Инсульт - болезнь молодых

Инсульт - болезнь молодых | Программы | ОТР

Как после инсульта вернуться к нормальной жизни?

2020-03-17T19:24:00+03:00
Инсульт - болезнь молодых
Как не допустить развитие цистита?
Инфаркт миокарда: как оказать первую помощь
Стоматолог: Меняется прикус – вся биомеханика тела начинает нарушаться
Павел Раснер: Профилактика мочекаменной болезни - достаточное количество жидкости, диета и осмотры у врача
Елена Васильева: Если жжет, давит в груди и приступ дольше 20 минут – не терпеть, а немедленно вызывать «скорую»
Ишемическая болезнь: как уберечь своё сердце
Как искусственный интеллект будет лечить людей
Гинекологическое заболевание эндометриоз: симптомы и лечение
Сергей Бубновский: У нас теряют здоровье много лет, а хотят восстановиться за 10 сеансов
Почему зашкаливает уровень железа в организме
Гости
Константин Лядов
главный врач, хирург, реабилитолог, академик РАН, заслуженный врач РФ

Максим Меркулов: Инсульт – серьёзный удар как для самого пациента, так и для его родных. К сожалению, в наше время эта болезнь всё чаще поражает молодых, она даже получила неофициальное название – «инсульт 40-летних». Так почему нарушается кровоснабжение головного мозга? Как после инсульта вернуться к нормальной жизни? И главный вопрос: что делать, чтобы предотвратить повторение болезни?

ПРОФАЙЛ

Максим Меркулов: Константин Викторович Лядов – хирург, реабилитолог, академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, член рабочей группы по кардиореабилитации Европейского общества кардиологов, заслуженный врач Российской Федерации.

Константин Викторович, здравствуйте!

Константин Лядов: Здравствуйте!

Максим Меркулов: Скажите, что такое инсульт и каковы причины этого заболевания?

Константин Лядов: Инсульт или нарушение мозгового кровообращения – это заболевание, связанное либо с нарушением притока крови к мозгу, это ишемический инсульт, либо кровоизлияние в мозг, когда разрываются сосуды, расположенные в головном мозге, и кровь попадает непосредственно в мозговую ткань. Отсюда входят сосуды в головной мозг, и если есть какое-то препятствие, чаще всего – это атеросклеротическая бляшка, то наступает нарушение кровоснабжения, и какая-то из зон головного мозга перестаёт снабжаться кровью и, соответственно, перестаёт как получать сигналы внешней среды, так и управлять некими функциями организма. Либо другой вариант: какой-то из сосудов, находящийся в толще мозговой ткани, по каким-то причинам, это может быть даже врождённое состояние сосудистой стенки, которое через 20-30-40 лет жизни реализуется разрывам, и тогда наступает кровоизлияние – кровь поступает в мозговую ткань и тоже нарушает деятельность участка мозга – это паралич, то есть паралич половины тела, нарушение речи, нарушение координации, нарушение движения.

Максим Меркулов: Скажите, я вот как раз хотел спросить про факторы риска, то есть из-за чего это всё происходит? Вы говорите, это может быть наследственное и что ещё?

Константин Лядов: Основная причина инсульта – это, конечно, атеросклероз, это атеросклеротическое поражение сосудов, подходящее к головному мозгу, питающее головной мозг.

Максим Меркулов: И от чего это зависит, что этому может способствовать?

Константин Лядов: К сожалению, избыточный вес, к сожалению, гиподинамия, которая сейчас является болезнью общества, поскольку мы мало двигаемся, мы много сидим на работе в офисе, другая цивилизация, другие потребности, здесь очень важно ещё здоровым людям обращать внимание на некие предвестники.

Максим Меркулов: И что это может быть?

Константин Лядов: Это могут быть какие-то непонятные эпизоды головокружения, пусть даже невыраженного: если вдруг на фоне, как вам кажется, полного здоровья почему-то покачнулись, и потом всё восстановилось, голова закружилась – не нужно думать, что это связано с магнитным полем, а нужно идти к врачу и делать такое исследование, как дуплексное сканирование головного мозга, когда мы точно смотрим, есть ли бляшка, и если просвет сосуда сужен не очень сильно, то эту ситуацию можно предотвратить.

Максим Меркулов: А что такое дуплексное сканирование?

Константин Лядов: Ультразвук.

Максим Меркулов: А, ультразвук.

Константин Лядов: Ультразвуковое исследование.

Максим Меркулов: А как понять, когда у твоего близкого человека случился инсульт, по каким причинам?

Константин Лядов: Если вдруг вы увидели, что чуть-чуть повисла носогубная складка – нужно идти к врачу. Головокружение, изменение геометрии лица, нарушение речи – это то первое, на что нужно обращать внимание.

Максим Меркулов: Я правильно понимаю, что в этот момент нужно обязательно бить тревогу и не обращать внимание на разговоры о том, что неважно, всё пройдёт, всё будет хорошо?

Константин Лядов: Абсолютно правильно.

Максим Меркулов: Нужно идти к врачу?

Константин Лядов: Нужно идти к врачу.

Максим Меркулов: Есть какие-то современные методы лечения инсульта?

Константин Лядов: Да, конечно, во-первых, революционные методы, которые позволили значительно улучшить прогноз ишемического инсульта – это тромболизис, то есть специальный препарат, который вводится в сосудистое русло и растворяет тромб, севший на эту бляшечку.

Максим Меркулов: Это как-то через шприц, простите?

Константин Лядов: Через шприц, через сосуд – специальные методики, это сейчас делается даже в машине скорой помощи, то есть, если в первые 3 часа этот препарат вводится, то результаты восстановления, результаты лечения гораздо лучше. Технологии идут вперёд, и появляются новые технологические возможности: можно это бляшку-тромб вообще удалить из этого сосуда, точно так же как мы удаляем, предположим, из но, точно так же удаляется из сосудов головного мозга.

Максим Меркулов: Я просто не очень в курсе, это хирургическим путём делается?

Константин Лядов: Эндоваскулярным, эндоваскулярная так называемая хирургия.

Максим Меркулов: С этим я знаком.

Константин Лядов: Когда в сосуд вводится специальный инструмент, подводится к этому месту и удаляется эта бляшка: если мы в 3 часа успели, то мы можем почти гарантировать очень хорошее и быстрое восстановление, если не успели, тоже нужно стараться, но результат уже будет хуже.

Максим Меркулов: Скажите, сколько времени нужно на реабилитацию? Давайте Вы нам всё расскажите и покажите.

Константин Лядов: С удовольствием.

Максим Меркулов: Я смотрю, Вы пришли не с пустыми руками, тут лежат какие-то технологические вещи, мне, конечно, как мальчишке хочется сразу потрогать. Расскажите, что это?

Константин Лядов: Лучше, может быть, этим никогда не пользоваться, но тем не менее сейчас реабилитация в принципе – это очень высокотехнологичное направление, это уже не только работа инструктора, который помогает что-то делать. Стандартные вещи – это дорожки, это специальные приборы, которые восстанавливают ходьбу.

Максим Меркулов: И это всё помогает?

Константин Лядов: Это всё необходимо для того, чтобы восстановить функции.

Максим Меркулов: Это непросто какой-то фитнес-центр?

Константин Лядов: Это непросто, это реабилитационный зал, потому что если человек, предположим, может уже ходить, но может ходить по дорожке, а если нога ещё слегка парализована, он не может её разогнуть, поэтому специальная траектория движения по этим пластинам, в зависимости от того, на какой уровень человек может разогнуть ногу, даются некие ограничения, потому что иначе мы можем получить осложнения.

Максим Меркулов: И обязательно под присмотром.

Константин Лядов: Под присмотром и с обратной связью, то есть пациент может контролировать правильность выполнения упражнения и у него есть некие на экране параметры, которые он должен достигнуть, собственно, какое должно быть движение. Современные роботизированные технологии – это было несколько предыдущее слово, то с чем я пришёл, это уже совсем современные подходы к нейрореабилитации.

Максим Меркулов: Расскажите, что это такое?

Константин Лядов: Это так называемый интерфейс «мозг-компьютер», то есть, когда мы с помощью специальной гарнитуры…

Максим Меркулов: Это для головы, да?

Константин Лядов: Это для головы, она может быть надета на голову.

Максим Меркулов: Давайте я попробую, вот так?

Константин Лядов: Да.

Максим Меркулов: Я чувствую, как будто я попал в фильм «Кин-дза-дза!».

Константин Лядов: Примерно так, и когда соединяется с этим замечательным…

Максим Меркулов: Аппаратом.

Константин Лядов: Помощником.

Максим Меркулов: А это уже рука?

Константин Лядов: Это уже рука.

Максим Меркулов: Это уже некий робот.

Константин Лядов: Снимаются сигналы желаний человека, посыл, что он хочет согнуть кисть, и аппарат помогает человеку согнуть кисть и, соответственно, восстанавливать силу, при инсульте часто нарушается проведение сигналов, и поэтому человек хочет, а сигнал не проходит – рука начинает висеть. Если раньше мы просто помогали человеку с помощью неких роботов, то сейчас мы пытаемся понять желания человека.

Максим Меркулов: Давайте я попробую, то есть вот это взаимосвязь руки и головы, она поможет мне восстановить эти связи, да?

Константин Лядов: Да, она поможет Вам восстановить связи.

Максим Меркулов: Каким-то образом это проходит…

Константин Лядов: Да, и когда Вы хотите согнуть руку…

Максим Меркулов: Это как-то вот так соединяется…

Константин Лядов: Да.

Максим Меркулов: Это, видимо, вешается на какой-то корсет?

Константин Лядов: Естественно, ну, скорей всего, на стол ставится, и человек сидит при этом, и когда есть Ваше желание, и прибор начинает вместе с Вами работать – помогать Вам сгибать.

Максим Меркулов: Только по моему желанию? Он сам ничего не делает?

Константин Лядов: Да, он сам ничего не делает.

Максим Меркулов: Это мне надо силой мысли, грубо говоря, заставить мои пальцы двигаться?

Константин Лядов: Да.

Максим Меркулов: Вот это с ума сойти!

Константин Лядов: Вот это современная нейрореабилитация.

Максим Меркулов: Давайте положим на место это чудо техники. И сколько нужно времени, чтобы реабилитировать с помощью этого устройства или всех упражнений?

Константин Лядов: Вы знаете, от нескольких недель до лет.

Максим Меркулов: До лет?

Константин Лядов: Да.

Максим Меркулов: От чего это зависит? От тяжести?

Константин Лядов: Вернёмся к тому, насколько быстро мы успели обратиться к врачу.

Максим Меркулов: Насколько быстро среагировали…

Константин Лядов: Насколько вовремя среагировали на самые первые симптомы. Программы, которые разрабатываются в стране последние годы, даже десятилетия, я бы сказал, последние 10-12 лет: сосудистые центры, центры по лечению инфарктов, инсультов позволяют практически во всех регионах страны получить помощь быстро, здесь очень важно быстро обратиться.

Максим Меркулов: Вы знаете, мне кажется, что после такого удара для организма есть ещё психологический барьер, после которого… это ведь может настигнуть здорового человека, который не чувствовал никаких симптомов, либо не обращал на них внимание, и вдруг ба-бах – на него это всё свалилось: он практически остаётся обездвиженным, наполовину онемевшим, не умеет ни говорить, ничего, дальше – реабилитация, наверно, есть ещё психологические курсы помощи?

Константин Лядов: Не только пациентам, но и его близким, потому что нам же надо работать ещё и с близкими.

Максим Меркулов: Чтоб понимание было.

Константин Лядов: И понимание и помощь, потому что с самим пациентом мы работаем и работаем над мотивацией к реабилитации, над осознанием проблемы и то, что мы должны побороть эту проблему, а родственники, как правило, делятся на 2 группы: первые, которые считают, что это нужно заставить работать как можно сильнее, а вторая, которая говорит: «Нет-нет, не трогайте нашего близкого человека, пусть он лежит».

Максим Меркулов: Пусть полежит, пускай отдохнёт – нет, мы лучше там отдохнём, а здесь что требуется делать родственникам? Они проходят курсы, проходит ли какая-то реабилитация дома или это нужно делать только в медучреждении?

Константин Лядов: Реабилитация инсульта сейчас – это удел, с моей точки зрения, специализированных отделений или центров, где есть и школа для пациентов после инсульта и школа для родственников этих пациентов, где мы объясняем, как работать, что можно делать с пациентом, что можно ему позволить. Домашняя реабилитация постинсультного больного – обоюдоострое оружие: с одной стороны, хочется быстрей восстановиться, но нужно контролировать частоту пульса, давление, не допустить осложнений, поэтому говорить о какой-то интенсивной домашней реабилитации я бы не стал, общий принцип дома – здоровый образ жизни, а вот какие-то реабилитации – всё-таки только под контролем специалиста, слишком опасное заболевание и слишком опасен риск повторного инсульта. В последние, наверно, больше 10 лет действительно реабилитация входит всё более широко в программу государственных гарантий и сейчас действительно практически в любом регионе можно эту помощь получить.

Максим Меркулов: Дайте нам совет, нам, нашим телезрителям, всем: что нужно сделать, чтобы не допустить этого заболевания?

Константин Лядов: Советы общие как для любого сосудистого или сердечно-сосудистого заболевания – это здоровый образ жизни, правильное питание, дозированные и грамотные физические нагрузки, потому что ни в коем случае….

Максим Меркулов: Не экстремальные.

Константин Лядов: Я не призываю пойти бегать или заниматься каким-то спортом, для того чтобы избежать инсульта, но не сидеть постоянно на диване, не пить, неважно, чай это или пиво, смотреть телевизор, читать книжки – это как раз путь к инсульту. И всё-таки – это обследование: диспансеризация сейчас ежегодно входит в программу госгарантий, не нужно упускать этого, нужно ходить к врачу, нужно проверять себя, потому что зачастую можно увидеть ситуации, когда мы с помощью современных методов поможем полностью избежать инсульта.

Максим Меркулов: Если что-то возникает, не спускать всё на наш русский авось.

Константин Лядов: Не спускать на русский авось и опять же идти к врачу.

Максим Меркулов: Спасибо Вам за содержательный ответ, за Ваши советы! Давайте менять историю болезни на историю здоровья. Это был «Медосмотр».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)