Сенгилей: Блинная столица России в Ульяновской области

В цикле Малые города мы сегодня отправимся в блинную столицу России - так называет себя Сенгилей Ульяновской области. За местными метровыми блинами приезжают гости из соседних районов, а в поисках фирменного вкуса повара перепробовали более сотни рецептов.

На въезде в город стоит памятник русскому десерту. Девять лет назад Сенгилей объявил себя блинной столицей. И в первую же масленицу решил доказать: новый титул носит не зря.

"Так, чтобы не перевернули блин, еще не было, вот маленечко дырявенькие получаются, но чтобы мы не перевернули - ни разу не было", - говорит Ирина Кубекова, житель Сенгилея. 

Суетясь вокруг огромной сковороды и стоящего рядом стола с растительным маслом, наша героиня предупредила, что нам придется побегать вместе с ней, иначе интервью не получится

Танцы с огромной сковородой напоминают шаманский обряд. Ирина чертит тестом круг, потом заливает центр, заговаривая новый блин

"За каждый блин переживаешь, и когда его особенно переворачиваешь, а он не хочет переворачиваться - ну, давай, родной, давай!", - делится она. 

Готовить метровые блины предложил отец Ирины. Он же сварил печь нужных размеров

"На масленицу пекли мы блины - 120 видов сначала испекли. 120 видов - вот отсюда стол был до дома. И все блины попробовали. Потом подумали, может большой сделать? На следующую масленицу 2 недели потренировались. Сложность не "выпечки", а сложность приготовить тесто, чтобы оно, как блины пеклось", - говорит Юрий Сергейчев, житель Сенгилея. 

Печку под метровые блины растапливают только в праздники. Один блин стоит 200 рублей. Для многих местных - дороговато, а для гостей из Ульяновска и других городов, которые приезжают сюда провожать зиму, в самый раз.

"Ну, вот у нас Масленица начинается, с семи утра и до четырех вечера я пеку, не отходя. Да, все в дыму, очередь большая до четырех часов", - говорит Ирина Кубекова, жительница Сенгилея.

Масленица в Сенгилее - все равно, что второй Новый год. Гуляют широко - целую неделю

Готовиться к весеннему празднику в городе начинают еще зимой. Пока музыканты подбирают репертуар, многие местные решают, с чем выйдут торговать на ярмарку.

Например, Малышевы вместе варят джемы, собирают травы, ягоды и грибы, пекут пироги и заготавливают мед с собственной пасеки.

"Дети учатся тому, что видят у себя в дому. Поэтому мы стараемся сами что-то делать, чтобы дети все это видели", - рассказывает Ольга Малышева,  многодетная мать.

У Саши с Олей трое детей, семейный альбом пухнет от новых фотографий, но они сами говорят, что не заметили, как пролетели 18 лет брака. Их сосед Николай Уваров в этом году отчитывается за куда больший срок - 80 лет жизни. На юбилейной выставке - портреты, на которых по определению художника, он запечатлел людей другой породы - из прошлого. Открытых, не таких практичных, как сейчас. Возле стенда с панорамой старого города, он рассказывает, каким был Сенгилей в то время, когда все люди вокруг были такими.

"Вот церквушка стоит Никола, сейчас тут автостанция до сих пор, а все остальное - утопло", - рассказывает он.

Большую часть города затопили в середине 50-х годов прошлого века при строительстве Куйбышевского водохранилища. Какие-то здания перенесли подальше от берега, но от многих ничего не осталось. Жилые дома "утопли", крупные предприятия - снесло волной перестройки.

"Как во многих городах, село развалилось, хозяйство развалилось. Вот старый Сенгилей. Центральная часть: Бутырская и Выборная сторона. Табун крупного рогатого скота с одной стороны, и с другой. Козы, овцы с этой стороны и с той стороны. А сейчас, как ископаемые, если мы увидим живую корову", - говорит Николай Уваров, художник.

У Владимира Балахнева их аж 40. Три года назад он взял грант, как начинающий фермер. На государственные деньги и свои собственные в окрестностях города восстановил заброшенную базу местного профтехучилища.

"Полная разруха тут была. То есть, ни полов, ни окон, ни дверей, ничего не было. Это вот уже сами все делали", - говорит Владимир Балахнев, фермер. 

Вместе с сыновьями Владимир достраивает небольшой завод по переработке мяса и магазин - в самом Сенгилее, где держит вторую ферму. Собирается купить еще сотню буренок, и бьется с районными властями, чтобы выделили землю под кормовые и отдали арендованную базу в собственность. И приучает новое поколение сенгилеевцев к сельским пейзажам, по которым так тоскуют старики - когда на одном поле пасутся коровы, овцы и козы и на другом - стадо не меньше.

В середине XIX века торговцы называли Сенгилей хлебной столицей. Туда на мельницы они привозили зерно. Возвращались купцы домой не только с мукой, но и с местными караваями и яблоками - кроме мукомольного производства город был известен и своими фруктовыми садами. 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски