Андрей Сарабьянов: Споры вокруг "Черного квадрата" появились сразу, как только он был создан

Есть произведения искусства, которые делят историю на "до" и "после". К их числу как раз и относится знаменитый "Черный квадрат" Казимира Малевича. Мы отмечаем вот уже 100 лет с момента создания полотна, а споры и бурные дискуссии вокруг него не прекращаются до сегодняшнего дня. В чем заключается истинный смысл и ценность этого произведения? Как полагают эксперты, "Черный квадрат" – это не только философия и мистика, но и художественное решение. В руках художника черный цвет становится предметом искусства и приобретает свое особое значение, а зритель, пристально вглядываясь в картину, продолжает думать и искать свой смысл. Возможно ли вообще разгадать эту тайну? Неизвестно.

Андрей Сарабьянов: Когда вы видите впервые "Черный квадрат" Малевича, надо погасить в себе все негативные реакции, постараться просто всмотреться в это произведение. Потому что, во-первых, этот квадрат – неровный. У него все углы кривые. То есть это форма немножко искаженного квадрата. Это первое. Потом, если вы посмотрите близко, насколько в музее, конечно, можно близко смотреть на эту картину, вы увидите, как она создавалась, вы увидите мазок кисти, как он строит форму. Это не только такое механическое закрашивание поверхности, а это очень разнообразные мазки: горизонтальные, вертикальные. Одни длинные, другие короткие. То есть эта форма начинает перед вашими глазами жить какой-то своей жизнью.

Если кто читал книгу Стругацких "Солярис", там есть такой живой океан. Вот это в какой-то мере живой океан, который живет своей отдельной жизнью, и даже как будто там движется что-то внутри, какая-то необыкновенная энергия. И вот это постепенно как-то вас захватывает.

Андрей Сарабьянов, главный редактор "Энциклопедии русского авангарда", искусствовед и эксперт по русскому искусству XX века, автор ряда статей и монографий, член Союза художников России, кандидат искусствоведения.

Андрей Сарабьянов: Начну с того, что понять картину Малевича "Черный квадрат" довольно трудно. И так прийти в Третьяковскую галерею, увидеть ее впервые и сразу сказать: да, я все понял, я знаю, что это такое – практически невозможно. И именно из-за того, что эта картина имеет какой-то загадочный смысл, не сразу читаемое содержание – это вызывает часто у зрителя негативную реакцию. И люди говорят: ну что такое? "Черный квадрат" – это элементарная картинка. Любой человек может так нарисовать.

Обычно возражают "нарисуйте первый". Это очень важно – придумать первому такое. Но это поверхностное утверждение. А за этим стоит гораздо более сложное содержание. Например, "Черный квадрат" – это же не вещь, которая возникла на пустом месте. Малевич к этому шел, это эволюция его художественной формы, эволюция его мысли. Потому что он вообще был не просто художник, рисующий окружающий мир, а он был человеком очень думающим, он был философом, он был мыслителем, я бы сказал, и довольно мощным человеком в этом отношении. Поэтому за "Черным квадратом" целый пласт культуры не только самого Малевича, но и целой эпохи авангарда.

Для Малевича "Черный квадрат" вообще был символом всего его искусства. Я думаю, что поначалу, когда он создал "Черный квадрат", это было какое-то озарение, конечно. Хотя, как я уже сказал, это была эволюция, с одной стороны. Но в этой эволюции был какой-то необыкновенный творческий всплеск. И это было создание "Черного квадрата". И он его создал спонтанно. Даже потом он рассказывал своим ученикам, и это зафиксировано в воспоминаниях, "когда я писал "квадрат", вокруг меня какие-то необыкновенные молнии появились". А когда "Черный квадрат" уже был создан, то вокруг него сразу же  появились всякие споры, сразу же буквально. Очень интересно, что Малевич его показал, конечно, не в тот же момент, когда он его написал. В конце 1915 – начале 1916 года в Петербурге была открыта выставка, которая называлась "010". Это знаменитая выставка. И Малевич в этой выставке участвовал. И он там показал "Черный квадрат". Но не один "Черный квадрат", а целую серию супрематических работ, которые он к этому моменту создал. И до выставки он его всячески прятал, никому не показывал, закрывал занавески на окнах, никого в мастерскую не пускал. И, в общем, как-то так произошло, что к нему пришел один из его коллег и увидел эти работы. И тут ему невольно пришлось их продемонстрировать, потому что он вообще не хотел. Видимо, еще ждал какого-то другого случая. Но тут уж узнал один – значит, узнают все. И эффект разорвавшейся бомбы будет утрачен. И вот он тогда отдал их на выставку, и это был действительно эффект разорвавшейся бомбы, потому что это было совершенно новое слово в живописи.

Зрители, конечно, как, впрочем, и на всех выставках авангарда того времени – они были всегда недовольны, кричали, смеялись, плевались, издевались и так далее. Но художники авангарда отчасти на это и рассчитывали. В их картинах был определенный элемент эпатажа. Они к этому даже стремились. Хотя это не было главной целью все-таки. И вот "Черный квадрат" тогда зажил уже своей уже отдельной жизнью. И Малевич, когда он делал экспозицию своего зала на этой выставке, он "Черный квадрат" повесил в так называемый красный угол, там, всегда обычно в русских домах висят иконы. Но это не было богохульским шагом. Он это не имел в виду. Он просто этим заявлял, что "Черный квадрат" – такое особенное произведение, самое важное. Он даже его называл иконой своего времени. И там эта жизнь "Черного квадрата" уже независимо от Малевича продолжалась. Когда он уехал в Витебск в 2018 году, у него там была целая школа, учеников было много, он преподавал живопись, учил их рисовать в разных стилях от кубизма до супрематизма. И значком этого училища был черный квадрат. И ученики носили обычно на рукаве или на пиджаке такое маленькое изображение черного квадрата.

В советское время, когда была создана такая структура в самом начале 1918 года, некая структура – музейное бюро, которое закупало у художников картины для разных музеев, которые в будущем должны были быть созданы в разных городах, ну и в частности пополнение Третьяковской галереи и Русского музея. И этот первый "Черный квадрат" тут же был куплен у Малевича. Действительно, это была ему помощь, потому что денег тогда у художников не было. Получил свои триллионы по тем деньгам. Не знаю, что он на это купил, но, в общем, "Квадрат" забрали, и он лежал в Третьяковской галерее. И у Малевича уже не было "Квадрата", а значение "Квадрата" он понимал и решил воссоздать эту форму. И тогда был создан второй "Квадрат". Правда, он был написан не одним Малевичем, а его учениками плюс самим Малевичем. Это был такой триптих - "Квадрат, круг и крест", основные формы супрематизма. Они были написаны для Венецианской выставки 1924 года, Венецианского бьеннале, где Россия участвовала очень большим количеством картин. И это был второй "Черный квадрат". Все эти вещи хранятся в Русском музее сейчас. Первый в "Третьяковке", второй в "Русском музее".

Третий "квадрат" был написан к персональной выставке в Третьяковской галерее 1929 года. Он тоже хранится в Русском музее. И есть четвертый "квадрат", который найден относительно недавно, где-то лет 10 назад. Он хранился у родственников последней жены Малевича. Там был не только "Черный квадрат" в этом собрании, там были еще какие-то другие работы. Все это было куплено Инкомбанком у родственников Малевича. Потом Инкомбанк прогорел. И тогда был аукцион, где за миллион долларов Потанин купил этот последний "Черный квадрат" и подарил его Эрмитажу. Вот такая история четырех "Черных квадратов". Но помимо этого у Малевича еще были другие квадраты, не черные. У него было два "Красных квадрата" и один "Белый". Так что разнообразие этого супрематизма и этих форм даже здесь есть. "Квадраты" у него разные.

Вообще все его поиски были направлены на развитие этого супрематизма. Что такое супрематизм, грубо говоря? Это некие геометрические формы, цветовые плоскости, их взаимоотношение друг с другом, их взаимоотношение с фоном. Фон обычно всегда белый у него. Это как бы нейтральный цвет, но белый при этом – это цвет, в котором есть все цвета. Тут открывается целая сложная система цветовых каких-то отношений в картине. За этим стоит целая теория. И Малевич не был изобретателем своей теории. Просто теория цвета вообще появилась в искусстве задолго до Малевича, как бы теоретическое осмысление. Сам цвет, конечно, воспринимался художником всегда. Это изначально дано. А вот теоретическое осмысление цвета, ассоциации цвета с какими-то чувствами, мыслями, ощущениями – еще Гете этим занимался, понимаете? А в России этим очень серьезно занимался Кандинский, до Малевича еще, и он создал свою теорию цвета, у него это очень связано с музыкой, с какими-то музыкальными впечатлениями, с нотами. Тут Малевич не был первооткрывателем. Но он это развивал. У него была такая геометрия цвета. И он экспериментировал, двигался в этом направлении на протяжении нескольких лет.

И, в общем, у него был супрематизм: сначала "Черный квадрат", потом цветной супрематизм, потом он перешел к белому цвету и написал несколько картин "Белое на белом". Это довольно большие картины, там тоже супрематические формы, но более изощренные. Там уже какой-то крест иногда появляется, овал и полуовалы.

И иногда там даже не видно изображения. Настолько тонко все сделано. И он, дойдя до этого "Белое на белом", сказал, что живопись кончена. Он сказал, что больше не будет заниматься живописью, что это все, он достиг того, за чем уже нет живописи.

И тут он начал заниматься теорией. Это как раз совпало с его приездом в Витебск, у него были всякие теоретические книги. Он очень много написал. Малевич совершил такой шаг куда-то очень сильно вперед, он обогнал свое время, когда он создавал некие знаки своего творчества. Я не думаю, чтоб современники понимали все значение того, что он сделал тогда. Да и сейчас немногие понимают. Он был, конечно, необыкновенный новатор и художник, который смотрел очень далеко вперед.

 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски