Геннадий Зюганов: У меня древние корни. Зюганка - это древний сорт пшеницы, выращивавшийся на Руси

Геннадий Зюганов: У меня древние корни. Зюганка - это древний сорт пшеницы, выращивавшийся на Руси
Худрук Театра Станиславского Александр Титель: Жизнь человеческого духа – вот, что нужно искать и открывать публике
Хибла Герзмава: Абхазия соткана из доброты и прекрасной природы - изумительных сосен и моря. Этот райский край должен быть в музыке
Елена Валюшкина: Соцсети - это сиюминутная связь со всем миром. Это очень круто!
Эдвард Радзинский: Это вопрос вопросов – кто был Сталин: смиритель революции, как такой азиатский Наполеон, или он убийца революции?
Эдвард Радзинский: Из-за чего умер Ленин? Его мозг сожрала революция
Дмитрий Бертман: Мы надеемся, что те, кто любят Монеточку, тоже будут к нам приходить
Михаил Ножкин: Я загнал себя, память в атмосферу военного детства и написал «Последний бой» за один вечер
Посол Армении Вардан Тоганян: Мнения, что Армения может уйти под американский колпак, беспочвенны
Павел Лунгин о фильме про Афганистан, музыке, семье и религии
Юрий Куклачев: Как я издеваюсь над животными? Очень просто. Открыл вольер, говорю: девочки! Они побежали ко мне целоваться... Вот как я издеваюсь!
Гости
Геннадий Зюганов
руководитель фракции КПРФ в Госдуме РФ

Дмитрий Кириллов: Вот уже без малого четверть века он ведет за собой людей, для которых справедливость, равенство, братство – не пустые слова. Он сам вышел из народа и не стесняется своих корней, гордится ими. Будучи действующим лидером КПРФ, Геннадий Андреевич Зюганов – сам по себе уже неотъемлемая часть истории нашей страны.

Геннадий Зюганов: Я родился в семье учителей. У меня в роду 10 педагогов. С 1 класса меня мать учила 4 года, потом к отцу перешел. Но мать за 4 года не ставила мне пятерки. Она сказала: «Моя задача – научить тебя трудиться и уважать людей».

Детство было интересным, сложным, опасным – послевоенным. У нас в деревне подбитых танков, наверное, было больше, чем уцелевших домов. Школа уцелела, вся изрешеченная осколками. Их так и никто не заделал. Поэтому вокруг школы было море птиц. В каждой «ране» школы образовывались гнезда птиц, и нам это очень нравилось.

Отец вернулся на одной ноге. Он сражался за Одессу 4 месяца, дрался за Севастополь, был там смертельно ранен, но после 5 операций выжил. Его два друга вытащили полумертвым на плащ-палатке. Но отцу повезло: плыли два корабля, один фашисты потопили, а тот корабль, на котором он приплыл на Северный Кавказ, уцелел. Поэтому отец вернулся с войны. И мне пришлось своими руками с 5 лет все делать. Мать в школе, а отец тоже в школе, но я провел все детство с дымарем, тяпкой и лопаткой. У нас было большое хозяйство.

А с 5 класса я стал отличником и кончил школу с медалью. Я был, наверное, первый медалист в школе. Вторым медалистом была моя супруга. Я в 17 лет пошел учителем работать в эту же школу. Когда отец и мать прибаливали, я ходил, вместо них проводил уроки. И все удивлялись, что старшеклассника слушаются дети. Поэтому директор Парамонов (тоже инвалид войны, тяжело раненный с войны вернулся) уговорил сначала отца, потом меня, чтобы я остался. Я год работал учителем, преподавал математику, физкультуру, военное дело.

Дмитрий Кириллов: Про лидерские качества молодого учителя Зюганова в школе знали все. Своих старших коллег Геннадий Андреевич приучил регулярно участвовать в художественной самодеятельности – ставил праздники и драматические спектакли.

Геннадий Зюганов: Все учителя участвовали в спектаклях. Каждый праздник учительский коллектив ставил у нас в клубе. У нас деревня хоть была на окраине района (у нас в деревне петух пел на три области – Орловскую, Калужскую и Брянскую), но, тем не менее, очень хорошо была развита вся культурная и спортивная жизнь. Концерты… А потом я два года был Дедом Морозом в школе, а три года мы с Иваном Хабаровым писали интермедии, готовили. Мой приятель оказался большой любитель и меня втянул в это дело.

А через год я поступил на физмат Орловского университета. А еще через год попал в советскую армию. Раньше не было отсрочки. Поэтому я попал служить в группу войск Германии. 8-я гвардейская. А в СССР она была 62-я Чайково-Сталинградская. Легендарная армия.

Дмитрий Кириллов: В армии Геннадий Зюганов попал в особый род войск – разведку. Талантливый молодой боец за короткий срок стал командиром специального взвода, занимающегося атомным, химическим и бактериологическим оружием.

Геннадий Зюганов: У нас был самый сложный норматив – 7 км в противогазе с полной боевой выкладкой. Я был абсолютно тренированный. Но у меня был хороший водитель. В разведке нужен хороший водитель обязательно. Тем более, в Германии служил. Надо ориентироваться по карте, по местности. Я был на всех полигонах, участвовал. В Магдебурге офицерскую школу заканчивал. Но и я был одним из сержантов, который сдал на первый класс разведки. А это давало большие преимущества.

Мне платили деньги в СССР, а в Германии я мог использовать только по одной цели – подписывать периодическую печать. Я брал каталог, отдавал разведчикам. Кто выписывал «Юность», кто «Технику – молодежи», «Науку и жизнь». Я тратил деньги на литературу. Но, вернувшись в Союз, я хорошо приоделся за то, что мне советская сторона платила как классному бойцу.

Дмитрий Кириллов: Но молодой и подающий надежды разведчик Зюганов решил не связывать свою дальнейшую жизнь с армией. Он мечтал поскорей вернуться домой, чтобы продолжить учебу в родном институте на физико-математическом факультете.

Геннадий Зюганов: Я понимал, что перерыв на 3 года в учебе, особенно в математике – это надо возвращаться снова на 1 курс. Но мне не хотелось. Я год отучился, год учительствовал. Поэтому я взял три книжки: «Алгебру» Туманова (прекрасный учебник), «Матанализ» Фихтенгольца и «Справочник по математике» Выгодского. Я в сумке стал таскать, а мне старшина говорит: «Не положено». Я ходил к большому командиру и сказал: «Я прошу вас разрешить мне таскать эти учебники». Он, правда, условие поставил. Я с удовольствием принял. Там были курсы для бойцов, которые возвращались на родину. И я преподавал им на курсах, готовил их к поступлению в вуз. Все мои ребята поступили. Уехали в Союз и поступили. Это была для меня большая награда. Но мои книги протерлись за 3 года до дыр.

В звании лейтенанта демобилизовался. Я закончил в Магдебурге экстерном военную школу. А сейчас я полковник советской армии. Я еще два раза служил в армии. Замкомандиром танкового полка во Владимире, когда майора получал. Когда полковника на курсах при генеральном штабе.

Более того, когда работал на старой площади, меня учитывали, что я прошел огромную школу и подготовку, испытывал все виды современного оружия, включая и химическое, и ядерное. Нас из Германии на 3 месяца перебрасывали на Урал для спецподготовки и работ. Очень важные работы. Поэтому меня еще включили (называлась «особая папка») на случай трех операций: военной опасности, военного положения и войны. Я участвовал во всех крупных учениях в стране.

Дмитрий Кириллов: И не только в учениях, но и в крупных международных турнирах среди рассказчиков анекдотов. Вот уж точно говорят – талантливый человек талантлив во всем.

Геннадий Зюганов: Я участвовал в конкурсах и в Габрово, и в Венгрии, и в Страсбурге. И считаю, что это очень интересное занятие. Я и собираю, и сочиняю. Многие анекдоты рождает жизнь. И они очень хороши к месту, когда ситуация требует иногда… На словах долго будешь объяснять, а короткий анекдот сразу объясняет ситуацию. Я недавно рассказал, я думал – мне американцы протест вынесут, но они воздержались.

Но, учитывая международную обстановку: Совсекретный полигон в США. Запускают новейшую ракету. Две вороны сидят на заборе. Одна говорит: «Как сейчас красиво полетит!» Вторая говорит: «Никуда не полетит». Я сказала: «Полетит». – «Не полетит». Запускают, взрывается. – «Откуда ты знаешь?» - «Служу Советскому Союзу».

Дмитрий Кириллов: Коллеги Зюганова давно уже отмечают его чувство юмора и любовь к хорошей шутке. Но не каждый в нашей стране знает, что Геннадий Андреевич – старый КВН-щик, лидер орловской студенческой команды веселых и находчивых.

Геннадий Зюганов: Я был несколько лет капитаном физматовской команды. Меня преследовали после этих интермедий в школе. В армии, когда курс офицеров, подходили и говорили: «Ты будешь капитаном». Я говорю: «Ребята, у нас есть театральный прекрасный парень». – «Нет». Но мы выиграли все конкурсы. Потом вернулся в университет. Собрались очень толковые ребята. Стихи вместе писали, гимн физмата, сценарий.

Мне говорят: «Давай будешь капитаном». И наша команда обыграла всех – и историков, и литераторов, и строителей. Мы были чемпионами города. Последний финальный матч был самым крупным во Дворце железнодорожников в Орле.

Дмитрий Кириллов: КВН-овский заряд юмора частенько спасал Геннадия Андреевича в его насыщенной страстями политической жизни.

Сложных, а порой и драматических событий в судьбе лидера КПРФ было предостаточно

Геннадий Зюганов: Меня 300 с лишним раз судили, сотни раз угрожали, 50 раз допрашивали. Я написал две работы. «Архитектор у развалин» - это прямое обращение партии и стране. Я доказал, что Перестройка превратится в перестрелку. И при такой политике страна развалится, потому что КПСС не является партией, а системой управления. Меня два раза на Политбюро лупили, аж кости трещали.

А потом написал вместе с талантливыми людьми (Прохановым, Чикиным, Распутиным, Бондаревым) «Слово к народу». Меня допрашивали, обещали 10 лет тюрьмы. Это был прямой призыв, минуя всех, к народу, что у вас выдернут сегодня страну, завтра у вас будет море беженцев, послезавтра вы будете гореть пламенем по всему югу. Остановитесь и опомнитесь. Послезавтра будет поздно. Мне досталось за это как ГКЧПисту. А я призывал к одному: просто вовремя опомниться и не ломать страну – дом, в котором мы все вместе живем.

Если бы не возвысили свой голос Бондарев (Шолоховский комитет присвоил мне Шолоховскую премию), Распутин (который вошел в Русский собор вместе), Кобзон (который сказал «мы тебя на съедение не отдадим»), Говорухин (который рядом со мной жил 10 лет и поддерживал, даже в моей команде участвовал в 1996 году), Владимир Меньшов (один из талантливых людей), Михаил Ножкин, Юрий Соломин, Аристарх Ливанов, Василий Лановой. Это люди первой величины. Поэтому, может быть, и расправились бы. Но ссориться со всеми этими людьми, очень уважаемыми и мной, и всей страной, и любимые страной, власти было сложно.

Дмитрий Кириллов: Геннадий Зюганов никогда не скрывал своего резкого отношения к развалу Советского Союза, считая 1990-е годы настоящей трагедией в истории страны.

Геннадий Зюганов: Это самая большая боль и беда и моя, и всей страны. Она у меня сохраняется. Почти все нынешние невзгоды растут оттуда. Мы могли спокойно преодолеть кризис и были бы впереди планеты всей. Нас подстрелили на взлете, точнее, предали. Мы с Ельциным были соседи. Он надо мной жил в одном подъезде. Я Москву курировал. Каждую неделю или каждый день общались. Я ему помогал осваивать столицу. Но он мне предлагал любой кабинет, чтобы я сказал: «Борис, ты прав». Я говорю: «Вы будете правы, если будете страну собирать. А вы что делаете? Вы ее делите и продаете задарма». Продали то меньше 3% реальной стоимости. Денег не оказалось даже на пенсии и детские пособия. Он предлагал любой кабинет. Я в сердцах сказал: «Я скорее застрелюсь, чем соглашусь». Меня погнали. Меня за год 3 раза выгоняли со всех работ. А у меня большая семья. Я вещи продавал из дома, чтобы прокормить войско свое. Знаете, в трудную минуту проверяются друзья. У меня особый подход к друзьям. Я не потерял по жизни своих друзей. Но друг для меня тот, кому я могу в 4 ночи позвонить, он внимательно выслушает и поможет. Вы можете проверить своих друзей и поймете. Вот тогда один привез картошку, чтобы я прокормил свое войско, второй… В общем, вытащили с трудом.

Но были и те, кто испугался. Отчасти я их понимал. Но я для себя принял другой подход. Я знал все кадры в стране. Я мог быстро обогатиться. Но я понял, что все равно это кончится плохо. И у меня своя тут философия. Она вам не понравится. Человек в этот мир приходит голенький, уходит налегке. Вам, чтобы хорошо выглядеть, не надо 20 костюмов. Ваш желудок не переварит больше, чем он может. Ваша печенка не пропустит больше. И так далее. Человеку много не нужно. Когда ко мне за город (я дачу арендую) приехал один олигарх, он стал так против моей дачи и говорит: «Зачем быть генсеком, чтобы жить в таком курятнике?» А потом походил, посмотрел. Я и чаем угостил, своим медом. Он увидел море цветов, друзей, хорошие книги.

Вот этот олигарх, уезжая, стал еще раз, говорит: «А, может, ты и прав». Я ему задал один вопрос: «У тебя, наверное, 4 этажа вверх и 3 вниз?» Он говорит: «Угадал». Я говорю: «Тогда ответь честно на один вопрос. В скольких комнатах ты за последний год не был ни разу?» Вдруг смотрю – у него мысль на челе появилась. И говорит: «Минимум в половине». Я говорю: «Вот скажи – зачем платить, ухаживать, обустраивать, ремонтировать?» Я бы за твой сарай построил два детских сада еще. И тебе бы хватило вот так.

Дмитрий Кириллов: В 1996 году Геннадий Зюганов как никогда был близок к победе на президентских выборах. Страна разделилась тогда на два лагеря. Кандидаты набирали одинаковое количество голосов. Прошел уже не один десяток лет, но и сегодня лидер коммунистов свое поражение на тех знаменательных выборах не признает.

Геннадий Зюганов: От тихого Дона до Тихого океана проголосовали за меня. Они понимали: я там работал. Они меня видели, они чувствовали. Мне не надо было там доказывать, кто я такой. А промышленные центры (Москва, Питер, 15 городов-миллионников, Урал, богатый ресурсами, Сибирь) голосовали в основном за Ельцина. Страна развалилась ровно пополам. В 1 туре 2-3% разница была. И можно было организовать войну севера и юга. Можно было организовать войну двух поколений. За меня голосовали постарше – кто испытал, кто знает, что теряет, кто чувствовал. А за Ельцина… девочка миллион выигрывает, эти мужики в… сидят, эти карманы набили, пересели на «Мерседесы». Я говорю: «Все равно вас разорят». Они надеялись устроиться.

Я пытался судиться. Но что такое суд? Районный суд, городской суд, республиканский, областной, море денег, юристов и прочее. И собрались очень умные и сильные люди. Страна уцелела только потому, что среднее поколение, вернее, средний состав руководителей не предали ни коллектива, ни свое предприятие. Они уберегли страну.

И в 1998-ом году. Я с Ельциным не разговаривал после расстрела парламента до 1998 года. Я не мог разговаривать. Близко знали. Расправился над всеми моими друзьями. А тут звонит: «Что будем делать?» Я говорю: «Мы немедленно обязаны собраться и определить, кто будет, должен быть авторитетный человек». Я три раза убеждал Примакова. Это большая умница, человек редкой воли, хороший дипломат, тактик, ученый, блестяще знающий мир. Он говорит: «Куда ты меня суешь?» Баррель нефти стоил 12-14 долларов. Золотовалютных резервов меньше 8 млрд. Нечем пенсии и зарплаты платить, не говоря о стипендиях. И убедили банкира Геращенко. А Валентина Ивановна Матвиенко была послом, ее пригласили. Они же оттащили страну от края пропасти.

Власть – очень сложное понятие. Власть идей. Мои идеи о России пробили дорогу. Моя книга «Глобализация и судьба человечества» переведена на все мировые языки. Мой учебник по глобалистике издан и за рубежом. Я 25 лет в Думе работаю. Я преподаю в ведущих школах. Это тоже огромная власть над умами и так далее. У меня в молодежной школе 1000 человек прошли блестящую подготовку. У меня вышло 150 работ только за рубежом. Это тоже огромная ответственность. Если бы ко мне почаще прислушивались и нашу программу реализовывали, мы бы давно вытащили страну.

Если бы мы Компартию РСФСР создали на год раньше, мы просто не позволили бы растащить. Понимаете, никто не мог поверить, что высшее руководство будет предавать страну и свои идеи – всех нас вместе взятых. Я за то, чтобы что-то перестраивать. Каждые 10-12 лет все проводят реформы. Но когда этот строитель начинает ремонт и на кухне, и в зале, и везде… Попробуйте дома начать ломать везде. Государственную машину нельзя загнать в док. Она должна каждый день возить, топить, лечить, охранять. Это другая машина.

И тот, кто сидит у руля, обязан понимать. Я ему как математик говорил: «Сложные интегралы берутся по частям. Вы не можете все сразу ломать. Давайте проведем реконструкцию КПСС. Да, она требует ремонта. Да, много талантливых людей. Обесценен их труд». Многое можно было решить. Тут можно было решить. В личном плане можно было выбирать более спокойную жизнь. Но это не для меня. У меня родители не были коммунистами. Ни мать, ни отец. Но отец говорил: «Я беспартийный большевик». Но он мне сказал: «У тебя дед по его линии. У него 8 детей было. Всех выучил, всех выкормил, всем дал высшее образование». У нас в семье 6 педагогов высшего класса. Он мне сказал: «Ничего честнее, совестливее советской власти не было». Да, были ошибки, перекосы, трудности, но она думала о простом человеке и делала так, чтобы страна была сильной и уважаемой. Я через всю жизнь пронес и считаю, что сделал правильно.

У нас не страна, а цивилизация. У нас материк. От Балтики и Черного моря до Тихого океана 11 часовых поясов.

Когда я приехал на Сахалин, встал спиной к Тихому океану, так посмотрел через Дальний Восток, Забайкалье… Я когда приезжаю, обязательно окунусь в Байкал. Это вообще восьмое чудо света. Урал, Волга. На Москву и Питер. Думаю: «Какими надо было быть подвижниками, чтобы такой материк освоить?» У нас Красноярск отличается от Дагестана больше, чем Финляндия от Испании. Я 6 раз поднимался на Эльбрус. Кто у нас не видел вершины гор, тот не поймет, что такое величие. У нас самое красивое место в Европе, а, может быть, и на Земле – это Домбайские горные пейзажи.

Из курортов лучшее место на Земле – это Кисловодск. Там отдыхал Косыгин 25 раз (премьер СССР), а Байбаков (председатель Госплана) – больше 40 раз. Это лучшее место на Земле, для того чтобы быстро поправить любой организм. Там теплый воздух за ночь омывает горный хребет Эльбруса, к утру спускается, набравшись отрицательных ионов. Там это не воздух – это коктейль. И если ты утром прогулялся, то отступают самые острые приступы астмы. Рядом Тамбуканское озеро, где лучшая грязь. Любую боль снимет после 6-7 процедуры. И Нарзан – ты лежишь, как в шампанском.

Поэтому, если надо поправить состояние за 8-10 дней, поезжайте в Кисловодск, и вы поймете, что это такое. Если брать побережье – конечно, Крым. Крым во всех отношениях. У меня там отец воевал. Любимый Севастополь с точки зрения военно-исторической. Я езжу поклониться. Отец там сражался. Земля кровью полита. У меня дома есть своя семейная икона, где священная земля Севастополя у меня в ларце лежит. Если брать непосредственно – Мисхор, там один из лучших детских санаториев. Если брать в целом детство, то «Артек» - это вообще фантастика.

Я убедил Путина взять под наше крыло, когда Крым вернулся в родную гавань. Сейчас построили там 60 новых объектов. Это по-прежнему лучшее место на Земле. 40 000 детей отдыхают в течение года со всего света.

Дмитрий Кириллов: Геннадий Андреевич – дипломированный педагог. А потому вопросы воспитания подрастающего поколения воспринимает остро. Моду на нецензурную брань, распространенную сегодня среди подростков, считает настоящей бедой: ведь в семье Зюгановых к мату всегда относились непримиримо.

Геннадий Зюганов: У меня мать терпеть не могла. Когда мать шла по селу, у нас председатель любил крепкое словцо, то говорили: «Марфа Петровна идет». При ней никто не ругался. И у нас в семье никогда. Я считаю, что у нас потрясающе богатый язык. У меня один шофер в армии все ругался. Я говорю: «Ты пойдешь с девчонкой объясняться – у тебя нет словарного запаса нормального». Он меня просил письма любовные писать. Я говорю: «Я могу продиктовать, но ты завтра же придешь на свидание – и она увидит, что у тебя костяной язык и в башке все пусто.

У нас вообще язык богатейший. Я был в 80 странах мира. И я вам прямо скажу: я горжусь, что от наших предков нам достался такой потрясающий язык.

Я был автором обращения к Путину - день рождения Пушкина объявить день русского языка. И я настаиваю на том, чтобы этот день был красным днем календаря. Мы в Театре советской армии великолепно провели. А у меня на родине наш губернатор Клычков только что на Троицу троицкие хороводы. Назвали очень хорошо.

На родине Тургенева… у него есть такое выражение… большое степное село. Это от моей деревни несколько километров. Вот там провели сейчас эти хороводы. Приезжали и белорусы, и Донбасс, и вся окрестность. В народных костюмах, народные хороводы. 40 000 собралось.

Я люблю народное искусство, люблю классику, я люблю эстраду порой. Неслучайно мы с Кобзоном создали движение «Дети России – детям Донбасса».

Я когда увидел, что творят на Донбассе, Кобзону говорю: «Давай создадим». Мы уже приняли оттуда 5000 детей. Две недели: Кремль, Храм Христа Спасителя, школа мастеров, памятные места, литературные места, ВДНХ – они другие становятся. Первые 2-3 дня любой самолет – все приседают. Они по звуку снаряда могут определить, из чего выстрелили. Это дети.

Мы все ходили, красиво, все. Приехал какой-то проверяющий, извините за выражение, идиот. «Вот зачем вы им футболочки купили? Зачем шапочки?» Я говорю: «Слушай, ты соображаешь, что говоришь?» Записал «нецелевое расходование».

Но любое дело будет спориться, если вы его делаете с Душой и с умом. 5000 детей приняли. Кобзону хочу поклониться. Это настоящий и артист, и гражданин, и мужественный честный мужик. Я потерял за год и Говорухина, с которым в бильярд играли, каждую неделю встречались. Кобзон ушел из жизни. Мой учитель Иванов ушел. Вообще один из самых талантливых управленцев.

Валя Толкунова, моя подруга, ушла тоже рано из жизни. У нее было два принципа в жизни: никому не мешать и хоть маленькое доброе дело каждый день делать. Я, кстати, руководствуюсь соображениями. Некоторые посмеиваются, но и бог с ними. Но вы тогда иначе себя чувствуете.

У меня пасека большая. 30 семей пчел. Мы с моим товарищем Тарнаевым он полковник госбезопасности, он моей службой безопасности руководит 25 лет. Восстановили традицию. У меня водил дед, отец, его братья, тесть. Пчелы живут только у добрых и очень трудолюбивых людей.

У меня вышла книга. Это память нашему роду учителей и пчеловодов. Мы 250 лет водим пчел. Можете представить себе? У некоторых гибли, а у нас нет. Мы за ними очень хорошо ухаживали. Книга начинается с моего эпиграфа. Главные изобретения Всевышнего – это женщина, цветы и пчела. Женщина подарила жизнь каждому человеку. Цветы дают семена и прорастают новые растения. А пчела является главным экологом планеты. Вы каждый день садитесь за столом и забываете о том, что 80% вашего пайка – это работа пчел. Сейчас в мире в Южном полушарии погибла половина пчел. В Коране есть специальная сура – «Пчела». Все великие люди занимались этой проблемой. Ярослав Мудрый специально закон издал. Ленин в 1919 году (Гражданская война) – особое постановление. Наполеон содрал со своей мантии лилии – золотых пчел прилепил. В Древнем Риме здоровались и говорили: «Да укусит тебя пчела!» Это уникальное, потрясающее создание природы.

Вот в этой маленькой козявке 6 фабрик. Ничего похожего близко нет больше в природе. Вы представляете? Мед - самый лучший продукт. Брали 100 стран, 100 видов продукции – везде мед занял первое место.

Идеальное соотношение всего, что полезно для вас. Пчелиный яд – одно из лучших лекарств. Пчелиное молочко – лучший стимулятор. В Японии дают драже детям. Япония неслучайно на 1 строчке по продолжительности жизни – 85-87 лет.

Вся лучшая парфюмерия замешана на воске. Прополис – шикарный антибиотик. Перга, пчелиный хлеб – все незаменимые аминокислоты. И все она делает. Чтобы такую баночку меда принести, надо облететь 5 млн цветов. Вдумайтесь! Кстати, занятие удивительно интересное и полезное. Сейчас вывожу вот такую пчелу с шестью крыльями. С банкой через плечо будет летать за медом и вот с таким жалом – кусать всех противников России.

Юмор – это прекрасная вещь. Особенно когда тяжело, плохо. Многие анекдоты рождает жизнь. Когда с Путиным встречаешься, он, кстати, любит и понимает, и сам умеет рассказывать. Как-то спрашивает: «Про тебя и про меня есть?» Я говорю: «Есть, но вам не понравится». – «А какой?» - «Вам не понравится».

Приходит Путин в Думу. Выступил прекрасно, в хорошем настроении. Пошел постричься. И обаятельная девчушка стрижет, сама: «Зю-зю, клац-клац, клац-клац, зю-зю». Он говорит: «Кончай! Ваш Зюганов мне тут уже сидит». Она говорит: «А мне очень удобно. «Зю» - у вас все волосы дыбом встают, так удобно стричь, просто прекрасно».

Дмитрий Кириллов: На счету Геннадия Зюганова уже 8 авторских сборников анекдотов. И все он берет из жизни, подмечая веселые ситуации на улице, на работе и в своей собственной семье. И, кстати, семья у Геннадия Андреевича крепкая. Образовалась еще в студенческое время. Любимая жена Надя – единственная и на всю жизнь.

Геннадий Зюганов: Надя приехала в нашу школу. Я ее учил. Она в 9 классе училась. Так что она меня 3 года ждала, поступила в тот же университет на исторический факультет. Она окончила школу с золотой медалью. Я сказал своим внукам: «У вас по линии 4 медали, 2 красных диплома. Вам не в кого быть дурачками».

Дмитрий Кириллов: Геннадий Андреевич продолжает активную политическую жизнь. И свободного времени у него с годами не становится больше. Свой юбилей он встречает полный жизненной энергии и сил. Воспитывает 8 внуков. И пытается достучаться до их молодых сердец, предлагая им на вооружение свои собственные фирменные зюгановские заповеди.

Геннадий Зюганов: У меня есть «12 Д Зюганова». Где вы все это откопали? Вообще-то говоря, это редко кто знает. У меня есть свое представление о жизни. Я математик-философ, я пытаюсь все это вложить в формулу, которая позволит моим друзьям и внукам более устойчиво на земле стоять.

Что главное у любого человека? Дело. Без дела и общего дела не бывает ни страны, ничего. Очень важно, чтобы дело было Добрым. А о доброте не надо громко кричать. Дальше идут Дом, Дети, Дача, Деньги. «Денег не бывает много». Это самая дурная фраза, которая есть. Денег не надо много. Денег должно быть ровно столько, чтоб вы чувствовали себя достойно, чтоб вы не думали, как прокормить и чтобы думали, как следует работать и творить. Вот тогда все будет как следует.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
Дмитрий Карпов
Я вообще не знаю, за что вам нравится Примаков! Роль Председателя Правительства у него была пассивная, ведущую роль в кабинете играл Маслюков, которую часто приписывают незаслуженно Примакову. Его назначили координатором (он ведь сначала не соглашался), координация стране была не нужна! Кабинет бы не утвердили, если бы не поддержка коммунистов. Главным подстрахователем стал господин Решульский.
Дмитрий Карпов
Образование КП РСФСР на легальной основе или оно примыкает к детищам парада суверенитетов, что и образование Хакасской ССР?

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью