Врач Исмаил Османов: К детской боли нельзя привыкнуть, всегда сопереживаешь

Врач Исмаил Османов: К детской боли нельзя привыкнуть, всегда сопереживаешь
Сергей Пускепалис: В театре люди хотят работать, они способны что-то делать. Без этого я бы сюда не пришел
Диана Гурцкая: Музыка, музыка, песня, сцена – это все как колокол звучало у меня в голове, я мечтала, я знала, что буду петь
Писатель Александр Цыпкин: Если я придумываю рассказ, то все детали должны быть такие, чтобы читатель в них поверил
Писатель, сценарист Андрей Кивинов: Любой реальный протокол осмотра с места происшествия, я считаю, - это художественное произведение
Анастасия Нифонтова - первая в мире женщина, в одиночку покорившая ралли «Дакар»
Эдуард Артемьев: Музыка – это мурашки, когда возникает ощущение, что на волне сгусток энергии может прорваться до высшего существа
Анна Кузнецова: Я не разрешаю детям лениться. Делай, читай, занимайся, спрашивай – не может быть ничего не интересно
Авангард Леонтьев: Я счастливец. Я попал к таким людям – многие платят деньги за то, чтобы их увидеть в театре, кино
Скульптор Георгий Франгулян: Семь лет я «выписывал визу» Бродскому на возвращение в Россию. Это целиком и полностью мой подарок
Фёдор Конюхов: Если человек идёт в серьёзное путешествие, он понимает, что невозможно подняться на высочайшие вершины без Бога
Гости
Исмаил Османов
главный врач детской городской больницы им. З.А. Башляевой (Москва)

Дмитрий Кириллов: Этого человека нечасто показывают по телевидению. Его имени не встретишь в колонках светской хроники. Он детский врач. Его труд ежедневный, негромкий, кропотливый. Тысячи спасенных детских жизней, тысячи благодарных родителей. Исмаил Османов, главный педиатр Москвы, главный врач Детской городской клинической больницы имени Башляевой – уникальной клиники, где ежегодно оказывают помощь 170 тысячам детей из разных уголков нашей страны.

Исмаил Османов: Самая частая травма у детей раннего возраста – это травма головы. Падение с кровати, со стола, с подоконника.

Можете себе представить, чтобы мы достали из желудочно-кишечного тракта ребенка связку ключей? Часы, отвертки, шарики магнитные и некоторые детали игрушек.

У нас была годовалая девочка, которую психически неполноценная мама избила молотком по голове. Мы долго-долго все это по крупинкам собирали. Слава богу, удалось ее выписать домой.

Дмитрий Кириллов: Это правда, что у вас в кабинете висит портрет английской королевы?

Исмаил Османов: Не английской королевы. Королевы-матери. Да, это правда.

Дмитрий Кириллов: Детей лечить легче, чем взрослых?

Исмаил Османов: Вы знаете, не легче. Детей лечить ответственнее и, конечно же, труднее.

Дмитрий Кириллов: Говорят, что врачи из-за рубежа с мировым именем приезжают к вам учиться сюда.

Исмаил Османов: Да, это так.

Дмитрий Кириллов: У вас зарплата выше, чем в Европе.

Исмаил Османов: На уровне европейских врачей – это точно, а у некоторых докторов и выше.

Дмитрий Кириллов: Это правда, что к вам привозили прооперированных в Европе детей, вы их здесь лечили заново?

Исмаил Османов: Да, это правда.

Дмитрий Кириллов: И про ваши успехи знает сам Стивен Сигал?

Исмаил Османов: Да, в какой-то степени.

Дмитрий Кириллов: Вас часто критикуют?

Исмаил Османов: Слава богу, уже нечасто.

Дмитрий Кириллов: Вам приходилось защищать своих врачей, если их несправедливо обвиняли?

Исмаил Османов: Да, к сожалению, такие факты бывают. И мы, конечно же, их защищаем.

Дмитрий Кириллов: Вы помните своих первых пациентов?

Исмаил Османов: Помню.

Дмитрий Кириллов: Ваши дети тоже стали врачами.

Исмаил Османов: Да, двое моих взрослых детей – они действительно врачи. У меня еще есть маленькие дети.

Дмитрий Кириллов: Хороший компьютер с самыми современными программами в будущем сможет заменить врача?

Исмаил Османов: Нет, никогда не сможет.

Дмитрий Кириллов: Вы ежедневно сталкиваетесь с детской болью, болезнями. К этому можно привыкнуть?

Исмаил Османов: К этому нельзя привыкнуть. Это всегда переживаешь. Но, слава богу, мы знаем, как с этим бороться.

Дмитрий Кириллов: Вы собрали необыкновенный коллектив. Ваша клиника – лучшая в Москве. Вы получили звание «лучший главный врач». Вот теперь можно отдохнуть, расслабиться и почивать на лаврах?

Исмаил Османов: Ну, что вы! Это наоборот повышает ответственность. И наша задача – все время идти вперед.

Дмитрий Кириллов: Больница имени Зои Алексеевны Башляевой развивается невероятными темпами. За последние годы из обычного районного детского стационара она превратилась в ультрасовременный многопрофильный лечебный комплекс с самыми современными и эффективными методиками диагностики, лечения и реабилитации детей. Такой уникальный проект был реализован благодаря всесторонней поддержке правительства Москвы, столичного департамента здравоохранения и личным организаторским способностям главного врача – Исмаила Османова, сумевшего собрать под свое крыло врачей мирового уровня. Сегодня больница имени Башляевой – одна из лучших детских клиник Европы, гордость столичного здравоохранения.

Исмаил Магомедович, когда попадаешь сюда в больницу, у меня возникло такое полное ощущение, что это не больница, а какой-то дом отдыха. Нет ощущения боли, нет ощущения больницы. Даже, знаете, привычного больничного запаха еды нет.

Исмаил Османов: Спасибо, что вы это отметили. Конечно, интерьер, персонал – все должны соответствовать тому, чтобы дети не пугались, чтобы они понимали, что здесь им больно не сделают, и это, безусловно, очень сильно потенцирует наши лечебные действия.

Дмитрий Кириллов: Больница имени Башляевой имеет яркую историю. Здесь проводились уникальные операции, случались невероятные встречи и знаковые события. И все это за 35 лет. Да, у клиники вот такой юный возраст.

Исмаил Османов: Наша больница была построена в 1984 году на деньги коммунистического субботника. И это была такая всесоюзная стройка. В строительстве больницы принимал участие профессорско-преподавательский состав тогдашнего Центрального института совершенствования врачей.

Дмитрий Кириллов: Непосредственно в строительстве?

Исмаил Османов: В строительстве. В последних стадиях. В том числе и в оснащении, в открытии отделения. А история, связанная с портретом Королевы-матери, с ее автографом, она такова, что в 1988 году, когда было землетрясение в Спитаке, английское посольство захотело оказать помощь детям, пострадавшим в результате землетрясения.

Дмитрий Кириллов: В те страшные дни тысячи людей из разных уголков Советского Союза бросились на помощь Армении. За несколько минут землетрясения страна потеряла более 150 000 человек. Полмиллиона остались инвалидами. Тысячи детей были заживо погребены под руинами зданий. Одними из первых в СССР прибыли английские спасатели. Они доставали из-под завалов детей и выживших срочно отправляли в Москву. В Тушинской больнице №7 (а именно так тогда называлась больница имени Башляевой) все было готово к приему пострадавших детей. Английские спасатели, сопровождавшие их в Москву, увидели, как медики, несмотря на нехватку лекарств и техники, круглосуточно боролись за жизнь маленьких пациентов, и о подвиге наших врачей вскоре узнали в Лондоне.

Исмаил Османов: Они были очень впечатлены. И рассказали об этом Королеве-матери. Королева-мать направила сюда баронессу Кок, чтобы она познакомилась и более предметно рассказала, чем они могут помочь.

Баронесса Кок в свою очередь тоже рассказала ей. И они решили создать фонд, который назвали «Tushinskaya Trust». И до 1995 года действительно помогали больнице лекарствами, расходным материалом, игрушками.

Дмитрий Кириллов: То есть в самое тяжелое время?

Исмаил Османов: Даже присылали персонал, сестринский состав, для того чтобы обучать наших медицинских сестер. В общем, Королева-мать курировала это направление помощи больнице.

Дмитрий Кириллов: Детский стационар получал от Королевы-матери все самое необходимое. Не осталась в стороне и принцесса Диана, помогавшая тысячам страждущих по всему миру. Она подключилась к тушинскому проекту неформально. Стала интересоваться судьбой больницы и по поручению Королевы-матери прилетела в Москву.

Исмаил Османов: Принцесса Диана приехала в июне 1995 года, сделала предложение, чтобы обучать наших докторов и медицинских сестер в одном из лучших госпиталей Европы и мира Great Ormond Street Hospital в Лондоне. И отбирали туда врачей и сестер.

Дмитрий Кириллов: 31 августа 1997 года мир потрясла страшная весть о гибели принцессы Дианы в автокатастрофе под Парижем. Это было настоящее горе для миллионов людей, в том числе и для русских друзей Дианы – врачей Тушинской больницы и их маленьких подопечных. Со смертью Дианы финансирование фонда «Tushinskaya Trust» приостановилось. И многим казалось, что контакты потеряны навсегда. Но Исмаил Османов, будучи в те годы заместителем директора Института педиатрии и детской хирургии, решил восстановить связи с англичанами, возродить сотрудничество со знаменитым лондонским госпиталем «Great Ormond Street».

Исмаил Османов: И в начале 2000-х мне удалось возобновить эту работу. И с тех пор ежегодно мы со всей страны отбираем докторов, медицинских сестер для стажировки в этом госпитале. Говоря о стажировке наших врачей, я должен сказать, что в департаменте здравоохранения большая образовательная программа стажировки врачей за рубежом. Наши доктора (не только наши, но и другие детские врачи со всей Москвы) прошли и проходят стажировку во всех ведущих странах Европы и мира. У нас идет активное внедрение всех самых новых современных технологий. И в этом плане, конечно, мы уже на таком европейском, мировом уровне.

СЮЖЕТ

Исмаил Османов: Мы активно взаимодействуем в плане научном и практическом с нашими зарубежными коллегами из Европы, Америки и других стран. И они тоже проявляют интерес к нам. И в рамках таких научно-практических форумов, и в рамках индивидуальных программ. Приезжают к нам. И, конечно, первое, чему они удивляются – нашим масштабам, нашей структуре, структуре больницы нашим технологиям, нашей оснащенности, нашей доступности, качеству.

И когда в начале 1990-х, еще будучи в Советском Союзе, мне доводилось учиться, стажироваться в Америке, для меня это, конечно, был космос, фантастика и мне было стыдно за нашу медицину. А теперь, когда я приезжаю за рубеж в любую ведущую клинику, меня распирает чувство гордости, я осознаю и смело об этом говорю, что многие вещи у нас даже лучше.

К нам доставили девочку 14 лет. Катаясь на мотоцикле с распущенными волосами… Волосы намотались на колесо. Сорвало скальп. Волосы отдельно, скальп отдельно. Мы поэтапно все это восстанавливали. Спасали жизнь девочки – кровотечение, инфекция. На место наложили скальп. Это было многоэтапное лечение, операция. И сегодня полноценная, здоровая, счастливая девочка.

Мы сами, честно говоря, до конца в это не верили. Но нашим докторам это удалось. Просто фантастика.

Ежемесячно к нам приезжают все звезды мировой педиатрии и проводят конференции как на базе нашей больницы, так и на других площадках города Москвы. Изучают и интересуются, в том числе для себя берут те или иные технологии. У нас была целая группа врачей из Бельгии – 70 человек в неделю у нас тут по разным отделениям проходили стажировку, были очень впечатлены. И, конечно, очень сильно интересуются нашими методами. И самое главное – удивляются, как нам удается добиться такой доступности в рамках трехуровневой системы оказания медицинской помощи, чего нет нигде в мире.

Дмитрий Кириллов: Врачи в больнице имени Башляевой берутся за самые сложные случаи. Так, к примеру, удаление у ребенка опухоли на поджелудочной железе наши хирурги выполняют лучше, чем на Западе. И в Москву из Европы везут детей на операции.

Исмаил Османов: У нас было двое детей, которые были прооперированы в Дании. Но этого оказалось недостаточно, того объема оперативного вмешательства, которое было выполнено там, и патологические изменения в поджелудочной железе продолжали сохраняться. И они обратились к нам, узнав, что мы делаем эти операции. Мы сделали уже 14 таких операций. И оба эти случая были, конечно, успешны.

Дмитрий Кириллов: Успех не приходит случайно. За ним стоят годы титанического труда и личного участия руководителя. Знал ли мальчишка, рожденный в далеком дагестанском селе, что он станет выдающимся врачом, известным на весь мир?

Исмаил Османов: Я пришел в медицину, в педиатрию благодаря своей маме. Она была медицинской сестрой, работала в детской больнице. И, конечно, в детстве я часто посещал в больницу, она меня приводила, потому что, может быть, меня негде было оставить. И я все это видел, я пропитывался этим. Я помню, всегда у нас дома были шприцы, кому-то нужно было дома делать уколы. Она куда-то ходила, к нам приходили, кого-то нужно было спасать, класть в больницу. И в этой среде я рос. Она была моим таким первым главным учителем в этом плане. Не только по жизни, но и в профессии.

Дмитрий Кириллов: А мама была медсестрой в детской больнице?

Исмаил Османов: В детской, именно в детской больнице. И она была настолько отзывчивым человеком, что я практически ее не видел дома. Она либо дежурила, либо уезжала кому-то оказать помощь, кого-то отвозила, сопровождала в больницу. Все время в этой скоропомощной среде я крутился, рос. Часто приходилось и ассистировать ей, и в последующем, уже когда был старше, даже сам давал какие-то рекомендации по лечению, имея опыт.

Дмитрий Кириллов: Про талантливого маленького врача, консультирующего взрослых, в Махачкале знали многие. Еще будучи школьником, Исмаил мог оказать первую медицинскую помощь на самом высоком уровне: измерить давление, сделать укол, выписать рецепт и даже поставить диагноз. Путь в медицину ему был предначертан судьбой.

Исмаил Османов: Когда я закончил институт и поступил в ординатуру, первое отделение, где я работал – это было отделение неонатологии, отделение для новорожденных. И мне дали сразу двойню детей, даже помню фамилию – Галиняновы. С сепсисом, с тяжелым сепсисом. Тогда не было реанимации для новорожденных детей. И всю интенсивную помощь прямо в отделении…

Наверное, месяца 3-4 эти дети лежали. У них сначала было тяжелое, критическое состояние. Потом развились изменения со стороны других органов и систем, они были недоношенные, незрелые дети с разными врожденными изменениями – и перинатальными, и в том числе постнатальными. Инфекция. То есть каждый день на грани жизни и смерти. И я это запомнил навсегда. И, конечно, переживал по поводу этих детей. Каждый день мы их взвешивали, что называется, по граммам, радовались, что они набирают. И, по-моему, через 3 месяца нам удалось их выписать домой. Они уже набрали массу. И спустя какое-то время даже объявилась мама этих детей, они уже ходили. Вот тогда я понял, что я сделал правильный выбор и почувствовал в себе силу и уверенность. И дальше это был хороший стимул, для того чтобы развиваться в этой области.

А что касается нашей больницы, конечно, больница скоропомощная. Оказываем помощь экстренную, высокотехнологичную, плановую, специализированную.

Проводятся уникальные операции на глазах при ретинопатии недоношенных. Там промедление чревато слепотой. И чем раньше мы прооперируем, тем выше вероятность сохранить зрение ребенку.

У нас одна из таких серьезных, уязвимых областей – это, конечно, дети новорожденные, дети, которые поступают в реанимацию, дети, которые поступают недоношенные, незрелые и с тяжелыми врожденными пороками. В частности, сейчас лежит ребенок с тяжелой спинномозговой грыжей. У него было и кровоизлияние внутрижелудочковое, и другие изменения. Нам удалось при всем при этом сделать операцию, успешно сделать… задней стенки позвоночника и грыжевое выпячивание. И сейчас он находится на втором этапе уже в отделении новорожденных. И надеемся, что скоро его отпустим домой. Просто удивляешься, сколько одновременно много заболеваний приходится на одного ребенка.

СЮЖЕТ

Дмитрий Кириллов: Уникальность еще в том, что это нейрохирурги делали?

Исмаил Османов: Да, у нас, кстати, отделение нейрохирургии, в котором работают высококлассные специалисты, которое является, вы не поверите, первым отделением нейрохирургии в мире. И наши нейрохирурги – такие виртуозы. Они стажировались в разных ведущих клиниках мира. И с гордостью говорят, что они многие вещи делают лучше, гораздо эффективнее.

СЮЖЕТ

Исмаил Османов: Новорожденный ребенок 600-700 грамм с врожденными пороками, часто несовместимыми с жизнью, с полиорганной недостаточностью, с врожденными наследственными заболеваниями. И когда нам удается его не только спасти, выходить и потом вернуть к жизни, и теперь мы можем видеть детей, которые родились массой 600-700 грамм, им по 4-5 лет, мама счастливая приходит к нам на день открытых дверей, показывает эту двойню. Конечно, это такое чувство гордости, радости, удовлетворения, счастья мало с чем сравнимо.

А когда говорят: «Мы были беременны, он родился, и нам сказали, что никаких шансов нет выжить. Вот наши дети». Это, конечно, высший пилотаж.

СЮЖЕТ

Исмаил Османов: Я должен сказать об уникальности приемного отделения нашей больницы. Оно состоит из 30 отдельных мельцеровских боксов. С улицы отдельный вход. То есть больные у нас не пересекаются. И это приемное отделение разделяется на все эти зоны: инфекционная, соматическая, хирургическая, новорожденные, лор.

Мы уже на уровне приемного отделения круглые сутки можем делать консультации всех специалистов, анализы, рентген, узи, КТ, МРТ круглосуточно. Нигде в мире такого нет. И, конечно, уже в палату, в отделение ребенок принимается с диагнозом.

Дмитрий Кириллов: Как люди попадают к вам больницу, если они, например, живут в глухой-глухой какой-нибудь деревне?

Исмаил Османов: Вы знаете, мы с вами тоже выезжаем в регионы. Мы выезжаем в регионы в рамках дней открытых дверей. Дни открытых дверей дважды в месяц мы проводим в нашей больнице, в том числе для многодетных семей. Смотрим всех детей до последнего. У нас нет регламента временного. До последнего пациента. И всех нуждающихся для дальнейшего лечения, в том числе оперативного, мы приглашаем сюда. Не просто приглашаем, а Национальный центр помощи пропавшим и пострадавшим детям за свой счет их привозит.

СЮЖЕТ

Исмаил Османов: К сожалению, тяжелые травмы случаются с детьми. Это падения. Ребенку интересен новый мир. Но родители иногда имеют обыкновение заниматься своими делами и оставляют детей без присмотра. В это время он уже стул придвигает к подоконнику, залазит. А там сетка. Прислоняется к сетке – и оказывается на земле.

Недавно девочка поступила – падение с 3 этажа. Думаете, какие обстоятельства падения 14-летней девочки в 12 ночи с высоты 3 этажа? Подростки гуляли где-то в подъезде. И девочка решила сделать фотографию, повиснув за какую-то перекладину прямо над асфальтом. Как долго она провисит… Я не знаю, какой был спор. Ее в это время снимали. Не удержалась, упала на асфальт. Перелом нескольких позвонков, перелом ребер, сотрясение головного мозга. Слава богу, внутренние органы остались целы. Сейчас лежит у нас в реанимации.

Примеров очень много. В каждом отделении такие примеры можно привести. Практика очень печальная. Распространены инородные дела, которые попадают в организм ребенка. Часы электронные, которые в фитнесе где-то выдают. Другие предметы – монеты. Кстати, батарейки и некоторые детали игрушек. А много игрушек, которые содержат магнитные шарики. И, естественно, когда игрушка ломается, ребенок часто ее ломает, и эти шарики глотает. А они потом друг друга находят, слипаются в кишечнике и повреждают кишечник. Перфорация кишечника. И часто жизни угрожающее состояние.

Слава богу, наша команда реаниматологов, анестезиологов, хирургов, нейрохирургов, травматологов, других специалистов уже настолько слажена. К сожалению или к счастью, мы имеем этот опыт. И оказываем помощь. Теперь у нас еще на базе больницы дежурит машина Центра экстренной медицинской помощи.

У нас уже дежурит даже вертолет департамента здравоохранения города Москвы, который покрывает всю эту зону, если не дай бог что-то случается, и в течение короткого времени на борту вертолета нужно доставить ребенка. Это воздушная реанимация.

Дмитрий Кириллов: 10 лет назад, 15 лет назад был такой тренд, что лучше увозить детей лечить за границу, если есть деньги, если есть возможность. Там помогут, там все лучше. Насколько ситуация все-таки соответствует действительности сегодня?

Исмаил Османов: Это совершенно неправда, что нужно увозить за границу. На сегодняшний день московское здравоохранение – это самое стремительно развивающееся здравоохранение в мире. И есть весь потенциал, ресурс (материально-технический, кадровый, профессиональный), чтобы ближайшие 4-5 лет Москва стала передовой в мировом масштабе по здравоохранению.

Дмитрий Кириллов: Современная медицина стоит на пороге новых революционных открытий. Москву неслучайно называют столицей здоровья. Ведь департамент здравоохранения сегодня аккумулирует самые передовые мировые технологии и внедряет их в жизнь. Больница имени Башляевой является тому ярким примером. Роботическая и эндоскопическая хирургия, рентген-хирургия, комплексный мультидисциплинарный подход к лечению пациентов. Все это уже не фантастика, а сегодняшний день.

Исмаил Османов: У нас вообще все отделения созданы по принципу не просто отделений, самостоятельных подразделений, а как комплексы, которые включают в себя несколько отделений. Допустим, неонатальный комплекс. Это отделение реанимации для новорожденных, куда поступают дети из родильных домов – с тяжелыми врожденными патологиями, с дыхательной недостаточностью, сердечной недостаточностью, другими проблемами. Сегодня абсолютно доступна в нашей больнице высокотехнологичная помощь детям с диабетом. Это инсулиновые помпы. И она доступна у нас не только по ВМП и высоким технологиям, но и в рамках обязательного медицинского страхования.

Мы работаем по мировым протоколам и в других направлениях. И наши врачи, так же как и принято на Западе в американских клиниках, они владеют всеми компетенциями. Ведь это очень удобно, когда хирург сам может провести ультразвуковое исследование.

Дмитрий Кириллов: Не ждать какого-то специалиста.

Исмаил Османов: Да. Нейрохирурги это проводят сами. Урологи сами могут проводить. И биопсию сами проводят. Поэтому здесь мы стараемся наладить работу таким образом, чтобы врачи той или иной специальности максимально овладевали всеми необходимыми для них компетенциями и были в этом плане самодостаточными.

Дмитрий Кириллов: Откуда деньги? За последние 5 лет вот так рванула наша московская медицина. Это правительство Москвы финансирует?

Исмаил Османов: Это хороший вопрос. Мы в этом плане абсолютно самодостаточны. У нас нет никаких дотаций, вливаний со стороны бюджета. Мы уже больше 5 лет абсолютно самодостаточны за счет средств ОМС. Говоря о бесплатной помощи, хочу еще сказать, что очень удивляются иностранные пациенты, когда они попадают к нам по экстренной помощи и им оказывается все бесплатно. Была ситуация, когда Чемпионат мира по футболу, к нам попали несколько пациентов. Один из них порезал ногу. Очень серьезная рана была, глубокая. Наши доктора 6 часов в операционной все это зашивали. И папа-американец, когда я пришел, представился, мы с ним поговорили, он молился, чуть ли не в ноги всем падал, вытащил кошелек, говорит: «Куда и сколько я должен заплатить?» Я говорю: «Нет, у нас это все бесплатно. Вы не должны ничего платить». Он был очень удивлен. Он сказал: «Я не представляю, чтобы у нас это было бы возможным». Нам это было очень приятно слышать. Даже обещал нам в посольстве благодарственное письмо направить, но не получили.

Дмитрий Кириллов: Что значит быть 24 часа в сутки 365 дней в году круглосуточно в этой профессии?

Исмаил Османов: Врачи и, в частности, детские врачи, занимаем время из своей личной жизни и за счет сна. Конечно, мы находим время и для семьи, для других не связанных с профессией дел. Но все равно в профессии остаемся дистанционно 24 часа. Потому что отключаться, особенно сейчас, когда есть возможность быть доступным круглые сутки, невозможно. Я бы даже сказал – это преступно халатно.

И, как это кому-то ни покажется странным или парадоксальным, лично меня это не истощает ни физически, ни умственно. Наоборот, придает сил. Ты получаешь удовлетворение, что ты оказал помощь, что ты был полезен, что по причине того, что тебя не смогли найти, никому не стало плохо. И это заряжает позитивными эмоциями.

Дмитрий Кириллов: Вам часто приходится расставаться с коллегами?

Исмаил Османов: Слава богу, нечасто. У нас нет такой текучки.

Дмитрий Кириллов: У всех есть семьи. Наверняка вторые половины говорят: «Слушай, ты работаешь до двенадцати ночи каждый день. Давай-ка смени профессию».

Исмаил Османов: Вы задали прямо такой вопрос, который очень актуален. За последний год по этой причине ушло 2 доктора, женщины. Я спрашиваю: «Почему?» Хорошие доктора. Им нравится больница. Они приходят, пишут заявление, слезы на глазах. «Мы не хотим. Вынуждены уйти». – «Почему?» - «Я допоздна задерживаюсь. Мужу не нравится. Говорит – найди себе работу попроще, сядь где-нибудь в поликлинике, проконсультируешь 4-5 часов, и чтоб ты была дома».

Я говорю: «Давай посмотрим хронометраж твоего времени. На что ты тратишь время? Почему ты сидишь до 20-22 часов? Вот у тебя столько-то больных. Ты тратишь время на обход, ты тратишь время на написание истории болезни, на участие в исследованиях, на общение с родителями. Потом анализ истории болезни, выписки и так далее». Просчитали. И выходит, что она до 17, максимум до 18, может уложиться. Она говорит: «А я так не могу». – «Как?» - «Мама задает много вопросов». И она не блиц «вопрос-ответ», а подробно отвечает.

Потом приходит папа навещать маму. Мама говорит: «Иди лучше у доктора спроси, что с нами». Папа подходит. Она с папой так же долго.

Дмитрий Кириллов: Часами идут беседы.

Исмаил Османов: «Один пациент занимает час и больше. А я не могу так коротко взять и оборвать». И вот это, кстати, одна из уникальных особенностей нашей медицины, что мы общаемся с пациентом столько, сколько нужно. За рубежом так долго не общаются доктора. В Южной Корее доктор общается 1 минуту и все. А дальше ассистенты им все расскажет, тоже 2-3 минуты. Конечно, нужно общаться, особенно сегодня, когда очень высокие требования родителей, когда очень «просвещенные» родители задают много вопросов, пытаются участвовать в лечении.

Дмитрий Кириллов: Они же в интернете все читают.

Исмаил Османов: Да. Рекомендации давать. Если это не совпадает с нашими рекомендациями, то тут вопрос: «А почему вы так делаете? Почему не так?» Иногда этот разговор лично мне приходится обрывать вопросом: «Простите, а вы по какой специальности врач? Какой институт заканчивали?» - «А я не врач». – «Простите. А я думал – вы врач. Что ж вы тогда нам столько рекомендаций даете?»

СЮЖЕТ

Дмитрий Кириллов: Много появилось таких заболеваний, которых не было 30 или 40 лет назад. Если ты ответственный родитель, смотри и обращай внимание на что?

Исмаил Османов: Вы правильно говорите, что есть такие заболевания, которые связаны с современным образом жизни. Тревожно, когда достаточное большое количество детей с избыточной массой тела. Можете себе представить, чтобы ребенок 14-15 лет весил больше 100 кг? Ведь этим надо целенаправленно заниматься. Нужно следить за диетой – что ребенок ест. Это нужно уметь ему отказывать, не создавать ему соблазны для такой еды. И образ жизни, когда он ест, сидит у компьютера, не беспокоит родителей, и это начинается чуть ли не с пеленок. И это все укладывается, то, что я перечислил, в так называемый метаболический синдром и болезни нервной системы. Потом удивляемся, откуда эпилепсия, откуда другие заболевания нервной системы. Синдром гиперактивности и дефицита внимания. Это болезни нашей цивилизации.

И наша работа, наша задача – в том числе доводить эту информацию до родителей. И эта ситуация дает в том числе старт другим заболеваниям – и сахарному диабету может дать, и заболеваниям иммунной системы. А наша задача – имея такой риск, такую наследственность, или даже не имея наследственности, особенно у детей, склонных к избыточной массе, к ожирению, не давать реализации этой болезни.

Дмитрий Кириллов: Вы собрали необыкновенный коллектив. Ваша клиника – лучшая в Москве. Вы получили звание «лучший главный врач». Вот теперь можно отдохнуть, расслабиться и почивать на лаврах?

Исмаил Османов: Нет, ну, что вы! Это наоборот повышает ответственность. Мы как крупная многопрофильная больница, и тем более я как главный педиатр департамента здравоохранения, помимо того что главный врач, ставим своей задачей упредить многие заболевания. Мы видим, что можно было предупредить. Мы видим, что можно было диагностировать на ранней стадии. Мы видим, что можно было предупредить рецидив заболевания. Мы ставим своей задачей все самые новые технологии, которые мы знаем, видим, осваивать, внедрять в наши больницы.

Мы ставим своей задачей развиваться. Слава богу, департамент здравоохранения, правительство Москвы оказывают беспрецедентное вливание в этом плане. Я вам скажу, что есть потенциал, для того чтобы сегодняшние дети, которые сегодня в Москве рождаются и наблюдаются, то они будут жить не 80+, а намного больше. Потенциал 90+.

Дмитрий Кириллов: Сколько же еще у вас дел впереди! Исмаил Магомедович. Так что вам здоровья огромного и только вперед.

Исмаил Османов: Спасибо. Нас всегда вдохновляет, придает нам силу и энергию то, что все наши дела связаны с сохранением и укреплением здоровья наших детей.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Арсен
К детской боли не только привыкли, но и сделали прибыльной. Животные и дети вызывают наибольшие эмоции и благотворительные фонды в связке с телеканалами этим пользуются.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью