Посол Армении Вардан Тоганян: Мнения, что Армения может уйти под американский колпак, беспочвенны

Гости
Вардан Тоганян
Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Армения в Российской Федерации

Дмитрий Кириллов: Вардан Тоганян, чрезвычайный и полномочный посол республики Армения в Российской Федерации. Сегодня он открыл двери знаменитого особняка Лазарева в Москве, места, где располагается гостеприимное посольство республики Армения, чтобы рассказать нам свою историю, связанную с Россией.

Вардан Тоганян: Это выписка из приказа известного Петра. Здесь она именуется как «Поручение правительства Сенату о привилегиях армянам». Приказ о том, чтобы способствовать переезду армян в Россию, «как возможно приласкать и облегчить в чем пристойно, дабы тем подать охоту для большого их приезда».

Дмитрий Кириллов: Армения – край величественных гор и средневековых монастырей. Сакральное место, помнящее великий потоп и закат древних цивилизаций. Каменистый рай, воспетый художниками и поэтами. История отношений России и Армении насчитывает более 500 лет. Потеряв государственность в начале XVI века, разделенный между Персией и Турцией народ Армении нашел прибежище на территории России, где русские правители с уважением и любовью относились к братьям-христианам. А выдающимся представителям этого народа даже жаловали дворянство. Так случилось и со знаменитым купцом Лазарем Назаровичем Лазаряном, ставшим владельцем красивейшего особняка недалеко от Кремля. С этого момента начинается история знаменитого Армянского переулка в Москве.

Вардан Тоганян: 300 лет учредили указом Петра, епарха Армянской церкви. Оттуда начинается официальная история армянства в России, Армянской церкви. Начиналась она в Астрахани. И начало связано именно с семьей Лазаревых. Они перебрались после Русско-Иранских войн в Астрахань и потом уже в середине XVII века перебрались в Москву и купили небольшой флигель нашего дома Лазаревского, с которого и началось строительство или начало Армянского переулка. Потом появилось это здание – Институт восточных языков. Церкви были до революции. Больница, школа. И, собственно, обустраивался Армянский переулок как такой национальный анклав, если можно сказать, в сердце Москвы.

Дмитрий Кириллов: Важные исторические события и человеческие судьбы уже давно сплелись воедино. С начала XIX века Армения вошла в состав Российской империи. А в 1920 году была образована Армянская ССР. У нас общая история. Когда-то общая страна, одна на всех война, одна на всех победа.

Микоян, Алабян, Хачатурян, Бабаджанян, маршал Баграмян, то есть все выдающиеся деятели, политики, науки, культуры – эти имена мы знаем.

Вардан Тоганян: Собственно, во всех областях науки и в культуре, государственные деятели, военная наука, атомная энергетика – это наши соотечественники, которые оставили, конечно, большой след в истории России. Конечно же, они были и большим мостиком в укреплении, налаживании вообще армяно-российских отношений. Если дипломатическим языком, то наши отношения сегодня характеризуются как уровень высокого стратегического партнерства. Но, конечно, она не на пустом месте строилась, создавалась и появилась, а имея большие серьезные традиции, такой фундамент, на чем выстраивалось это все.

Дмитрий Кириллов: Вы учились в Ереванском государственном университете. Причем, поступали на исторический факультет, когда еще был Советский Союз. Вы помните то время, какой была Советская Армения конца 1980-х годов.

Вардан Тоганян: Это была богатая во всех смыслах развивающаяся, но маленькая страна, не сопоставимая с остальными советскими республиками и советской Россией. Имея огромный и промышленный, и экономический потенциал, и что очень важно – научный потенциал и Ереванский государственный университет, где я учился. Кстати, я поступил и успел окончить в советское время, в 1991-ом. Наверное, последний наш выпуск был советский.

Армения была частицей большой научной фундаментальной семьи. Потому что вообще научная система Армении, Академия наук и научных институтов, как армянских, так и всесоюзных, которые там находились, имела очень серьезную базу. Наши соотечественники очень активно работали и в научных городах – в Новосибирске, в Петербурге, в Москве, в Дубне до сих пор. Собственно, очень много… У нас есть даже такая община научная в Дубне. И мы часто общаемся.

Они составляют сегодня фундамент той научной системы, которую мы имеем.

Дмитрий Кириллов: Вы как раз застали период распада Советского Союза. Как Армения отреагировала на то, что развалилась страна? Ведь армян не спрашивали, хотят ли они, чтобы исчезла страна. Их поставили просто перед фактом.

Вардан Тоганян: Армения оказалась перед лицом собственных региональных проблем. До распада СССР страна пережила страшное землетрясение. Фактически 40% страны подверглось землетрясению. Второй город был полностью разрушен. Мы потеряли как людской, так и промышленный потенциал. Еще и блокада, связанная с проблемой Нагорного Карабаха и военными действиями, которые были навязаны нашим соотечественникам в Нагорном Карабахе, и блокада со стороны Азербайджана, которая отрезала нас от внешнего мира.

Блокада со стороны Турции фактически, последняя закрытая граница в Европе. И основные наши коммуникации до сих пор не функционируют. Исходная точка была очень правильной для наращивания, для развития, для роста.

Могу сказать, что мы смогли сохранить и людской, и научной потенциал. То культурное пространство, в котором мы находились, смогли сформировать, объединить и создать уже новую страну, новую экономику, то, что мы сегодня имеем. Неплохой экономический рост. И стали давно на такую спираль развития.

Дмитрий Кириллов: Все плохое потихоньку забывается. Ведь в начале 1990-х не отапливался Ереван. Некоторые люди не выдерживали и уезжали за границу, бросали свои дома. Насколько сейчас ситуация изменилась?

Вардан Тоганян: До середины 1990-х годов, исходя из тех причин, которые я назвал, Армения, находясь в полной блокаде, мы фактически не только потеряли потенциал, но и оказались в темноте. Мы столкнулись с серьезной проблемой экономического разрыва. И до середины 1990-х годов наиболее количество оттока населения из Армении, который был связан в том числе и с энергетической блокадой Армении. И с 1996-1997-го смогли повернуть ход развития, решив некоторые стратегические вопросы в энергетическом комплексе и наладили таким образом, чтобы нормальная жизнь вернулась.

Мы имеем уже последние годы обратный отсчет времени. Очень многие возвращаются. Этот поток существует. Если не семьи, то молодые возвращаются. У них такой тренд появился. И можно констатировать, что мы смогли переломить движение в сторону миграции наоборот в Армению. Особенно после событий прошлогодних, после революции действительно есть большое желание возвращаться в Армению.

Дмитрий Кириллов: Люди воодушевлены.

Вардан Тоганян: Да, воодушевление большое. Перемены, конечно, открыли новый этап развития Армении. И мы это наблюдаем.

Дмитрий Кириллов: Есть такая опасность, что на этой демократической волне Армения может уйти немножко под колпак американский или европейский?

Вардан Тоганян: Такие мнения звучат. Но они беспочвенны, никак не соответствуют той риторике, той политике, тех ключевых пунктов внешней политики, которые незыблемы. И мы остаемся в режиме стратегического партнерства, налаживаем двусторонние отношения, в том числе и в тех интеграционных объединениях в плане безопасности. Это ОДКБ. И в плане экономического сотрудничества в рамках Евразийского союза. Поэтому я считаю, что эти озабоченности ничем не обеспечены.

Дмитрий Кириллов: В принципе вы как-то приспособились к тому, что живете в капкане?

Вардан Тоганян: Приспособились, конечно. Мы считаем, что блокада в современном мире в условиях глобализации и новых границ, новых экономических союзов – бессмысленная и бесперспективная затея. Но, конечно же, с нашими двумя соседями, с которыми связывают долгие, давние, исторические многовековые связи – и с Грузией, и с Ираном – есть эти дороги. Как раз наша экономика и приспособилась к этому. И современная экономика – это как раз экономика, нацеленная на эти инфраструктуры. К сожалению, железнодорожное сообщение только с Грузией, потому что на территорию России мы не попадаем. Но автомобильные дороги или через грузинские морские порты, возможность которых у нас существуют, дают возможность создать новую экономику.

Дмитрий Кириллов: Россия и Армения связаны военным союзом ОДКБ, экономическим (ЕврАзЭС), где, кстати, Армения председатель в этом году. Товарооборот растет? Что поставляет Армения в Россию сейчас?

Вардан Тоганян: Действительно так. Мы последние годы наблюдаем неизменный курс на развитие торгового оборота. Из Армении поступают сюда, конечно же, в первую очередь товары сельскохозяйственной переработки, в том числе и просто сельскохозяйственные продукты. Во всех городах-миллионниках везде есть, конечно, магазины, которые торгуют армянскими продуктами или этническими товарами. В Москве тоже их много. По нашим подсчетам, около 500 таких магазинов или магазинчиков, если можно назвать, существует. Даже в Якутске мы сегодня провели видеоконференцию с нашими соотечественниками. Нам сказали, что открыли недавно. Прям там намного, конечно, дорого. Потому что логистика, проблем доступа к армянским товарам нет. Тем более, что сегодня это можно уже и по интернету заказывать.

Существуют армянские онлайн-магазины, которые из Армении доставляют. Но мы с недавних пор придумали такой проект. Это культурно-логистические торговые центры. Проект уже существует. Мы некоторым губернаторам российским представили. Им это понравилось. И, наверное, мы в двух регионах начнем. Это такие большие, можно сказать, этнические деревни армянские или торговые центры, где культурная составляющая, общинная жизнь, армянские продукты, складирование этих продуктов и некие фудкорты с армянским этническим направлением должны будут в одном таком пространстве находиться.

Дмитрий Кириллов: То, что мы находимся в едином экономическом пространстве, это помогает налаживать, допустим, российский бизнес в Армении? Насколько легко открыть какое-то дело россиянам, если они хотят вложить деньги в Армению?

Вардан Тоганян: Весь вопрос в экономической целесообразности или настроении инвесторов, или тех предпринимателей, которые хотят развивать свой бизнес и продвигать свои услуги. У нас действительно в плане международного рейтинга «Doing Business» мы продвинулись последние годы. Стоим намного выше многих наших соседей, постсоветских стран. Конечно же, эти препятствия в плане бюрократических открытий бизнес-счетов и всевозможных услуг у нас упростились до нескольких дней. В плане инвестиций Россия занимает первое место. Особенно в области развития туристической индустрии у нас большие результаты. Открытие малых, средних предприятий с российским капиталом, российскими гражданами.

Дмитрий Кириллов: Вернемся немножко к истории. И вы же по образованию историк. Насколько я помню, вы работали в школе учителем.

Вардан Тоганян: Да, в 1991-ом.

Дмитрий Кириллов: В обычной ереванской школе. Этот преподавательский опыт вам пригодился в жизни?

Вардан Тоганян: Интересный опыт. Я не предполагал в жизни, что придется работать учителем истории. Но этот опыт пригодился. Потому что работа с молодежью, вообще с людьми, которые хотят чего-то знать, хотят учиться. Тем более, когда ты молодой, опыта нет. А всегда же к учителю отношение не только как к определенному предмету. Это было, конечно, интересно.

Тогда я преподавал новейшую историю. Это был 1991 год. Тогда интерес к новейшей истории, к возможности обсуждать те или иные вопросы, мировые войны, причины. Особенно всегда в новейшей истории присутствует армянский вопрос. Первая мировая война, державы, Антанта, Российская империя. И новейшая часть истории, в которой отражена и история Армении, армянского вопроса, в то время был, конечно, такой уникальный интерес к этому.

Дмитрий Кириллов: Я неслучайно спросил по поводу уроков истории. Потому что мы выходим в дни такие очень важные. Армения празднует пасхальную неделю. И 24 число еще попадает на трагический траурный день памяти геноцида армян. Прошло уже больше 100 лет. Эта боль не затихает?

Вардан Тоганян: Эта боль не затихает. Да, традиционно 24 числа день памяти жертвам геноцида. Мы признательны России. Более 15 лет назад Россия официально приняла, признавая, осудила геноцид армян. И сегодня очень многие европейские страны приняли, осудили. Но, к сожалению, мы сегодня спустя 100 с лишним лет понимаем, что к этим событиям не везде имеется одинаковое отношение. И очень надеемся, что наши соседи (и Турция тоже) примут, признают факт того, что случилось.

Мы, конечно же, должны понимать, что, строя наши отношения и будущее, мы должны в любом случае с уважением относиться и чтить память тех людей, более 1 миллиона наших соотечественников, которые были уничтожены более 100 лет назад.

Дмитрий Кириллов: Армения – страна древней культуры. Я так понимаю, что многие приезжают, чтобы посмотреть великие старинные армянские храмы.

Вардан Тоганян: Это тоже очень интересный вопрос. Мы даже на эту тему работали и работаем с нашей церковью. Их позиция, их мнение и опыт тоже интересны. Паломнический туризм, я думаю, в нашей стране имеет большое будущее. Люди, которые приезжают, конечно, в первую очередь хотят побывать в тех святых местах. История Армения, человечества, христианской цивилизации имели большую роль. В монастыре Татев последние годы очень много интересных креативных решений. Это и канатная дорога с очень интересными пейзажами. Поэтому здесь поток к этим точкам и многим другим увеличивается из года в год.

В плане статистики у нас рост туристов из Японии, Китая, Филиппин, из стран Ближнего Востока. Мы считаем, что это имеет место быть как отдельное направление.

Дмитрий Кириллов: Если вас представить в роли экскурсовода, а не посла, в какие места вы бы повезли своих российских друзей? Что необходимо посмотреть, попробовать повидать в Армении?

Вардан Тоганян: Несмотря на то, что Армения – маленькая страна, даже на этой территории она своеобразная. Поэтому я бы, конечно, посоветовал этому туристу посетить нашу религиозную столицу Ичми Одзин. Я, конечно же, предложил бы посетить монастырь Татев. И не только посмотреть монастырь, но и любоваться красотами вот этого региона Южной Армении – Зангезура. Попасть оттуда, конечно же, и Нагорный Карабах, посмотреть те исторические монастыри, церкви, храмы, руины и крепости, которые там остались. И, конечно же, оттуда вернуться уже на высокогорное озеро Севан, проехать вокруг озера. Потому что, несмотря на то, что небольшое озеро, рельеф своеобразный. И, конечно же, попасть в Дилижан и побывать в некоторых окрестностях.

Конечно же, россиянам стоит побывать и во втором по величине городе – Гюмри (бывший Александрополь), Там очень много памятников в том числе и общей духовной культуры. Например, здание первого царского телеграфа, которое до сих пор есть, оно восстановлено. И очень интересные в том числе места боевой славы, где расположена ныне российская военная база. Есть места, куда я бы действительно пригласил россиян.

Основной курорт, горнолыжная трасса – это Цахкадзор. Они начали развиваться еще в советское время. Олимпийская база там находилась. Она сегодня действительно в очень хорошем состоянии – и с точки зрения горнолыжных трасс, и как маленького города, курорта. И сегодня предоставлением соответствующих льгот правительство ведет переговоры с некоторыми партнерами, которые намереваются создать вокруг этого курорта неподалеку в радиусе 50 км несколько других горнолыжных трасс. Мы получим еще два таких небольших курорта.

Собственно, снег там довольно-таки долго. С декабря до марта можно кататься. Поэтому тоже считаем, что одно из таких направлений, которое может развиваться в зимнее время.

Дмитрий Кириллов: Все прекрасно знают знаменитые армянские коньяки. И, насколько мне известно, последние годы стало активно развиваться виноделие. Расскажите об этом. Как сейчас…

Вардан Тоганян: Да, виноделие активно развивается в Армении. Очень много новых сортов. И все основные виноделы (около десятка новых)… Есть, конечно, традиционные фабрики, заводы, которые остались и развиваются. Но создано очень много новых. И около десятка, как минимум, я их знаю, виноделов, которые, кроме производства вин и налаживания сельскохозяйственной науки… Потому что выращивают и скрещивают сорта. Есть привозные сорта. Они очень хорошо развиваются. С точки зрения дегустации созданы все инфраструктуры внутри этих винных комплексов или погребов, где туристы и обычные граждане посетить, провести. И даже есть с маленькими отелями вокруг.

Или даже заниматься агротуризмом, помогать в период сбора винограда. И просто провести короткую дегустацию. Эта возможность есть. Но с точки зрения бизнеса, конечно же, развитие семимильными шагами. Я даже могу сказать, что многим российским торговым компаниям не хватает объемов. Потому что все те производители, которые производят качественное вино, у них нет проблем сбыта.

Дмитрий Кириллов: О чем мечтает посол республики Армения в России?

Вардан Тоганян: Обо многом мечтает. О том, чтобы мы бы превратили регион Кавказа, наш регион, в регион мира и процветания, в регион экономического рывка, экономического роста, развития. Мечтает о скорейшем разрешении Нагорно-Карабахского конфликта. О мире в нашем регионе.

Дмитрий Кириллов: Да будет так.

Вардан Тоганян: Спасибо.

Дмитрий Кириллов: Спасибо вам.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Интервью