Карен Шахназаров: С Карениной никогда никому не угодишь

Гости
Карен Шахназаров
кинорежиссер, сценарист, продюсер, генеральный директор киноконцерна «Мосфильм». Заслуженный деятель искусств России. Народный артист России

Голос за кадром: Карен Шахназаров – имя этого прославенного режиссёра знает каждый, кто любит кино, Шахназаров давно уже ставший классиком, продолжает удивлять поклонников. В своих работах он не повторятся, причем снимает редко, но метко. Двадцать лет назад он взял в свои руки полуразваленную киностудию Мосфильм и превратил ее в один из крупнейших киноконцернов мира. Он всегда точно знает где скрывается успех. Его называют диктатором, которому хочется подчиняться. И в кино невозможно по-другому.

Дмитрий Кириллов: Вы служили в армии в танковых войсках, неужели родители не могли вас "откосить"?

Карен Шахназаров: В советское время — это вообще не так уж принято было, но я рад тому что я служил.

Дмитрий Кириллов: Вы сын сотрудника аппарата ЦК КПСС жили в бараке в детстве, потом долгое время в коммуналке, это правда?

Карен Шахназаров: Да, в советское время было конечно гораздо скромнее, чем в нынешнем российском.

Дмитрий Кириллов: Вы подтверждаете теорию, что дети-лунатики становятся режиссерам?

Карен Шахназаров: Не факт, хотя у меня был склонность к лунатизму.

Дмитрий Кириллов: Ваш отец даже не знал, в каком классе вы учитесь, настолько он был занят важными делами?

Карен Шахназаров: Когда его попросили со мной провести работу, все началось с того "в каком классе ты учишься", да.

Дмитрий Кириллов: Вы получили премию за фильм "Зимний вечер в Гагарах" и отдали ее на благотворительность, но 500 рублей взяли чтобы банкет организовать?

Карен Шахназаров: Было дело, да, я получил премию Ленинского комсомола, чем очень горжусь.

Дмитрий Кириллов: За 20 лет киноконцерн Мосфильм перечислил в бюджет страны более 20 млрд. рублей?

Карен Шахназаров: Нет, ну это слишком, порядка 10 млрд. да, перечислил.

Дмитрий Кириллов: Вы лично записывали Владимира Высоцкого у себя дома, когда он пел за столом?

Карен Шахназаров: Было, да, записывал.

Дмитрий Кириллов: Вы пытались себя ущипнуть, когда увидели своего любимого Феллини режиссёра при встрече?

Карен Шахназаров: Ущипнуть я не пытался, но для меня это было очень важное событие.

Дмитрий Кириллов: Выдающийся актер Макдауэл снимался в "Цареубийце" только, когда ему перечислили огромный гонорар?

Карен Шахназаров: Напротив, он снимался за очень (по его понятиям), небольшие деньги.

Дмитрий Кириллов: Единственный критерий качества кинокартины – это время?

Карен Шахназаров: Ну да, я так говорил.

Дмитрий Кириллов: Вы наблюдаете сейчас возрождение российского кино?

Карен Шахназаров: Когда Российская федерация будет делать картины 300, а не 70, тогда можно будет говорить о возрождении.

Дмитрий Кириллов: Вы были трижды женаты и сейчас живете один, у вас такой скверный характер?

Карен Шахназаров: Да, это так.

Дмитрий Кириллов: Мосфильм и его нынешние успехи – ваша гордость?

Карен Шахназаров: Да, но есть моменты, я испытываю гордость за то, что я сделал.

Дмитрий Кириллов: Киношный мир достаточно жестокий, и коллеги, когда говорят друг о друге, редко доброе слово можно услышать. В вашем случае вы абсолютное исключение, это умение ладить с людьми передалось по наследству от воспитания родителей, от отца?

Карен Шахназаров: Я думаю, что у меня достаточное количество недоброжелателей, другое дело, может они публично это не высказывают, но находят возможность показать это каким-то образом. Жизнь действительно сложна, но в принципе, наверное, отец сыграл свою роль, один раз он сказал, и я как-то запомнил эти слова: "Всегда старайся не делать другому то, что не хотел бы чтобы делали по отношению к тебе". Второе он сказал: "Старайся влезть в шкуру другого человека".

Голос за кадром: Георгий Хосроевич Шахназаров - личность легендарная, Великую отечественную войну, будучи командиром взвода 150 севастопольской артиллерийской бригады, он участвовал в освобождении Белоруссии, Литвы, Севастополя и взятии Кенигсберга.  В мирное время писатель, член-корреспондент Академии наук, лауреат государственной премии СССР, доктор юридических наук, Георгий Шахназаров активно занимался политикой, в последние годы жизни работал советником Михаила Горбачева.

Карен Шахназаров: Отец вообще был меня невероятно работоспособны человек, как он работал, я никогда так не работал и не смог бы работать.  Все сотрудники аппарата ЦК знаете, как работали? С 9 до 23, каждый день, включая субботу. Это была адская работа, конечно мама была всегда близкая мне, во мне слились две крови демократическая и аристократическая

Дмитрий Кириллов: И северная, и южная.

Карен Шахназаров: Да, у меня по линии отца род старинный дворянский, российский, карабахский, но уже с конца 18 века они стали российскими дворянами. А по линии матери у меня, что называется, мужицкий, русский род, мать родом из села Салганы Нижегородской области, дедушка был балтийский моряк, большевик видимо. У меня семья не была связана никак с миром искусства, но она была очень интересующаяся.

Дмитрий Кириллов: Просто родители приучили к тому, чтобы читать, слушать хорошую музыку?

Карен Шахназаров: Да, отец меня приучал, но я как-то сам быстро приучился, я человек литературы. Не столько кино, сколько литература, я больше читаю. Довольно быстро и читаю, как правило, две-три книги одновременно, я переключаюсь.

Дмитрий Кириллов: Вы чуть ли не единственный режиссер в мире, ко возглавил огромную киностудию. Пырьев был какое-то время.

Карен Шахназаров: Два года был.

Дмитрий Кириллов: Вы никогда не задумывались, это аномалия получается? Как обычно говорят – режиссер весь в творчестве, в сценарии, в поиске актёра.

Карен Шахназаров: Это конечно другая работа, то чем я занимаюсь и занимался эти годы, будучи директором Мосфильма, это скорее бизнес. Студия, которая не получает ничего, надо ее модернизировать, она была в очень плохом состоянии.

Дмитрий Кириллов: В 98-ом еще братки, по-моему, были.

Карен Шахназаров: Чего только не было, перебивали номера машин, ворованные машины. Когда я с ними разговаривал, они сказали (не буду имя говорить руководителя), он с Кавказа, он сказал: "Дайте мне шесть месяцев, я все понял про вас". Надо сказать, без всяких… ни угроз ничего не было. Хуже было мелочь, - водку разливали, рыбу вялили, булки пекли, всякое было.

Голос за кадром: Теперь Мосфильм процветающий киноконцерн, гордость страны. Российское кино вышло из летаргического сна. В этом прямая заслуга Карена Шахназарова, продолжающего не только руководить концерном, но и снимать свое кино, ведь Шахназаров – играющий тренер.

Карен Шахназаров: В режиссуре ты прежде всего работаешь с людьми, значит ты должен понимать людей, и ты должен их каким-то образом заставить работать на себя. Люди разные, кого-то убедить, кого-то купить, кого-то обидеть кому-то наоборот польстить. Найти ту педаль в характере человека, которая позволяет тебе с ним работать.

Дмитрий Кириллов: Если проследить вашу фильмографию, у вас кто только ни снимался, звезды первой величины.

Карен Шахназаров: Да, у меня хорошие актеры снимались.

Дмитрий Кириллов: А вот когда на площадке начинается уже непосредственная работа, вы диктатор?

Карен Шахназаров: Да, конечно, но, а как иначе? Кино, это все равно что капитан корабля воздушного, он же диктатор, какой бы он по характеру ни был, иначе никуда не прилетим, то же самое и в кино. Другое дело, что, если у тебя есть мозги, ты диктуешь, если работаешь с великими артистами, главное, чтобы он свой талант вложил, чего тебе ему диктовать. Ты, когда пишешь сценарий, должен представлять, мы представляли Евстигнеева, но я ему не сказал этого, мы все равно делали пробы и у нас пробовались Леонов, Ефремов, мощные актеры. Был именно тот случай, что Евстигнееву нравился сценарий, он очень хотел, приходил, звонил мне, прессовал даже.

Дмитрий Кириллов: Он не легкий по характеру человек?

Карен Шахназаров: Он был достойнейший человек! Не всегда у больших артистов совпадает их талант с человеческими качествами, но у Евстигнеева это совпадало. Помимо того, что он был великий артист, он был великий человек по всему.  Он совершенно был лишен звездности, был очень прост, демократичен, он был необыкновенного ума человек и очень доброжелательный. Вот, пожалуй, за всю мою жизнь, Евстигнеев был единственный человек, которого коллеги боготворили. Актеры считали, что он первый. Это дорогого стоит.

Голос за каждом: Все свои главные фильмы, Карен Шахназаров снимает в дуэте сценаристов Александром Бородянским. Сегодня Шахназаров и Бородянский – мастера сценарного искусства, а вот лет 40 назад, молодые люди даже не предоставляли что хороший сценарий за несколько дней не напишешь.

Карен Шахназаров: Мы с Сашей затеяли "Мы из Джаза" и первое, что мы сделали, поехали в Одессу, даже не знаю зачем.

Дмитрий Кириллов: Утесовым навеяло?

Карен Шахназаров: Это же все легенда, Утесов, мы к нему обращались, он сказал: "Я к джазу никакого отношения не имею". У него было три книги мемуаров, где он писал, что джаз родился в Одессе чуть ли не он родоначальник, потом он писал, что джаза вообще в ССР не было. Но легенда в СССР все-таки была, что джаз в Одессе родился, хотя советский джаз родился в Санкт-Петербурге, но мы поехали в Одессу. Мы написали первый вариант за 10 дней, сидели в гостинице, в Одессе была ужасная жара у нас был все время ящик белого сухого вина, мы его пили, были все время в таком творческом… И вот писали мокрые, полуголые, потому что жарко очень было, за 10 дней написали сценарий, который нам очень нравился, мы считали, что это…Потом приехали сюда в Москву на худсовет и они камня на камне не оставили. Донелли тогда сказал: "А вы как думали, за 10 дней? Сценарий надо писать год". И он был прав, с тех пор я это усвоил для себя, мы действительно год писали, переписывали, написали вариантов 12.

Дмитрий Кириллов: Но от того первого варианта мало что осталось?

Карен Шахназаров: Осталась история, что Евстигнеев играет с ворами, куски какие-то остались, да.

Дмитрий Кириллов: Часто так бывает, вы начинаете придумывать кино и перед глазами уже актер в "Цареубийцей"" это тоже такая мистическая история?

Карен Шахназаров: В "Цареубийце" вообще мистическая картина была абсолютно, я после нее поверил, можно сказать, в Бога. В "Цареубийце" мы представляли Николая второго и доктора Олег Янковский, опять Олег не знал об этом, а вот в роли Юровского Макдауэл, он мне очень нравился, он входил в тройку самых топовых артистов американских, хотя он англичанин, но жил в Америке давно. Он был большая звезда, у меня даже в мыслях не было, что я могу его пригласить, но представляли лицо его и действительно, странным образом вышло, что в результате он снимался в этой роли. Появился британский продюсер, он стал моим другом, Брамс. Кино он один раз занимался, у меня было финансирование, это был советский период еще и я как-то: "А что вы можете сделать", он говорит: "Ну что надо"? Меня как-то стукнуло, "А вот Макдауэл", он мне сразу сказал: "Ну что вы, это невозможно". Вдруг он мне звонит говорит: "Приезжай в Лондон, мы тут с агентом встретимся, и я тебя отправлю в Женеву", я прилетел в Женеву, как в шпионском фильме это было все. Бен сказал, что он придет в пять часов вечера в отель. А на следующее утро я должен был улетать в Москву. Думаю, а если он не придёт, в пять часов он сидит у меня в холле, он говорит: "Сценарий у вас есть"? У меня не было сценария на английском языке. Он говорит: "Ну вы расскажите". В общем, я ему минут 40 коряво так все рассказывал, он говорит: "Хорошо давайте вы переведете сценарий и пришлите мне". Эта встреча на этом закончилась, но самое удивительное, когда мы с ним подружились, сошлись, он мне интересную вещь сказал: "Помнишь, мы, когда в Женеве встретились? Ты рассказывал, я ничего не понял, но я был уверен, что буду сниматься в этой картине".  Самое интересное, что у меня было точно такое же чувство, когда я улетал из Женевы. У и меня даже тени сомнений не было, хотя все это противоречит правилам – такая большая звезда не бывает, чтобы он мог изменить все и через три месяца уде сниматься.

Дмитрий Кириллов: Это судьба была.

Карен Шахназаров: Ну какая-то да, судьба.

Голос за кадром: Судьбоносной в творческой жизни Шахназарова стала и картина "Курьер", культовая лента, не теряющая своей актуальности и в наши дни, ведь проблема отцов и детей стара как мир. Капризы молодого актера Федора Дунаевского, неожиданно включившего звезду на съемках, тому подтверждение.

Карен Шахназаров: Парнишка оказался с большим характером, я недавно прочитал его интервью, выяснилось, что это вообще он снял всю картину, я к этому имел мало отношения. Когда начала снимать даже, я понял, что я попал в точку, он очень совпадал, хотя внутреннее он не курьер. Он не Иван Мирошников, он очень прагматичный, но в принципе, с ним были нормально работать, иногда бывали у него какие-то, это время ещё было тогда, 86-й год, неформальная молодежь.

Дмитрий Кириллов: Он мог что-то с Чуриковой сказать?

Карен Шахназаров: Да, Инна Михайловна сама несколько напросилась, она видимо, хотела ему как-то, тогда вообще было модно с молодежью, стало считаться что шестнадцатилетние подростки больше знают о мире, жизни, тогда началось покаяние такое. Все время панков на телеэкране показывали. Видимо, Инна Михайловна на волне, она пыталась его как-то приблизить. "Федя, ну как, ты веришь"? – "Не, не верю, это все вранье, так мать себя не ведет". Я там как-то все это, сказал: "Вы замечательно играете, не надо Федю спрашивать".

Голос за кадром: Шахназаров уверен: главное в режиссуре интуиция. Так было и на съёмках картины Анна Каренина, история Вронского. Подбор актеров на ключевые роли он, как всегда, не стал доверять никому.

Дмитрий Кириллов: Вы сняли Лизу Боярскую в роли Карениной, это был ваш выбор?

Карен Шахназаров: Конечно, я долго пробовал, считаю, что она замечательно сыграла Каренину в моем понимании, это именно та Каренина, которую Толстой написал.

Дмитрий Кириллов: После выхода картины, половина людей очень хвалят, половине не нравится, как вы реагируете на критику?

Карен Шахназаров: Понимаете, это же правила игры, в которую я играю, я выбрал эту профессию, она публичная, да, каждый может высказать свое мнение. Не нравится и не нравится, я помню, как Самойлова играла, она тоже никому не нравилась. С Карениной никогда никому не угодишь.

Дмитрий Кириллов: А потом только годы?

Карен Шахназаров: Потом пройдут годы, и она будет эталоном Карениной, я вас уверяю, это будет.

Дмитрий Кириллов: А были моменты, когда было обидно? В жизни какая-то несправедливая критика?

Карен Шахназаров: На мой взгляд, достаточно много было, вопрос не в справедливости, бывает просто критика – это искусство, это литература, очень трудно критику быть услышанным, потому что по-настоящему надо быть талантливым. Сейчас в наше время писульки эти, сейчас я смотрю, критику никто не читает.  Надо действительно обладать каким-то даром, чтобы к тебе вообще присмотрелись, а таких вообще единицы.

Дмитрий Кириллов: А в жизни кто ваш главный критик? У вас есть человек, который может вас вовремя остановить и сказать: "Карен, плохо"?

Карен Шахназаров: Я сам, а как, только так и должно быть, думаю, что более жесткого критика чем я сам, таких нет. 

Дмитрий Кириллов: Но вы во всяком случае молодежи не потакаете, сейчас принято с матерком что-то снять в кино.

Карен Шахназаров: Нет, я нецензурную лексику не признаю ни в кино, ни… Я считаю, что она абсолютно не нужна, почему Толстой или Шолохов могли обойтись, а я не могу обойтись? Не обязательно, абсолютно. Это ка в жизни, в вообще, искусство не как в жизни, это создание художественного образа. Вот как в жизни, зачем мне, я пойду и посмотрю, это разные вещи.

Дмитрий Кириллов: Спасибо вам огромное.

Карен Шахназаров: Спасибо вам!


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Двадцать лет назад он взял в свои руки полуразваленную киностудию Мосфильм и превратил ее в один из крупнейших киноконцернов мира

Комментарии

  • Все выпуски
  • Интервью