Ядерная медицина: какие болезни помогают выявлять и лечить радиоактивные изотопы

Гости
Павел Румянцев
руководитель отдела радионуклидной диагностики и терапии, заместитель директора по инновационному развитию эндокринологического научного центра Министерства здравоохранения Российской Федерации

Максим Митченков: Здравствуйте, в эфире «Медосмотр» – это диагностика нашего здравоохранения, температура общественного мнения, наболевшие вопросы и полезные советы. Ядерная медицина – одно из самых инновационных направлений, где при лечении и диагностике используются радиоактивные изотопы. С помощью последних врачам удается диагностировать онкологические заболевания на той стадии, когда их еще не регистрирует обычный томограф, ранняя диагностика этих заболеваний значительно увеличивает шансы больного на выздоровление, ведь даже когда врачи знают, что у больного рак, чтобы назначить правильное лечение, важно определить первичный очаг опухоли. О возможностях ядерной медицины мы решили узнать у руководителя отдела радионуклидной диагностики и терапии, заместителя директора по инновационному развитию эндокринологического научного центра Министерства здравоохранения Российской Федерации Павла Олеговича Румянцева. Павел Олегович, здравствуйте!

Павел Румянцев: Здравствуйте!

Максим Митченков: Прежде всего объясните, что такое ядерная медицина?

Павел Румянцев: Ядерная медицина – это то, что связано с радионуклидными изотопами, это диагностика, то есть изучение, что происходит в организме, с помощью этих радиоактивных изотопов, помеченных этими радиоактивными изотопами препараты, какие-то вещества, метаболические какие-то соединения, либо, если есть хорошее накопление этих изотопов в патологических очагах, то есть хорошие перспективы для лечения этими же изотопами, но в больших количествах…

Максим Митченков: И что это дает, такой анализ, такая диагностика?

Павел Румянцев: Это дает знания о том, как устроена эта болезнь: во-первых, началась ли она? Если началась, то какой она интенсивности? Какие патологические последствия этой болезни в организме? Например, в случае онкологических заболеваний – это метастазы…

Максим Митченков: А я так понимаю, онкологические заболевания – это первое, где применяется такой метод?

Павел Румянцев: Наиболее востребовано, пожалуй, да, онкология является наиболее востребованной сферой для ядерной медицины сегодня во всем мире. С помощью этих изотопов мы изучаем, по сути, метаболизм, мы изучаем метаболизм, например, заболеваний щитовидной железы – это то, с чего начиналась ядерная медицина, щитовидная железа использует такой элемент, как йод, радиоактивный йод имеет несколько вариантов: от короткоживущих до длинноживущих изотопов и прекрасное средство для изучения метаболизма щитовидной железы или заболеваний, исходящих из нее. Если мы говорим о других заболеваниях, то там тоже нарушен метаболизм, в частности, метаболизм глюкозы нарушен в онкологических клетках, в большинстве, которые теряют дифференцировку, и это да возможность изучить, где находятся эти опухолевые очаги, сколько их и насколько они активны, насколько они метаболически активны по отношению к этому изотопу.

Максим Митченков: То есть, получается диагностика более точная и более точно можно подобрать методы лечения?

Павел Румянцев: Оно увеличивает точность диагностики, несомненно, оно дает новые возможности изучения метаболизма опухоли, а значит новых подборов индивидуальных средств лечения, их комбинаций для каждого конкретного пациента – в этом главное преимущество этого метода.

Максим Митченков: А эти изотопы, как они, вообще, воздействуют на человеческий организм?

Павел Румянцев: Изотопы распадаются в человеческом организме и выводятся через органы выведения.

Максим Митченков: Уже после непосредственно анализа, да?

Павел Румянцев: Совершенно верно, после того как мы их ввели, они претерпевают деградацию – они начинают выводиться…

Максим Митченков: А есть опасности?

Павел Румянцев: Могу Вас сразу уверить, что то, что показывают по телевизору в качестве последствий лучевых различных отравлений, например, как недавно был случай в Лондоне – это всё скорее экстримы, это лучевая болезнь, это то, что мы никогда не видим в медицинской практике, медицинское облучение абсолютно безопасно для человеческого организма и более того, ядерная медицина и методы радионуклидной диагностики – во много раз меньше лучевая нагрузка, чем компьютерная томография, к примеру.

Максим Митченков: А если брать химиотерапию: например, после химиотерапии наблюдается облысение у людей, здесь, при ядерной медицине такого нет?

Павел Румянцев: Никогда.

Максим Митченков: Никаких побочных эффектов не бывает?

Павел Румянцев: Нет.

Максим Митченков: Я так понимаю, вот так выглядит техника современная, похожа она на томограф, но эффект совершенно другой, да?

Павел Румянцев: Вы абсолютно правы, она очень похожа на томограф и сзади там есть томограф, то есть задний контур, вот эта апертура круглая – это и есть компьютерный томограф. Это новая технология, которая сейчас применяется, называется она: гибридная технология или гамма-камера, совмещенная с компьютерным томографом. То, что ближе к нам – это и есть детектор гамма-камеры: изучение распределения радиации в человеческом организме, а то, что идет за ней – это компьютерный томограф. При совмещении этих технологий мы можем наслаивать функциональную информацию: знания метаболизма на структурную патологию – это бесценная информация, которая дает привязку к органам, к системам дает возможность прицельно лечить пациента.

Максим Митченков: Прицельно лечить каким образом?

Павел Румянцев: Подбором соответствующего лечения: если заболевание системное и потребуется какой-то химиопрепарат, то, зная метаболизм этой опухоли или процесса, мы подбираем селективный препарат, и этот же метод потом является методом оценки эффективности лечения и безопасности лечения в том числе. Если мы говорим о каком-то локальном процессе, где может быть использована лучевая терапия, то, соответственно, уже сразу начинается прицеливание к этому очагу с целью подобраться к нему лучом. Если это хирургическая патология, которая лечится ножом, то мы уже четко знаем, где она находится, на какой глубине и какой степени распространенности.

Максим Митченков: На этой картинке, насколько я понимаю, у нас расчет непосредственно того, какое количество изотопов нужно ввести или какие изотопы нужно ввести?

Павел Румянцев: Это очень важный момент: если мы говорим об излучении, которое рентгеновское или УЗИ, оно неионизирующее, рентгеновское – это всегда, конечно, облучение тела и возможны побочные эффекты, если его много, разумеется, здесь используется очень небольшое излучение. Радиацию нужно четко считать и для каждого пациента, Вы видите, высчитывается до тысячных долей количество радиации, которые мы вводим, потому что принцип: необходимо и достаточно дать минимально необходимое для того, чтобы получить адекватную картинку, получить информацию – это первый принцип ядерной медицины, мы никогда не вводим на всякий случай или давайте посмотрим получше – нет, есть строгие совершенно четкие нормативы и у каждого человека они соблюдаются, как Отче наш, потому что наша задача, конечно – это радиационная безопасность, один из столпов ядерной медицины – это радиационная безопасность.

Максим Митченков: А что нужно человеку, чтобы пройти такую диагностику, какое-то специальное направление, как-то специально готовиться?

Павел Румянцев: Это пациент может пройти по обычному направлению от своего лечащего врача, может пройти по ОМС, если исследование сложное и не входит в тариф ОМС, как дополнительное более сложное, он его оплачивает дополнительно, большинство исследований входит в программу добровольного медицинского страхования и в Москве, например, позитронно-эмиссионная томография входит в программу ОМС, и постоянно, слава Богу, программа ОМС расширяется, у нас возможность оказывать пациентам более доступную и, в общем-то, бесплатную медицинскую помощь современную, как и во всем мире.

Максим Митченков: И в завершение несколько советов нашим телезрителям, давайте еще раз напомним, что н стоит бояться ядерной медицины и советы людям, которые, например, хотят обратиться за помощью к таким специалистам.

Павел Румянцев: Методы ядерной медицины сегодня от рутинных методов диагностики, например, патологий щитовидной железы, до экспертных методов диагностики, например, онкологии, входят в спектр династических инструментов при огромном количестве заболеваний: онкология, неврология, кардиология, эндокринология и на сегодняшний день – это то, что должны назначать и не бояться назначать врачи, лечащие врачи, знать, во-первых, о том, какая информативность, какие возможности этих методов, и не должны бояться пациенты, потому что, повторюсь: лучевая нагрузка при этих методах в разы меньше, чем при обычной компьютерной томографии, которую никто не боится, и это удивительно, что это так сложилось, но видимо, это и наша вина, потому что мы недостаточно информации доносим до нашего населения с точки зрения медицинского…

Максим Митченков: Вот, что мы сейчас и делаем…

Павел Румянцев: Я считаю, мы на верном пути.

Максим Митченков: Спасибо, что помогли донести эту информацию, успокоили наших телезрителей, давайте пожелаем развития ядерной медицины и спасибо Вам огромное за эти советы!

Павел Румянцев: Спасибо Вам, что пригласили!

Максим Митченков: Это был «Медосмотр» на ОТР.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски