Сапожок: когда и почему его население уменьшилось в 33 раза и в чем уникальность сапожковского костюма

Мы продолжаем рассказывать о малых городах России. И сегодня речь пойдет о Сапожке Рязанской области. Меньше чем за сто лет это место из крупного промышленного центра превратилось в город швей. Там работает фабрика, на которой трудятся только женщины. Пока мужчины зарабатывают деньги в других городах.

В Сапожке, как и в Москве, есть кольцевая автодорога, кругом огибающая поселение по его границе. Плохо лишь, что въезд в городок только один. Через этот узкий мост с односторонним движением.

Владимир Куникеев, водитель: "За этот мост нужно кое-кого за что-то взять и повесить! Потому что уже не раз колеса кололи. Мы, бывает, утром по полчаса стоим. Тем более, в одну сторону пропускают".

Торчащая из настила моста арматура рвет колеса, колдобины, которые больше похожи на снарядные воронки - подвеску машины. Приезжим жители объясняют, что их городок всем хорош. Кроме мостов и дорог. Второй сапожковский мост, соединяющий две жилых улицы с центром поселения, угрожающе провис. По нему даже ходят с опаской.

Александр Добычин, ветеринарный врач: "Вот этот угол обвалился буквально через месяц. Потому что сделали из гнилушек. Он обломился - машина ехала. Она чудом туда не соскочила".

Деревянный мост недавно пережил капитальный ремонт, сразу после которого провалились доски перекрытия и треснули деревянные сваи. С тех пор пожарные машины и кареты "скорой" по нему не ездят.

Мария Боярышникова, пенсионерка: "Скорая" как поедет ко мне ночью?! Ведь все приступы ночью с нами случаются. Мне все-таки 73 года. Позвоню и жду "скорую". А ведь были такие случаи, что и не приезжали!".

Купеческие домики в центре Сапожка напоминают о "золотом веке" поселения. В начале 20 века здесь работало шестьсот фабрик и заводов. Население Сапожка насчитывало 165 тысяч человек. Сегодня не больше 5 тысяч. Действующие предприятия можно пересчитать по пальцам. Главное богатство современного Сапожка - целебная грязь.

Елена Добычина, директор Сапожковского музея: "Содержание минеральных веществ в этих грязях приравнивается к Франценсбадскому курорту. Приезжают сюда с палочками, уезжают без палочек. Или кого на носилках привозят, те потом уезжают отсюда на своих ножках".

Чтобы попасть в местный грязевой санаторий, люди месяцами стоят в очереди. А еще Сапожок одевает мужское население России в спецодежду. Надежда Кузнецова за пять лет работы на швейной фабрике "Роба" дослужилась до старшего мастера производства. В ее подчинении 170 швей, и своей работой Надежда довольна. Хоть и считает ее тяжелой.

Надежда Кузнецова, старший мастер швейного производства: "Да, тяжело! Очень тяжело с женщинами! Характер у всех разный - спокойный, вспыльчивый… У всех разный".

Средняя зарплата на швейной фабрике - 13 тысяч. Но найти другую работу женщинам в Сапожке невозможно. Отправиться на заработки, как мужья, они тоже не могут.

Надежда Кузнецова, старший мастер швейного производства:" У нас дети. Нам ехать некуда. Работаем - детский сад, школы. Все дети - на родителях, на матерях".

Сотни лет назад Сапожок славился своими ткачами, из-под иглы которых выходили неповторимые сапожковские костюмы. Теперь их можно увидеть только в местном музее. А ткацкие секреты помнят единицы. Валентина Николаевна Морозова уже 20 лет собирает знания о сапожковской вышивке. Больше всего жалеет, что навсегда утеряна техника "закладов" - тканых украшений местного женского костюма.

Валентина Морозова, пенсионерка: "Говорят, что в этих закладах наши предки закладывали нам послание. Потому что и названия-то у этих закладов были очень интересные – "деревенька", "репяшок".

Она вышивает крестиком, гладью и лентами. Делает оригинальные тканые шкатулки. Недавно освоила сложную технику "пица" - работы из мелко нарезанных лоскутков с аппликацией. Но не взяла ни за одну из своих работ ни копейки.

Валентина Морозова, пенсионерка: "Терпеть не могу, когда вот за такие работы, за свой труд, куда вложена частичка... чего-то, берут деньги! Это не мое!".

Зато ее сосед Александр Конорев с удовольствием продает настоящие сапожковские игрушки. Глиняные фигурки, которые он лепит своими руками.

Александр Конорев, фермер: "Когда, вот, выставка, ярмарка какая, какой большой праздник, я выставляю эти игрушки. Люди с охотой подходят, берут. Это верный кусок хлеба, который есть всегда".

У Александра – 40 лет трудового стажа. Был механизатором в колхозе и директором сельского клуба. Сейчас - на инвалидности. Его глаза почти ничего не видят, но зато не подводят руки. После того как дети уехали в город, тянуть хозяйство ему помогает только жена. Каждой своей игрушке Александр дает имя и принимает в свою семью.

Александр Конорев, фермер: "Вот он и готов, гармонист наш золотой! Гармонист, гармонист - золотые руки! Не давай нам унывать, не делай нам скуки".

Гармонисты - любимая тема игрушечного мастера. Он и сам часто берет в руки гармонь. Если на душе тоска или в доме гости.

Александр Конорев, фермер (играет на гармони): "Полюбила я его, а он - дед в шинели! Черт бы с ним в шинели, лишь бы деньги гремели!".

Сапожок привлекает тысячи приезжих. Одни стремятся в грязевые лечебницы, другие - в музеи, а третьи - в гости к людям, которые еще хранят секреты древних мастеров. И ради всего этого путешественники готовы преодолеть многие километры знаменитых сапожковских дорог. 

О целебной грязи в Сапожке даже рассказывают легенду. Лечебные свойства местные жители обнаружили еще в дореволюционные времена. Якобы тогда домашний скот приходил к ручью Михейчик, и некоторые животные подолгу стояли в грязи возле него. Особенно хромые с больными суставами. Как рассказывали хозеява, после таких процедур хромота исчезала. Спустя некоторое время люди решили, что для них грязь тоже может оказаться полезной. Позже эту догадку подтвердили ученые. 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

  • Все выпуски
  • Полные выпуски