Диана Гурцкая: Музыка, музыка, песня, сцена – это все как колокол звучало у меня в голове, я мечтала, я знала, что буду петь

Диана Гурцкая: Музыка, музыка, песня, сцена – это все как колокол звучало у меня в голове, я мечтала, я знала, что буду петь
Сергей Пускепалис: В театре люди хотят работать, они способны что-то делать. Без этого я бы сюда не пришел
Писатель Александр Цыпкин: Если я придумываю рассказ, то все детали должны быть такие, чтобы читатель в них поверил
Врач Исмаил Османов: К детской боли нельзя привыкнуть, всегда сопереживаешь
Писатель, сценарист Андрей Кивинов: Любой реальный протокол осмотра с места происшествия, я считаю, - это художественное произведение
Анастасия Нифонтова - первая в мире женщина, в одиночку покорившая ралли «Дакар»
Эдуард Артемьев: Музыка – это мурашки, когда возникает ощущение, что на волне сгусток энергии может прорваться до высшего существа
Анна Кузнецова: Я не разрешаю детям лениться. Делай, читай, занимайся, спрашивай – не может быть ничего не интересно
Авангард Леонтьев: Я счастливец. Я попал к таким людям – многие платят деньги за то, чтобы их увидеть в театре, кино
Скульптор Георгий Франгулян: Семь лет я «выписывал визу» Бродскому на возвращение в Россию. Это целиком и полностью мой подарок
Фёдор Конюхов: Если человек идёт в серьёзное путешествие, он понимает, что невозможно подняться на высочайшие вершины без Бога
Гости

Дмитрий Кириллов: Диана Гурцкая. Ее песни любят. Ее звонкий голос всегда узнаваем. Она красивая, модная, успешная. Но стоит особняком в мире шоу-бизнеса. Есть в этой хрупкой женщине что-то неповторимое, чего не так часто встретишь в циничном современном мире – это детская открытость, огромная вера в торжество справедливости и мужества, помноженная на веру в свои силы и в Бога.

История успеха Дианы началась в 1995 году на международном конкурсе «Ялта-Москва-Транзит». На сцену вышла 17-летняя девушка из Грузии. Движения ее были скованы, голос слегка дрожал. Она выступала в черных очках. Тогда начинающая певица Диана Гурцкая не получила наград, но ее запомнили миллионы зрителей. Кто такая? Почему в очках? И откуда такое проникновенное звучание в голосе? Тогда еще мало кто знал, сколько Диане пришлось пройти испытаний и дождаться своего счастливого часа, когда судьба начнет ей посылать один за другим чудесные подарки.

Уже будет четверть века, как вы на эстраде. 1995 год. Вас услышала страна. Вас услышали прежде всего Николаев, Долина. Что-то они такое увидели в этой девочке. Николаев захотел писать вам.

Диана Гурцкая: Это чудо. И я за это благодарна, конечно, Богу и благодарна Игорю Юрьевичу. Потому что, безусловно, с этого все и началось.

К сожалению, мы сталкиваемся с тем, что по сей день существует стереотип, что человек с инвалидностью, тем более в черных очках… Причем, моему брату говорили, когда он со всей душой делился тем, что мы хотим заниматься, идти на сцену, петь, заниматься творчеством, многие говорили: «Да куда ты ее? Зачем ты ее? Да ничего не получится у вас. Вы поймите, что там очень сложно. Купи платье, пальто, отправь домой». В общем, не купили ни платье, ни пальто, не отправили никуда, и слава богу.

Филипп Киркоров: Я знаю, что за этой мечтой у этой девочки, у Дины, стоит невероятный ее труд и трудоспособность.

Иосиф Кобзон: Мне бы хотелось поддержать ее без всякой жалости и без всякого снисхождения. Потому что самое страшное для художника – когда его жалеют.

Диана Гурцкая: Это было чудо. Причем, получилось так, что я на тот момент не получила ни первое, ни пятое место.

Дмитрий Кириллов: Там, по-моему, приз был какой-то.

Диана Гурцкая: Специальный приз жюри, чтобы не обидеть маленькую девочку, которая рвется куда-то, и не знает, куда. Вы знаете, я даже обиделась. Мне казалось, что я так хорошо пою. И что это такое вообще? Почему мне хоть какое-то место. И так далее. Но уже смотрю назад, оглядываюсь и думаю: «Господи! Ребенок, который не знал о многом и не понимал».

Дмитрий Кириллов: Но уже было желание.

Диана Гурцкая: Желание всегда было. Я хотела быть в музыке, жить в музыке. Вот это тот мир, где я могла видеть, где я могла бродить, где я могла творить.

Дмитрий Кириллов: Ваш мир.

Диана Гурцкая: Это был мой мир – мир звуков.

Дмитрий Кириллов: Диана – самая младшая, четвертый ребенок в семье. Ее появление на свет ждали, готовились. И с первых минут рождения она была окутана родительской любовью. Но материнское сердце не обманешь: мать почувствовала, что с дочкой что-то не так. Девочка не реагировала на свет.

Диана Гурцкая: Тревогу мама подняла. Стали возить по врачам.

Дмитрий Кириллов: По всей Грузии возили, да?

Диана Гурцкая: По всей Грузии и не только. Но – увы. Все только разводили руками – и ничего. И мама была очень мудрая. Она всегда говорила, что ты такая же, как все. Падают дети все. Падаешь ты не от того, что на тебе черные очки, а потому что падают все дети. И, вы знаете, с таким жизненным принципом я жила и живу. Со всеми детьми я бегала, прыгала, падала, вставала. Так же журили, так же хвалили.

Дмитрий Кириллов: То есть это была большая родительская мудрость?

Диана Гурцкая: Абсолютно все было так, как надо. Безусловно, здесь выдержка родителей. Безусловно, их мудрость. Я представляю, что тогда на тот момент с ними происходило. Но я ни на минуту не сомневалась, что со мной что-то не так.

Дмитрий Кириллов: И поэтому Диане было непонятно, почему ей не купили школьную форму, портфель и цветы, когда ей уже 7 лет.

Диана Гурцкая: Как обычно, дети, мои ровесники, ровесницы, друзья, где мы жили, они стали ходить в школу. Что-то мне стало завидно. Потому что они утром каждый раз проходили мимо моего дома. Гул этих потрясающих детей, моих друзей. Как хорошо. А что это меня не отправляют в школу? До этого я подговорила детей: «Разбудите меня тоже. Я тоже пойду в школу».

Папа сказал: «Ты хотела идти в школу. Наступил этот момент. Единственное, что ты будешь учиться не здесь, а будешь учиться в Тбилиси. Там школа, где ты будешь оставаться. Новые друзья, дети и так далее». Я – «Ура! Какое счастье! Тбилиси, путешествие»

Дмитрий Кириллов: Диана не могла даже представить, что ее ждет впереди специализированный интернат для незрячих детей: казенные кровати, казенная еда, ощущение настоящего горя и беспросветное одиночество. Все это свалилось на 7-летнего ребенка.

Диана Гурцкая: Мир перевернулся. Я девочка, которая привязана к маме. А тут я одна. Боже мой! Ночью, днем я поднималась к себе в классную комнату. Я садилась, когда никого не было. И рыдала, как белуга. «Боже мой, какая тоска!» И я открыла чемодан. И боже! Я унюхала мамин запах, запах дома. Это было такое счастье. Я раз – и закрыла этот чемодан. И я для себя поняла, что когда я начинала тосковать, я поднималась в эту спальную комнату, открывала чемодан и определенное время оставалась с этим чемоданом. И так вдыхала этот запах. И все. Я так хотела домой. Я так скучала. Я так хотела домой. Я так хотела к маме прижаться. Причем, я смотрела на время, измеряла по времени. 10 утра. Например, все сидят на кухне сейчас. Все собрались и завтракают.

Дмитрий Кириллов: Представляла, что в семье.

Диана Гурцкая: Представляла, да. 3 часа дня. Мама что-то делает или в саду с цветами или на огороде и так далее. И 7 часов вечера. Папа вернулся с работы. 8 часов, 9 – все сидят уже дома около камина. В этих мыслях я жила.

Дмитрий Кириллов: Когда впервые вы захотели спеть что-нибудь?

Диана Гурцкая: Я всегда с детства пела. Пела я фольклорные песни. Ни для кого не секрет, что в Грузии в каждой семье поют. Так же было и у нас в семье – мама пела, бабушка, я, сестра моя. Садились, и получалось такое красивое многоголосие. И вот я маленькая. И все восхищались. И мне это очень нравилось.

Потом уже, когда я стала вырастать и когда я уже поступила в школу для незрячих детей, там тоже заметили, что я пою. И у нас огромное внимание уделялось музыке и вокалу. И как раз там стала я заниматься. Там были школьные конкурсы, музыкальная олимпиада, где я очень часто выступала. И там заметила меня удивительная Ирма Сохадзе.

Ирма Сохадзе: Это была девочка, которая жила в этой музыке, в этом звуке, в этой песне. И она свою искренность передавала всему большому залу нашей филармонии. Там 2400 человек. И все, как один, ревели к концу этой песни.

Диана Гурцкая: И вот тогда я окончательно утвердилась в своем желании. Я сказала, что «да». Во мне произошло нечто такое, как озарение. Это тот мир, это тот путь, по которому я буду идти. Я не видела дальше ничего. Музыка, музыка, песня, сцена, музыка. Вот это все, как колокол, всегда звучало у меня в голове. И вот это и есть самая настоящая цель. Я мечтала, я знала, что буду петь.

Поскольку я училась в специальной школе для незрячих детей и параллельно училась в музыкальной школе уже со зрячими детьми, папа мой попросил и оплачивал няню, которая возила меня в эту музыкальную школу. И приходила. И если был обед (не горячий, извините, а просто обед), сохранили мне, я за это благодарила. Было сложно. Но не было бы этой школы – не было бы ничего. И я считаю, что это для меня такой колоссальный жизненный опыт.

Дмитрий Кириллов: Диана родилась не во дворце. Но, глядя на нее, всем казалось, что ее воспитывали уж точно, как настоящую принцессу. А ведь ее родители – не богачи, а простые труженики. Отец, Гуда Адамурович – шахтер. Мама, Заира, Амирановна – домохозяйка.

Диана Гурцкая: Мы и горе знали, и счастье знали. Потому что мы жили очень хорошо. У нас все было свое – и хозяйство… Все нормально.

Дмитрий Кириллов: Дом свой.

Диана Гурцкая: Дом свой. Огроменный ореховый сад, еда, молоко – все, что нужно. То есть мы жили хорошо, очень хорошо.

Дмитрий Кириллов: И тут война?

Диана Гурцкая: Да.

Дмитрий Кириллов: Август 1992 года. Страшные дни в истории Абхазии. На ее цветущую землю пришла война. Народ разделился на своих и чужих. Веками мирно живущие люди в одночасье стали непримиримыми врагами. Тысячи грузинских семей были вынуждены оставить свои дома и бежать из полыхающей огнем республики.

Диана Гурцкая: Я помню тот момент, когда мы должны были покинуть свой дом. Как-то это все не укладывалось в голове. Этот момент, 5 утра. И когда все бегут куда-то, не знают, куда, и так далее, это было страшно на самом деле. И я помню… Я поднялась на второй этаж. И у нас там стоял рояль. Я просто стала наигрывать. Кто-то сказал, что с ума сошла, кто-то возмущался – «какая сейчас игра?» Я просто что-то проиграла, закрыла рояль и уехала.

Дмитрий Кириллов: Попрощалась с домом.

Диана Гурцкая: Попрощалась с домом. Я после туда не возвращалась.

Дмитрий Кириллов: Жизнь Дианы разделилась напополам. С войной закончилось детство. С переездом в Москву началась новая история. Диана Гурцкая – студентка знаменитого Гнесинского музыкального училища. И всегда с ней рядом была мама. Помогала, подсказывала, оберегала. Главный друг в жизни.

Диана Гурцкая: Мы с ней ходили вместе в Гнесинку. Я помню, когда… Уроки сольфеджио – это, конечно, всегда сложно. «Мама, что-то сегодня неохота идти на сольфеджио. Что делать будем?» - «Пойдем куда-нибудь в кафе, мороженое поедим. Не хочешь – ладно. Сегодня позволю тебе не идти на сольфеджио». И тут подъехал, оказывается, мой брат. Он хотел забрать нас. И нас нету. Пришли с мамой. «А где вы сегодня были?» - «На уроке сольфеджио». – «Как на уроке сольфеджио?»

Дмитрий Кириллов: Вы как две подружки…

Диана Гурцкая: Подружки. Вы знаете, она восхищалась. Каждый мой шаг, каждое достижение, каждый сданный экзамен. У нее всегда были слезы на глазах, слезы счастья. И она успела все-таки увидеть первые какие-то мои шаги и первый клип. После съемки мы приехали. Она прямо стол накрыла. Такая была счастливая. Тогда даже не думали и не предполагали, что с ней что-то может случиться.

Дмитрий Кириллов: Болезнь мамы стала для Дианы ударом. Но она до последнего надеялась на чудо. Чуда не произошло. Мама угасала на глазах. А потом уже песня «Ты здесь», когда мы стали писать, записали эту песню, я принесла домой. И она заплакала. Уже ей было плохо. Она сказала: «Как бы мне хотелось еще пожить».

Диана Гурцкая: Так случилось, что «Песня года», когда каждый артист, каждый исполнитель к этому стремится в течение года, в моей жизни совпала со смертью мамы. И получилось это так. Там же несколько дней снимается «Песня года». Первый день я отпела – и через 10 минут ее не стало. Я приезжаю домой, и случилась такая ужасная история. На второй день не то что петь – жить не хотелось. Потому что просто появилась какая-то несказанная страшная пустота. И огромная благодарность Игорю Юрьевичу. Он позвонил и сказал. Он меня Диной называет. Говорит: «Диночка, ты должна сделать то, что хотела мама.

Я приехала на второй день, были съемки. Меня как-то переодевали, красили, приводили в порядок, и так далее. Что-то происходило со мной. Какой-то механизм вокруг меня крутился. Я не знала, что это такое. Машина какая-то.

Дмитрий Кириллов: Не очень даже понимала, да?

Диана Гурцкая: Не понимала, что происходит. Вышла на сцену и стала петь. И вот на этих словах «Ты здесь, чувствую я тебя. Ты здесь, радуясь и любя» у меня произошло что-то такое. Я как будто проснулась от чего-то. И я поняла, что ведь я же это пою ей. Я же это пою для нее. Я же понимаю, что она здесь, со мной.

И когда закончила песню, было такое ощущение, что весь зал был вместе со мной в этот момент. Недавно я прочитала очень интересную книжку, написала Ханья Янагихара, если не ошибаюсь. И там были такие слова: «Какой бы ущерб ни нанесла нам жизнь, она все равно перестроится и обязательно возместит всю потерю, иногда – каким-то чудесным образом».

Дмитрий Кириллов: Если последить за вашей биографией, посмотреть на вашу жизнь, она в основном состоит из каких-то чудеснейших историй. Потому что столько чудес на одного человека… Казалось бы, невероятно.

Диана Гурцкая: Это невозможно.

Дмитрий Кириллов: Диана не смела мечтать о женском счастье, о том, что в жизни ее появится необыкновенный человек – молодой, обаятельный, физически крепкий, успешный и очень серьезно настроенный по отношению к ней. История любви известного адвоката, профессора, доктора юридических наук Петра Кучеренко и певицы Диана Гурцкая – пример для всех скептиков и тех, кто потерял надежду найти в своей жизни вторую половинку.

Диана Гурцкая: Конечно, каждая девочка мечтает о белом платье, о принце на белом и так далее. Я не исключение. Но, с другой стороны, я понимала свою ситуацию. И я очень аккуратно и осторожно относилась к этому всему.

Дмитрий Кириллов: Не сильно мечтала, да?

Диана Гурцкая: Не сильно, да. То есть не допускала особо так, чтобы сильно увлекаться.

Дмитрий Кириллов: Этими грезами.

Диана Гурцкая: Да. Поэтому, в общем-то, да. И как-то так мы с ним познакомились. Был такой осенний дождливый день. Особого настроения не было у меня, потому что я не люблю, когда и холод, и дождь, и такая непонятная погода. И он пригласил в кино. Я звоню брату, причем, с таким удивлением, говорю: «Слушай, этот, который твой друг, в кино меня пригласил». Он мне говорит: «Ну так иди».

Дмитрий Кириллов: Тебя пригласили – ты и иди.

Диана Гурцкая: «Слушай, честно – давай как-нибудь отверти меня от этого всего. Я не хочу. Не в состоянии. Пожалуйста». - «Так говори ты, Диан. Ну что я буду говорить за тебя?» Я позвонила, такая паинька-девочка. Говорю: «Вы знаете, давайте не сегодня. Я что-то не в форме, как-то так не в состоянии». – «Так я же уже водителя вызвал». Опять же, мое воспитание не позволило окончательно сказать «нет». И так не хотела. Звоню подружке, говорю: «Поехали. Меня в кино пригласили». Она говорит: «Не меня же – тебя пригласили».

Дмитрий Кириллов: Ты и езжай.

Диана Гурцкая: «Езжай». Я говорю: «Я тебя очень прошу. Потому что я одна не буду. Я не знаю. И что мне с ним…»

Дмитрий Кириллов: Какой-то был страх, неловкость какая-то?

Диана Гурцкая: Да, да, конечно.

Дмитрий Кириллов: А с подружкой легче.

Диана Гурцкая: С подружкой легче. Потому что там, где я не хотела говорить с ним, молчала, я заставляла ее говорить. Потом был торт в виде сердца в День святого Валентина. Причем, надпись была такая: «От всех в тебя влюбленных». Изначально думала – поклонники как-то. Оказался он. И вот какие-то такие маленькие цветочки, подарки, открыточки, такие моменты. Когда человек не хочет допустить что-то такое, я, видимо, не допускала.

Дмитрий Кириллов: И тянула.

Диана Гурцкая: И тянула. И в один прекрасный день позвонил он подруге на телефон и спрашивает: «Слушай, она выйдет за меня замуж или нет?»

Дмитрий Кириллов: Терпения уже нет никакого.

Диана Гурцкая: «Если да, то пусть она меня наберет». И мне подружка говорит: «Слушай, тебе Петр звонил. Что-то хочет, чтобы ты там ответила. Позвони». Я позвонила. И вот, собственно, так все и решилось. Оказывается, я ответила этим звонком.

До этого было объяснение в любви, пасхальный день. Я ему все рассказала о себе, сказала: «Слушай, жизнь моя совершенно другая, нежели ты видишь на сцене меня. Я на сцене в красивом наряде играю какую-то свою роль 3.5 минуты. А жизнь незрячего человека совершенно иная. Я тебя не пугаю, но ты знай, потому что мне никогда никто не давал знать, что я отличаюсь чем-то о других людей. И если мне кто-то даст об этом знать, мне будет очень больно. А мне хватит.

Здесь огромную роль сыграла семья Петра. Мама удивительная. Сказала такие убедительные слова: «Кто, если не Диана? Может быть, она заслуживает счастья, чем кто-либо другой?» И вот эти слова очень многое значили для меня. И я поняла, что в этой семье я буду счастлива.

Свадьба была красивая. Для меня самое главное платье в моей жизни сделал Валентин Юдашкин. Я ему очень благодарна по сей день. Потому что он вложил душу. И это чувствуется, мы счастливы. Нам в этом году 14 лет, как вместе живем. Это уже срок, я бы так сказала. Свадьба была потрясающая. Все мои коллеги, все друзья. Все было просто идеально, замечательно.

Дмитрий Кириллов: Диана Гурцкая ни на минуту не сомневалась, что в жизни всегда есть место волшебству. Нужно только верить, нужно только сохранить в себе детское сердце, открытое миру. Бог услышал ее молитвы. И Диана стала мамой. Рождение сына Константина она считает самым важным событием в своей жизни.

Диана Гурцкая: О, да! И это счастье растет вместе с моим ребенком. Получилось так, что я два года не могла дождаться, то есть не беременела. Я очень переживала. Потому что я очень хотела. Меня спрашивали: «Ты не боишься патологий? А вдруг что-то не так? А вдруг ребенок повторит твою же судьбу?»

Дмитрий Кириллов: Страх, что незрячий ребенок родится.

Диана Гурцкая: Да. А я сказала: «Это мой ребенок. Я буду рожать». Ни на минуту я не сомневалась, что что-то будет иначе.

И случилось это чудо в моей жизни – родился мальчик, Костик. Я помню этот момент. Это никогда не забуду, когда ребенок заплакал. И у меня, как колокол в голове: «А что скажут? А как глаза?» Все равно, видимо…

Дмитрий Кириллов: Внутри где-то…

Диана Гурцкая: Да. И когда педиатр (дай бог ей здоровья) быстро-быстро сказала «Все нормально, у вас ребенок хороший. Глазные яблоки на месте» - все. Я потом услышала радость, слезы. Муж был в это время рядом со мной. Я бы никогда в жизни не подумала, что муж будет рядом. Он сам как-то захотел. Я категорически была против. Но теперь понимаю, что это было правильно. Я хотела дневать и ночевать у детской кроватки. Я хотела ощутить то счастье, наслаждаться каждым днем: его первые зубки, первые шаги, первое агуканье, как он гулит.

Дмитрий Кириллов: Быть прежде всего мамой, а не артисткой.

Диана Гурцкая: Мама.

Дмитрий Кириллов: На второй план все ушло, да?

Диана Гурцкая: Вы знаете, иначе бы зрители тоже не простили. Потому что я считаю, что для каждой женщины самая главная роль – быть мамой. У нас хорошая большая семья. Большая – почему говорю? Потому что да, я вышла замуж, но рядом со мной мой брат, который все сделал для того, чтобы я сегодня была счастлива.

Дмитрий Кириллов: Он даже работу, по-моему, хорошую оставил.

Диана Гурцкая: Оставил, да. Он по профессии финансист. Он на самом деле закончил на красный диплом. У него была очень перспективная работа. Но ради меня все оставил. И со мной по сей день. Правда, воспитывает меня. Хотя я уже сама мама. Но для него я ребенок.

У меня ведь так случилось в нашей жизни, что, опять же, нас с Робертом настолько все связывает, что у нас и дети рождены фактически вместе. То есть у наших детей 16 дней разница. Вы не представляете. Я узнала, что я жду ребенка. И через два дня узнает моя невестка, что ждет ребенка. И вот эти дети растут вместе. То есть они продолжают эту нашу семейную традицию. То есть мы с Робертом всегда были и есть рядом, и дети рядышком.

Дмитрий Кириллов: Диана Гурцкая растит сына, продолжает сольную карьеру. Записывает новые песни, гастролирует, ведет авторскую программу на радио и помогает тысячам детей с ограниченными возможностями раскрыть свой талант. Благотворительный фонд «По зову сердца» и фестиваль «Белая трость» стали для нее делом всей жизни.

Диана Гурцкая: Первое время, когда мы еще начинали, мы очень как-то относились к тому, чтобы нас ни в чем не обвинили. Я имею в виду – когда я стала выступать, петь на сцене и так далее, чтоб не сказали, что, вот, она как-то из-за своей слепоты спекулирует и так далее… Мы очень боялись и не касались этого. Но потом я уже поняла, что я должна делать, я должна помогать.

Я помнила, как я начинала и как мне было сложновато, как у меня что-то не получалось, как меня вырезали из того или иного эфира.

Дмитрий Кириллов: А было такое?

Диана Гурцкая: Было, конечно. И по сей день есть.

Дмитрий Кириллов: А что говорят? «Нашим зрителям не надо так…»

Диана Гурцкая: Не надо, да. Потому что «Все-таки у нас развлекательная программа. А видеть Диану – это расстраивать зрителей». Вот такие аргументы тоже существуют. А тем более тогда. И я как раз решила, что надо действовать.

Изначально был создан фонд. А потом уже подумали мы по поводу фестиваля «Белая трость». Потому что очень много талантливых детей у нас в регионах в нашей замечательной стране. И они должны рассказать о себе свою историю через свою музыку.

Главная задача нашего фестиваля – чтобы менялось сознание людей. В этом году нам 10 лет. Дети к нам приезжают из разных регионов, городов из разных стран. И они поют с моими удивительными коллегами. И начинается их биография. Ведь моя биография началась со встречи с Игорем Николаевым. А у этих детей, когда они начинают петь с Ларисой Долиной, с Львом Валерьяновичем Лещенко, с удивительной Зарой, с Анитой Цой. Олешко всегда с нами. Когда они начинают, вот эти потрясающие дети, это большой старт. И очень хочется, чтобы это большинство продолжалось.

И я очень рада и, честно говоря, горжусь, что как раз наш фестиваль дает такой старт нашим деткам. Проходя этот путь, я уже прошла этот путь и прохожу, может быть, деткам будет легче. Я очень этого хочу. Потому что у нас очень талантливые дети. Кто играет на фортепиано, у кого академический вокал, у кого эстрадный вокал. Вот такая работа у нас бурлит.

Такие происходят счастливые встречи с детками. Мы с ними дружим, мы с ними общаемся. Иначе нельзя. Это есть вся жизнь. Это и есть, ради чего мы живем. Потому что просто сидеть, как-то делать вокруг себя, создавать некий панцирь, создавать какую-то такую защиту: «Никого не хочу, ничего. Лишь бы мне было хорошо» - так нельзя. Я так никогда не жила и не могу жить так.

Государством очень многое делается на сегодняшний день для того, чтобы люди с инвалидностью жили, достигали, работали, учились, получали образование, в том числе и для детей. Это и инклюзивное образование, это и доступная среда.

Например, кинотеатры для незрячих. Мы, незрячие люди, можем пойти в обычный кинотеатр и посмотреть фильмы с тифлокомментированием. Мы об этом разве мечтали? Мы можем пойти в театр и посмотреть спектакль. Мы можем участвовать в том или ином спектакле. Разве мы об этом мечтали когда-нибудь? А на сегодняшний день это все делается, это все происходит в нашей стране.

Дмитрий Кириллов: Диан, ваш пример еще очень многим людям, которые и руки, и ноги имеют, и глаза видят. Иногда опускают руки и говорят: «У меня ничего не получается в жизни».

Диана Гурцкая: Нельзя. Мы должны тоже сознавать, что очень многое зависит от нас самих. Порой трудно, порой сложно. Когда перед тобой закрываются двери, когда тебе приходится доказывать, что ты не хуже кого-то. Мы должны убедить сами – что мы можем, мы сделаем. Надо? Да, сделаем.

Дмитрий Кириллов: И не сдаваться.

Диана Гурцкая: И не сдаваться ни в коем случае.

Дмитрий Кириллов: Вот яркий пример – Диана Гурцкая. Не сдаваться и идти вперед всегда.

Диана Гурцкая: Я благодарна нашей замечательной стране. Россия приняла меня, полюбила. Я здесь стала заслуженной артисткой России. Как раз это сделали эти зрители, люди, народ.

Дмитрий Кириллов: Я хочу вам пожелать, чтобы книга вашей жизни, которая еще далеко не дописана, была огромная, большая, и в этой книге было еще куча всяких ярких впечатлений, встреч и радостных моментов.

Диана Гурцкая: Любите друг друга. Когда вас будет окружать это удивительное чувство – любовь – вот тогда все будет хорошо. Верьте в себя.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Арсен
Где у нас песни и сцена? Это что-то пошлое, а не сцена.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью