Гуково: В бывшем городе угольщиков тяжелую подземную технику можно увидеть только в музее шахтерского труда

Шахтоуправление треста "Гуковуголь" - некогда главное здание города. На его фронтоне просматривается блеклая надпись - "Челюскинская". Это - след недавних киносъемок, название вымышленной шахты, на которой трудился в начале двухтысячных главный герой фильма. Это было начало заката советской угольной отрасли.

Александр Ципко, бывший шахтер"16 шахт было в городе! Сейчас ни одна не работает! Все были добычные - всем хватало!"

Но градообразующий угольный трест не выжил в условиях рынка - хотя и пытался, став акционерным обществом. В 2011 году и оно рассыпалось на несколько частных шахт. И их владельцев больше занимала не добыча, или как здесь говорят, добыча угля, а черные и цветные металлы - из оборудования предприятий.

Ландшафт города украшает сегодня то, что еще не успели порезать на лом. Из-под крана выдернули рельсы, вынули кое-что из подземных металлоконструкций, а штольни затопили. И как результат разрухи - появились провалы в почве.

Татьяна Овачева, главный маркшейдер шахты"Через год - год с небольшим, на поверхность выйдут шахтные воды. Перед тем выйдут мертвые газы - появятся в подвалах домовладений и в домах граждан. Надо составить проект на ликвидацию предприятий - этого проекта нет".

Гуково на карте местности - слепленные в бесформенный комок мелкие шахтерские поселки. И почти в центре города возвышаются шахтные подъемники, а в пейзаж вписаны терриконы - отвалы горной породы.

География Гукова требует отдельного уточнения. Территориально город делится не на районы и округа, а на шахты - Шахта 6-я, 24-я и прочие. У каждого горнодобывающего предприятия есть еще имена собственные - Гуковская, Ростовская, но для краткости их опускают, оставляя лишь номера.

Горняки всегда селились вокруг места работы - позже слободки прирастали клубами, больницами и прочей социальной инфраструктурой.

Александр Саморенко, житель города Гуково: "Мы приехали сюда, потому что здесь было, действительно, все хорошо. Ставок у нас был, песчаный пляж. Работала почта, сберкасса - жил поселок, получается. Транспорт ходил своевременно".

Гуковский музей шахтерского труда - только здесь теперь можно получить представление о труде и быте горняков. Экспозицию составляли, когда предприятия исправно работали - передавали в музей мелочи: фонари, каски, самоспасатели - дыхательные аппараты, спецодежду.

Анастасия Колтунова, научный сотрудник Гуковского музея шахтерского труда им. Л.И. Микулина"Прежде чем шахтер спускается под землю, он посещает ряд служб: табельную - получает свой табельный номер, получает наряд-задание. Переодевается в свою робу и, конечно, заходит в ламповую, чтобы получить свой осветительный прибор".

Тяжелая подземная техника попала в "черный зал" музея в разобранном виде - для массивных комбайнов проходчиков или шахтной клети, шахтерского лифта - ломали стены. Сборку экспонатов делали механики, откомандированные шахтоуправлениями.

Встречи бывших горнорабочих проходят часто, порой на митинг приходит до трех тысяч человек. Шахтеры годами судятся с работодателями, забывшими с ними рассчитаться: хозяева предприятий задерживали сотрудникам зарплату и "зажали" пособия по сокращению.

Андрей Ковалев, шахтер"Семья у меня - четверо детей и четверо внуков. Стою на службе занятости и получаю 4900! В месяц! Я весь в долгах, я в каждом магазине почти должен - получаю я этот регресс и раскидываю по этим точкам, чтобы как-то выжить".

Суды, прокуратуры и трудинспекции - на стороне трудящихся, предписания госорганов обязывают шахтовладельцев погасить долги - каждому горняку, в среднем, 200-250 тысяч рублей, за период до двух лет. Но шахты простаивают, а из имущества распродать нечего.

Елена Бондарева, житель города Гуково"Мой отец 45 лет проработал - 22 года как нет его - царство небесное, он в то время получал 1000 рублей! Это было в 80-е года. А когда сейчас шахтер получает, вы извините, 10 тысяч".

Многодетные Губановы - у них четверо ребят, выживают на регресс главы семьи - 18 тысяч рублей в месяц. Борис Губанов потерял на производстве ногу, регресс - это допвыплата горняку, если его не уволили по инвалидности или увечью, а перевели на низшую должность.

Борис Губанов, шахтер"Тяжело, конечно, люди, соседи помогут чем. Кто как! У государства спрашивал: нет денег, вас много таких".

Борис уговаривает старшего сына: не возвращаться домой из армии, оставаться там на контракте - зажиточные советские годы в Гуково уже не вернуть. Правда, и сейчас город строится. Вошел в список территорий опережающего развития. Федеральное правительство профинансирует в Гуково строительство газораспределительной сети и шести предприятий. Уже есть желающие запустить два завода - по выпуску медных электродов и стройматериалов. Но всё это - в будущем. Возрождать угольную отрасль инвесторы не хотят - бессмысленно. И пока, как киногерой с вымышленной шахты "Челюскинская", горняки Гуковугля за лучшей долей отправляются в чужие края.

Фильм, который снимался в Гуково вышел в начале этого года. Это история о шестидесятилетнем шахтере, который спустя долгие годы работы вынужден покинуть родное предприятие и город из-за конфликта с работодателем. По замыслу режиссера картины Карена Геворкяна, фильм должен показать силу характера людей, которые привыкли к тяжелому труду. Частично лента стала документальной -- некоторые роли сыграли настоящие шахтеры, а в сценарий вошли эпизоды из их реальной жизни.

  


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски