Квашёнки: Столица шкурного ремесла России

Сегодня в цикле "Малые города" мы отправимся в Квашёнки на севере Московской области. Когда-то это поселение славилось на всю Россию и даже за ее пределами выделкой шкур. Туда съезжались торговцы из Москвы, Ярославля и Нижнего Новгорода.

С утра квашёнкинские школьницы обошли все местные магазины и дома. Успешно - всемером с трудом катят санки. Там лежит ценный груз - макулатура. В школе её взвесят и тому классу, который собрал больше всех, непросто поставят оценки.

Раньше на этих улицах с трудом разъезжались сани. Так их было много. До революции и в советские времена Квашёнки славились как центр древнейшего промысла. За изделиями здешних мастеров приезжали со всей страны.

Квашёнки - село, о котором даже парижские модницы краем уха да что-нибудь слышали. Шапки, шубы, рукавицы отсюда везли, как говорится, в лучшие дома Франции. А это, кстати, здание бывшей скорняжной мастерской. Давно закрыта.

Ни музея, ни даже таблички… Сегодня в Квашенках ничего не напоминает о ремесле, которое кормило почти каждую семью здесь. Разве что название. "Квашёнки" - от слова "квашение". Так именуется классический способ обработки шкур. 90 лет назад в Талдомском районе насчитывалась без малого 1000 скорняков. Была скорняжная артель "Меховщик". Теперь кого не спроси - одни воспоминания.

Татьяна Артамохина, житель с. Квашёнки: "У моего мужа отец занимался еще в те далёкие времена, возили по Волге кожу и всё такое, шили сапоги, вот у мужа моего отец был скорняком".

О том, почему в селе перестали заниматься доходным делом квашёнкинцы, не знают. Да и спрашивать почти не у кого - днём почти все в Москве и соседнем Талдоме - на заработках. Вот дворник, он же слесарь и сантехник в сельском доме культуры. Тоже работал в столице - на память осталась куртка.

Дмитрий Букатарь, пенсионер: "Видите, на спине, что написано? [МЧС] 16 лет отработал. В Москве. И? Всё. На пенсии".

В Москве получал 40 тысяч рублей. Жалованье в доме культуры - 13 плюс выручка от работы на своей грузовой машине - Дмитрий занимается доставкой товаров. Говорит, на хлеб с маслом хватает, а на мечту - нет.

Дмитрий Букатарь, пенсионер: "Легковую машину не могу позволить себе купить, квадроцикл хотел себе купить, не могу".

Понедельник в доме культуры выходной. Но в небольших поселениях это не проблема, если хочешь, например, посмотреть выставку картин - двери откроют.

Юлия Комкова, руководитель любительского творческого коллектива: "Лично мне очень нравится вот эта картина - закат. Он мне напоминает берега нашей матушки Волги, мы живём недалеко от Волги, 10 километров и мы можем оказаться на берегу этой замечательной реки, ну и у нас есть традиция семейная каждый год летом выезжать с палатками лагерем, с молодёжью, с детьми на остров, который находится на Волге".

Юлия Комкова - студентка московского университета культуры и искусств. Мечтает создать свой творческий коллектив - петь народные песни, желающих много. А писать пейзажи и натюрморты квашёнкинцев учит студентка Суриковской Академии. На одной из картин низенькая избушка - бывшее здание дома культуры. Раньше всё творчество было там, пока не приехал губернатор Подмосковья - он удивился и велел построить квашёнкинцам ДК. Строители справились меньше чем за год. Чего не скажешь о главной достопримечательности Квашёнок - Церкви Преображения Господня. При советской власти она служила местному совхозу гаражом и складом. Восстанавливать её своими силами жители взялись двадцать лет назад. Практически из руин и реставрация близится к финалу - службы уже идут.

Мария Храмова: "Ну, чё было, удобрение... Как совхоз возил - склады ведь там были, ну и всё и вот мы всё это вынесли. Нам много досталось тама. Чё это вот так хотелось, и мы ходим и радоваемся, но уже все умерли, которые ходили, помогали. Осталось нас мало - человека четыре".

От совхоза "Правда", в который входили семь колхозов, после перестройки осталось несколько ферм. Здесь работали 400 человек, а сегодня 35. Коров было 2000, теперь в 10 раз меньше.

Татьяна Воронина, заведующая фермой "Правда": "Тяжело было. Зарплата не выплачивалась. Почти по году мы не получали заработной платы. Очень сложно было. Но была своя пекарня, здесь хлеб пекли, здесь мясо, конечно, для своих всегда. Ну, переживали, каким-то образом переживали".

Татьяна Воронина больше сорока лет на ферме. Приглашали на другие предприятия: уезжала ненадолго, но возвращалась. Говорит, душа ныла по Квашёнкам. Сегодня ферма, как и храм, постепенно возрождается. Пока здесь производят только молоко. Но уже договорились с инвестором об открытии цеха - будут и сметана, и творог, и сыр.

Анри Маркарян, генеральный директор ОАО СП "Правда": "Народ требует, чтобы было производство. Необходимо чистое питание, чистая линия".

Чистое питание квашёнкинцы селу и окрестностям обеспечат сами - на ферме готовы взяться за обучение специалистов. А это значит, что в Квашёнки совсем скоро снова потянутся, но уже не сани, а большие автомобили.

Известными среди торговцев Квашёнки стали еще и потому, что поселение растянулось на два километра вдоль Кашинского тракта. Именно по этой дороге грузы из северных районов страны доставлялись в Москву. Благодаря выгодному положению село богатело, и уже в 19 веке здесь жили почти 500 человек. Квашёнки считались одним из самых крупных сел области. 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски