Костерёво: город при катушечно-челночном комбинате

Мы продолжаем цикл репортажей о малых городах России. И сегодня отправимся в Костерёво Владимирской области. В начале двадцатого века здесь появился катушечно-челночный комбинат, на котором десятилетиями работали местные жители. В 60-е построили первые в районе спортивный зал, бассейн и многоэтажный дом. Расцвет закончился в 90-е, когда градообразующее предприятие закрылось. О том, как сейчас живёт город, расскажет Анна Тарубарова.

Костерёво встречает объявлениями о давно прошедших праздниках: на въезде 9 мая, в городском парке - день города. Реальная картинка и аккомпанемент далеки от мажорных нот на плакатах.

Настоящие - почти как из песни - крылатые качели подружки Влада и Саша видели в Москве и по телевизору - и всё не могут забыть. В парке родного города - синяки и ссадины - отдельная глава сочинения на тему как я провёл лето. Горки и качели старше родителей. На задворках парка - то, что может заменить модный аттракцион - скалодром - сцена, где недавно гуляли в честь дня города.

По праздникам местные власти приставляют к кирпичным скалам деревянные лесенки. В обычные дни, судя по битым стёклам, на сцене отмечают сугубо личные праздники. Саша и Влада говорят, что это всё от безденежья и безделья. Взрослые им рассказывали, что зарплаты в городе 6-7 тысяч. Родители девочек работают в Москве. Даже если в Костерёве поставят карусели, задерживаться тут подруги не видят смысла.

Полвека назад каждый житель Костерёва с пелёнок знал, куда идти работать. Город вырос при катушечно-челночном комбинате. Предприятие закрылось в 90-е. На его месте теперь десятки новых компаний. Некоторые цеха больше похожи на древние руины. Кого не спросишь на улице - он или родственник трудился на заводе-гиганте. Вот бывший электрик Николай Павлович. Костеревцев делит на две категории - тех, кто ездит на заработки в Москву, и тех, кто терпит.

Николай Калибернов, житель Костерёва: «Даже надомного труда здесь нету. Я вот вроде мужик здоровый, я б поработал, как говорится. Циркуля мы тут одно время собирали инвалиды. Даже развозили нам заготовки. Две ножки скрутить туда-сюда. Вот я по второй группе получаю 7300, отказался от лекарств. Ну две, 2500 у меня 9500 тыщ всего».

Николай Павлович лишился ног, когда ему не было и сорока. Циркули на дому крутил недолго - теперь зарабатывает, как он выражается, общением с народом. Просит милостыню у супермаркета. Народ ему не отказывает - уважают за жизнелюбие - на 8 с половиной тысяч жителей Костерёва он единственный инвалид-колясочник да еще и по кличке Шумахер, потому что гоняет на своём незатейливом транспорте даже там, где обычному человеку трудно пройти.

Железная дорога - в отличие от Шумахера Николая Павловича, делит жителей на иные две категории - тех, кто ходит в школу и в магазин на свой страх и риск и тех, кто ходит, например, в парк на нервах. Не первый год местные просят построить для них пешеходный мост. А пока нарушают - до этого автомобильного переезда не всем удобно ходить.

Мария Ларина, житель Костерёва: «Это ужасно, конечно. Я сама не раз наблюдала, как бабушка переходила - можно сказать, не переходила - я ее перетаскивала на себе через эти линии, держала буквально в середине нашей железной дороги».

На той стороне, где нет школы, больницы и аптеки - есть культурно-досуговый центр, который стал еще и костеревским центром переработки отходов.

Людмила Строганова - художник-декоратор при народном театре "Дебют" - сначала стеснялась пускать нас в свою мастерскую - мол беспорядок слишком творческий. А потом рассказала не только о гномах и ковриках из тряпочек, но и о тех своих творениях, которые игрушками называть нельзя.

Людмила Строганова, художник-декоратор: «Это реально оберег, это не лажа, у него монетка - нюх на деньги, у него нету рта, он всё видит, у него 4 пальца - он вам помогает, за вас не делает. У него нет рта - чтобы у вас дома не произошло - он всегда видит, поможет, но молчит».

Вязаные домовые с мехом от старых курток нарасхват, для Людмилы само творчество - это оберег.

Людмила Строганова, художник-декоратор: «Город очень маленький, в основном заняться нечем, и чтобы чем-то заниматься, от чего-то убежать, народ бежит в творчество. А куда ему ещё бежать-то? Да, мы пытаемся заработать! Да мы бежим от себя! Потому что вязание, вышивка, рисование -это же определённая медитация».

Благодаря творческой медитации Людмила делает ремонт в новом доме. Заработала на мебель для кухни. Уезжать из города она не планирует хоть и ругает разбитые дороги, железнодорожный переезд, отсутствие хороших зарплат, провинциальную скуку. Только самой скучать Людмиле некогда - она то на огороде, то на мастер-классе, то просто дома перед телевизором.

Если выйти из мастерской Людмилы и посмотреть направо, то можно увидеть забор с выцветшей надписью – «построим мечту своими руками». У кого-то из костёревцев получилось её связать.

Недалеко от города Костерёво, примерно в шести километрах, есть небольшая деревушка Пекша. Там в конце XIX века жил великий русский художник Исаак Левитан. Здесь он написал свою знаменитую картину «Владимирка». На ней - Владимирский тракт - губернская дорога, по которой с XVIII века шли пешком на каторгу сосланные в Сибирь. Сейчас картина является частью собрания Государственной Третьяковской галереи.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски