Самь Сыйт: Саамская община поставила задачу сохранить быт и культуру своих предков-оленеводов

Иван Головин, руководитель Саамской общины: "Род у меня один из самых богатых, до революции которые были, и занимался торговлей с Норвегией - ладьи туда ходили, мои предки этим занимались. Также он занимался оленеводством".

В России саамов осталось чуть больше полутора тысяч. Иван поставил себе задачу сохранить народность, её традиции и обычаи. Арендовал 50 тысяч гектаров земли - под пастбище оленей - и пригласил друзей из села Ловозеро, что в 30 километрах отсюда, жить вместе так, жили их предки. Сейчас в общине 11 человек. Чтобы у потомков саамов в Самь Сыйте - что переводится как "саамская деревня" - все получалось - позвали шаманку.

Виталий Круть, житель Саамской общины: "Мы провели здесь обряд, она оставила силу, энергию свою и сказала, что этой энергией будет пользоваться весь земной шар, у людей будут исполняться желания, и мы быстро начнем развиваться. И, буквально через неделю, все что она сказала, стало у нас происходить".

Жители деревни зарабатывают на жизнь этнотуризмом. Для приобщения к жизни саамов построили здесь куваксы - это традиционные жилища кочевых народов севера, капище с деревянными идолами и мини-зоопарк с арктическими животными. Зимой гостей Самь Сыйт катают на оленей упряжке, а летом и осенью - на квадроцикле

Виталий Круть - профессиональный оленевод. Ухаживает за этими грациозными обитателями тундры с 7-ми лет. Раньше работал в местном оленеводческом совхозе, а сейчас эти навыки применяет на пастбище общины

9 месяцев в году, пока в Мурманской области лежит снег, северные олени питаются ягелем. Летом переходят на траву, грибы и ягоды. А вот туристы кормят этих почти домашних оленей хлебом и сухариками... кушай-кушай.

Жизнь кочевых саамов полностью зависит от оленей. Это еда, кров, одежда и даже художественные ремесла. Среди туристов очень популярны обереги из оленьих рогов

Одежда, в которой любят фотографироваться гости, до появления письменности заменяла саамам удостоверение личности.

Виталий Круть, житель Саамской общины: "Женский головной убор, расшитый бисером - своего рода паспорт у женщины, где можно было прочитать с какого она рада замужем - не замужем, сколько у неё детей, где она проживает, насколько род богатый - всё это писалось на головном уборе. Так что, у нас орнаменты так просто не давались".

Саамская молодежь, с российским паспортом, на национальном языке сейчас почти не говорит, и старается при первой возможности переехать в город. Руководители общины пытаются создать условия, чтобы немногочисленные саамы все-таки оставались на родной земле.

Иван Головин, руководитель Саамской общины: "У нас есть молодежь, которую в армию забрали, и сына, кстати, Виталика забрали. Надеемся, придут, и это будут те люди, которые здесь будут жить, приезжать в деревню. Мы хотим целый проект сделать: если саам с саамом женится, выходит замуж, рождаются дети, то мы будем предоставлять квартиру".

Правда, за шесть лет существования деревни, ни одного маленького саама здесь не родилось. Зато, закончили строить гостиницу. Теперь гостям коренного народа Северной Европы есть, где остановиться на несколько дней.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски