голов, один человек гнал туда за гору, у каждого было и молоко, и сыр, и мясо свое. Сейчас уже, к сожалению, не так".

Скотоводство в ауле сегодня многие променяли на туризм. И труда меньше, и заработать можно больше. Эта сыроварня - одна из немногих, где от традиций решили не отходить. Здесь работают 9 братьев, все примерно одного возраста - от 20 до 22 лет. Сами держат скот – ни много ни мало 50 голов, сами делают адыгейский сыр и рассказывают про него туристам.

Чтобы приготовить 1 кг такого угощения, нужно 7 литров свежего молока, натуральная сыворотка и печь. В ней сыр коптят полтора суток. После такой процедуры храниться без холодильника он может месяц.

Заид Тхагушев, сыровар: "Раньше для нас месяца было мало, тогда у нас сыры коптились вот до такого состояния. Это настоящий адыгейский сыр! Как такой сыр съесть? Распарив его на водяной бане, подержав его какое-то время, он станет больше, мягче, а вот самое главное - вкусовые качества и витамины от этого сыра отличаться не будут. Этому сыру 5 лет, а в музее космонавтики у нас есть сыр - ему 100 лет, и он тоже до сих пор съедобный".

После впечатляющей экскурсии продажи идут на ура. Туристам - вкусный сувенир, ребятам - заработок. Правда, всю жизнь посвящать сыроварне они не собираются. Учатся на инженеров, а бизнес планируют передать братьям помладше.

Заид Тхагушев, сыровар: "Работа всегда есть. Просто нужно уметь находить ее".

С таким же девизом за дело взялся основатель этнотуризма в Кичмае Айса Ачмизов. Купил дом напротив заброшенной чайной плантации, нанял людей и стал собирать оказавшийся никому не нужным в 90-е урожай. В советское время эти 14 гектаров обрабатывала крупная краснодарская фабрика, но с перестройкой в руководстве предприятия сочли, что затраты на сбор чая себя не окупают.

Айса Ачмизов, предприниматель: "Сегодня нас немного - 6 человек здесь работает. Оставайтесь у нас, если хотите заработать. За каждый килограмм чая мы даем 200 рублей. Собирать чай никто вас не заставляет в жару, под палящим солнцем. Мы обычно встаем рано, пособирали чай, где-то часов до 11, а потом можно вечером в 4 часа прийти и до темноты собирать чай".

На чае много не заработаешь, прибыль в основном здесь получают на экскурсиях. Рассказывают туристам, что родина самого северного в мире чая - долина реки Шахе, и дают попробовать зеленый напиток - на выставке чая в Китае его наградили золотой медалью. Отдыхающие пробуют и удивляются: как много не знали о своей стране. Думают приехать в Кичмай снова. Посмотреть на величественные холмы, отведать адыгейского сыра и прислонить ладонь к вековому тюльпанному дереву. 

Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски