Приводят ли гаджеты к близорукости? И советы по ее профилактике от офтальмолога Игоря Лоскутова

Гости
Игорь Лоскутов
заведующий офтальмологическим отделением научно-клинического центра «РЖД»

Мария Василевская: Здравствуйте, в эфире «Медосмотр» – это диагностика нашего здравоохранения, температура общественного мнения, наболевшие вопросы и полезные советы. Учёные предсказывают: скоро страдать близорукостью будет половина жителей Земли. Откуда такая эпидемия и как не ослепнуть от гаджетов и, в конце концов, что делать, когда в глазах одни минусы? На эти и другие вопросы нам ответит заведующий офтальмологическим отделением научно-клинического центра «РЖД» Игорь Анатольевич Лоскутов. Здравствуйте, Игорь Анатольевич!

Игорь Лоскутов: Здравствуйте!

Мария Василевская: Давайте, наверное, для начала поговорим о причинах близорукости: почему возникает это заболевание?

Игорь Лоскутов: Вы совершенно резонно заметили: в то время, когда работа вблизи занимает большую часть времени наших сограждан и, вообще, жителей всей планеты, естественно, что создаются предпосылки для того, чтобы система аккомодации, то есть та система, которая позволяет внутриглазным структурам одинаково четко видеть объекты далеко и близко, работает в основном для близкого зрения, так называемого зрения вблизи, что требует напряжения мышцы, располагающейся внутри глаза.

Мария Василевская: Вот у нас есть макет…

Игорь Лоскутов: Эта мышца циркулярно, как бублик, окружает хрусталик. Хрусталик такая структура, которая, становясь более выпуклым, увеличивает оптическую силу системы и, таким образом, позволяет глазу видеть объекты вблизи, то есть, иными словами, работа вблизи – это работа с напряжением, это работа с усилием, в то время, как взгляд вдаль – это расслабление, поэтому понятно: чем больше мы работаем вблизи, тем больше мы напрягаем вот эту самую мышцу и усиливаем оптическую силу глаза.

Мария Василевская: Но вот практически у всех бывает: то вижу, то не вижу, вот как будто пелена перед глазами, откуда появляется это ощущение?

Игорь Лоскутов: В контексте близорукости эти ощущения очень частот бывают связаны с тем, что мышца перенапряглась, но в течение определенного времени ее напряжение уходит и, таким образом, истинная рефракция, то есть истинное состояние оптической силы глаза становится более адекватно для восприятия объектов вдали и человек получает возможность видеть лучше.

Мария Василевская: Все мы сейчас проводим много времени за компьютером, но у кого-то зрение садится быстрее, а у кого-то держится, почему?

Игорь Лоскутов: Совершенно резонный вопрос: основная часть экрана компьютера, основные компьютеры располагаются на расстоянии 40-45 сантиметров и есть определенные экраны, которые располагаются еще ближе, то есть человек вынужден работать вблизи и один из очень осложняющих моментов является то, что картинка меняется в компьютере очень быстро и человеку не нужно отвлекаться от экрана компьютера для того, чтобы сделать какие-то пометки и изменить что-либо в том меню, в котором он работает и это очень осложняет моменты отдыха для той самой цилиарной мышцы, о которой мы начали говорить. Те люди, которые позволяют себе отвлечься от компьютера, то есть какое-то время в своем рабочем графике проводить таким образом, чтобы смотреть вдаль и, таким образом, дать своей цилиарной мышце возможность расслабиться – у них больше шансов для того, чтобы зрение снижалось не так стремительно. Если работа интенсивная, она требует большого зрительного напряжения, то, естественно, эти люди находятся в худших условиях. Плюс ко всему момент генетический: если человек предрасположен к этому состоянию, естественно, его состояние будет не столь радужным, как у человека, не имеющего такого предрасположения.

Мария Василевская: Вы сказали, что близорукость передается по наследству: можно ли как-то уберечься от этого заболевания?

Игорь Лоскутов: Ну, наследственные заболевания, они так и есть – наследственные, поскольку они передаются и передается, собственно, не сама болезнь, передается предрасположение к ней, поэтому, если человек, имеющий даже предрасположение к близорукости, занимается профилактикой своей близорукости настолько, насколько он может это сделать, насколько это в его силах – таким образом, он создает себе условия для того, чтобы его близорукость либо прогрессировала не так быстро, либо в итоге достигла не столь высоких степеней, как ему, может быть, было бы предначертано.

Мария Василевская: Какие советы по профилактике Вы можете дать?

Игорь Лоскутов: Профилактика близорукости является одной из самых больших проблем: если бы профилактика близорукости была бы простой, мы, наверное, не имели бы такого невероятного роста близорукости в мире. Но основные какие-то моменты, которые могли бы повлиять в плане профилактики – это, конечно же, сдвиги зрительной нагрузки в сторону работы вдали, в сторону восприятия каких-либо объектов, располагающихся дальше 5 метров, хотя бы на короткое время, это могло бы иметь определённое значение.

Мария Василевская: Правда ли, что ношение очков способствует дальнейшему развитию близорукости или это миф?

Игорь Лоскутов: Ношение очков абсолютно необходимо при близорукости, потому что в отсутствии очковой коррекции, либо какой-либо другой, человек просто не будет достаточно четко видеть вдали. Другое дело, что если эти очки, например, ребенок использует не только для работы вдали, но и для работы вблизи то, действительно, вблизи-то ни ему не нужны, и если он создает дополнительные проблемы себе для восприятия объектов близи, используя эти очки, то, действительно, какой-то момент негатива может в этой ситуации возникнуть.

Мария Василевская: А как выбрать линзы, например? И что лучше: очки или линзы?

Игорь Лоскутов: Контактна коррекция в своем современном выражении – это очень адекватный вариант коррекции. В каком смысле? Очковая коррекция более сложна, так как есть расстояние между роговицей – между целой оптической системой глаза и той оптической коррекцией, которая ему предлагается. Контактная линза сливается с оптической системой роговицы фактически и очень органично ее дополняет поэтому качество зрения при контактной коррекции значительно выше, чем зрение при очковой коррекции, и те современные контактные линзы, которые предлагаются сегодня на рынке, они до минимума сводят вероятность осложнений при их ношении.

Мария Василевская: А хирургическое вмешательство в каких случаях необходимо?

Игорь Лоскутов: Хирургическое вмешательство выполняется по желанию человека: если человеку хочется лучше видеть вдали, то это его желание учитывается, безусловно, и предлагается операция так называемой эксимерлазерной коррекции, когда оптическая сила роговицы уменьшается с помощью лазерного воздействия, то есть роговица становится тоньше в центральной части и, таким образом, уменьшается ее оптическая сила. Уменьшив оптическую силу, мы, таким образом, добиваемся того, что удалённо расположенные объекты проецируются в центральную зону сетчатки, таким образом, к человеку возвращается его способность видеть далекие объекты чётко.

Мария Василевская: А что в ходе операции происходит? Снимается часть роговицы?

Игорь Лоскутов: Существует масса варианта такого рода вмешательств, но по смыслу, операция так или иначе приводит к тому, что роговица истончается, то есть с помощью специальной лазерной системы…

Мария Василевская: Покажите…

Игорь Лоскутов: Испаряется, как бы выпаривается центральная часть роговицы и истончённый слой роговицы остается, затем роговица заживает – она становится той же самой функциональной роговицей, какой она и была, но в центральной зоне ее оптическая сила уменьшается ровно настолько, насколько это необходимо, чтобы глазу вернулась способность видеть хорошо вдали.

Мария Василевская: Это навсегда или через какое-то врем последует рецидив?

Игорь Лоскутов: Современная рефракционная хирургия сделала очень большие шаги вперед и, естественно, такая операция, проведенная на современном уровне, дает определенные гарантии, что близорукость не вернется к человеку, но в целом ряде случаев при интенсивной зрительной нагрузке и отдельно можно сказать о целом ряде других состояний, но так или иначе близорукость моет в этом состоянии рецидивировать, то есть не болезнь, как таковая, а уменьшение вот этой самой корригированной остроты зрения, то есть сам факт возвращения определенной близорукости может иметь место в ряде случаев.

Мария Василевская: А правда ли, что существуют определенные упражнения, при помощи которых можно то ли избавиться от близорукости, то ли не заработать ее вовсе? Ну, 2 простых упражнения покажем нашим телезрителям?

Игорь Лоскутов: Самое простое упражнение заключается в то, что каждым глазом по отдельности рассматривается объект, сначала на коротком расстоянии, затем а расстоянии далее 5-ти метров, например, есть так называемое упражнение с точкой на стекле: когда на стекло на расстоянии 30 примерно сантиметров от глаза приклеивается какой-либо объект и, глядя на него одним глазом…

Мария Василевская: Небольшой?

Игорь Лоскутов: Небольшой объект, примерно полсантиметра на полсантиметра, это может быть квадратик из школьной тетради: один глаз закрывается, другим глазом фиксируется этот объект и после того, как он четко фиксируется, взгляд переводится на объект, располагающийся за окном, например, дерево или какой-либо дом, располагающийся за окном – он будет заведомо на расстоянии больше 5-ти метров, и тоже создается условие или пациент пытается рассмотреть этот объект, располагающийся вдали, таким образом, переводя взгляд то в близь то вдаль, создаются условия, чтобы мышца то напрягалась, то расслаблялась, что в конечном итоге приводит к ее расслаблению, то есть это не статистическое состояние мышцы, когда она всё время напряжена, а это некий динамический процесс сменяющихся ситуаций с напряжением и расслаблением.

Мария Василевская: Очень интересное упражнение, дома обязательно приклею себе кусочек бумаги на стекло. Спасибо Вам интересную беседу и за добрые советы! Ну, а вы, будьте здоровы, это был «Медосмотр».


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски