• Главная
  • Программы
  • Медосмотр
  • Павел Раснер: Если вы пойдете в любую немецкую, американскую или французскую клинику, вам примерно то же самое предложат, что и у нас. Но ценник будет другим

Павел Раснер: Если вы пойдете в любую немецкую, американскую или французскую клинику, вам примерно то же самое предложат, что и у нас. Но ценник будет другим

Гости
Павел Раснер
профессор, доктор медицинских наук, заведующий 4-м отделением урологии государственной клинической больницы №50 города Москвы

Мария Василевская: В эфире «Медосмотр». Это диагностика нашего здравоохранения, температура общественного мнения, наболевшие вопросы и полезные советы. Сфера медицинского туризма в последние годы приобрела огромную популярность. Он подразумевает получение туристом комплекса профессиональных медицинских услуг и избавление от проблем со здоровьем. Насколько эффективны подобные путешествия, мы решили выяснить у доктора медицинских наук, заведующего отделением IV урологии государственной клинической больницы №50 города Москвы Павла Ильича Раснера. Здравствуйте, Павел Ильич.

Павел Раснер: Здравствуйте, Маша.

Мария Василевская: В чем вы видите популярность медицинского туризма?

Павел Раснер: Туризм туризму рознь. Есть туризм, который я одобряю, и туризм, к которому я отношусь менее восторженно.

Мария Василевская: Подробнее. Очень интересно.

Павел Раснер: Смотрите, во-первых, идея медицинского туризма, скорее, маршрутизация, заложена в основной идее системы здравоохранения. То есть есть некие специализированные центры. Нельзя обеспечить определенный идеальный одинаковый уровень оказания специализированной помощи везде. Если это какой-то маленький город, то отдельные пациенты не могут найти достаточный уровень помощи. Они должны поехать в крупный город или поехать в Москву, или поехать в Санкт-Петербург, или поехать в Ростов. И это нормально. Там есть большие центры, которые позволяют обеспечить достаточный уровень.

Мария Василевская: Это внутренний туризм.

Павел Раснер: Это туризм внутренний. Есть внутренний туризм, который направлен в обратную сторону, то есть жители больших городов иногда едут в пригороды или в маленькие города, потому что цены там могут оказаться более приемлемыми.

Мария Василевская: А вот это очень интересный вопрос. Ведь материалы стоят одинаково.

Павел Раснер: Совершенно верно. Но есть прибавленная стоимость. То есть есть некая коммерческая составляющая. Чаще всего стоматология. Очень часто именно стоматологический туризм направлен от больших центров немножко к маленьким периферийным городам, потому что там чуть дешевле. Но материал при этом должен быть таким же, инструмент должен быть таким же. Потому что если мы поступаемся качеством, смысла в таком туризме уже нет.

Мария Василевская: Но такие тонкости пациенту недоступны. Он не сможет это проверить.

Павел Раснер: Для этого существует понятие, которое во всем мире называется «second opinion» - получение второго мнения. Нужно сходить бесплатно на консультацию. И даже если это не бесплатно, то это какие-то разумные деньги. Пусть специалист объяснит, что он предполагает делать, какими материалами, какими средствами. Соберите несколько таких мнений. Причем, даже в Москве, даже в Питере в одном и том же городе могут быть совсем разные предложения и разные цены.

Нужно стать небольшим экспертом в этом вопросе, нужно понимать, что на самом деле вы ищете и что вы хотите. А дальше требовать от другой периферийной клиники, которая за меньшие деньги это предложит, примерно такое же качество и такие же инструменты.

Мария Василевская: К сожалению, не все наши граждане могут себе это позволить. Но, тем не менее, есть категория людей, которые ездят лечиться за границу. Что скажете об этой идее? Например, в Германию, в Израиль.

Павел Раснер: Немножко болезненная для меня тема по двум причинам. Во-первых, потому что я, к сожалению, регулярно получаю пациентов, которые уже где-то за границей полечились, а потом приходят продолжать лечение у нас. Потому что либо закончились деньги и нет возможности дальше туда ездить, либо результат, который они там получили, далек от идеала. К сожалению, миф о том, что где-то там в Германии, в Америке или во Франции могут все и там все вылечат за один день, это, к сожалению, неправда. Я своим пациентам всегда говорю одну и ту же фразу, и никогда мне не приходится за нее краснеть: «Если вы пойдете в любую немецкую, американскую или французскую клинику, вам примерно то же самое скажут, примерно то же самое предложат». Ценник будет разным. Это правда. И у нас, конечно, ценник в большинстве случаев более доступный.

Мария Василевская: И в связи с этим очень интересно, есть ли какая-то нормативная база, которая регулирует эти взаимоотношения между пациентом и врачом на международном уровне.

Павел Раснер: Увы, такой базы нет. Есть некие стандарты. И если ко мне пациент обращается с определенной историей заболевания и начинает мне рассказывать, что я сделал это в одном месте, это в другом месте, это в третьем месте.

Мария Василевская: Он может еще и перепутать, что он где делал и что конкретно он делал.

Павел Раснер: Совершенно верно. Я оказываюсь в несколько сложной для себя ситуации. И мне приходится все эти пазлы как-то разложить, чтобы получилась общая картинка. Бывает так, что недостаточно информации. Бывает так, что эти выписки, которые приезжают с пациентом из-за границы, очень скупые. Потому что во многих странах, если мы возьмем скандинавские страны, там либо вовсе не дают выписку, либо выписка включает буквально 3 или 4 строчки. Потому что врач в скандинавской стране понимает, что вся медицинская база данных доступна любому врачу в скандинавской стране, где бы он ни зашел в компьютер.

Я, естественно, из России эту скандинавскую базу данных не в состоянии увидеть. Поэтому я могу оказаться в ситуации, когда я ограничен в информации. Это не очень удобно. Но если там достаточно полная информация, я очень спокойно к этому отношусь, когда пациент приходит и задает мне вопрос по поводу того, что он где-то что-то сделал, увидел, попробовал и в итоге пришел ко мне за экспертным мнением. Таких пациентов все больше и больше.

Мария Василевская: В наши дни медицинский туризм становится прибыльной сферой экономики. Что нужно сделать, чтобы к ним приезжали иностранцы лечиться?

Павел Раснер: Я думаю, что быть настолько же агрессивным и последовательным в рекламе, как это делает иностранный медицинский туризм. Первые 2-3 строчки в рекламных поисковых системах – это обычно те строчки, которые очень активно проплачиваются компаниями, для того чтобы на этих строчках оказаться. Это просто рекламные места. Если мы будем столь же агрессивны в рекламе, как эти немецкие компании, я думаю, что мы, безусловно, преуспеем.

Мария Василевская: Все остальное у нас есть?

Павел Раснер: А все остальное у нас определенно есть: у нас есть врачи, оборудование и опыт.

Мария Василевская: Это была очень интересная содержательная беседа. Спасибо вам за нее.

Павел Раснер: Спасибо, Маш.

Мария Василевская: Это был «Медосмотр». Будьте здоровы.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски