Борис Ковалев: Если бы мы оставили Ленинград, мы были бы вынуждены затопить весь Балтийский флот

Борис Ковалёв: Битва за Ленинград – это, наверное, одна из самых длительных военных операций Второй мировой войны. Она продолжалась более 3 лет. Она началась по сути своей в первые недели Великой отечественной войны, а окончательную точку в победе мы поставили только в августе 1944 года. И так получается, что второй по величине город Советского Союза, не просто город, а город-символ, бывшая столица Российской империи, выдающийся памятник архитектуры, крупнейший порт, крупнейший промышленный центр на протяжении долгих даже не месяцев, а нескольких лет находился на непосредственной линии фронта. То есть по сути своей с тяготами войны столкнулись не только военнослужащие Красной армии, не только краснофлотцы, но и сотни тысяч мирных людей, простых ленинградцев, которые по сути своей, не покидая своих собственных квартир, вдруг оказались в тяжелейших условиях войны.

Когда мы говорим о событиях 1941 года, начале битвы за Ленинград, нужно понять следующее. Вот это наша несколько наивная вера в то, что воевать будем малой кровью, могучим ударом, на чужой территории, оказалась для абсолютного большинства ленинградцев неожиданностью, когда они поняли, что война пришла в их дом. Уже в июле 1941 года, когда собираются первые спортсмены, первые ветераны советско-финской и испанской войны, которых готовили для вооружённой борьбы в тылу врага, вы знаете, когда их собирали в Смольном, они искренне верили, что их готовят для подпольной борьбы в Польше и во Франции. Они даже не думали, что враг сможет оккупировать непосредственной территорию их родной Ленинградской области. Тем более, граница в 1940 году отодвинулась так далеко после присоединения к Советскому Союзу Эстонии, Латвии и Литвы.

Но война разворачивалась для нас крайне неблагоприятно. С юга город оказался блокирован немецкими частями, и реального сухопутного выхода на большую землю у ленинградцев не было. И город начал свои 900 дней жизни в блокаде.

Иногда мы начинаем рассуждать, а стоила ли блокада Ленинграда таких неимоверных человеческих жертв, стоило ли сражаться за город ценой как советских солдат, так и, в общем-то, мирных жителей. Но нужно понять следующее: как я сказал, Ленинград – это всё. Если бы мы оставили Ленинград, мы вынуждены были бы затопить весь Балтийский флот. Ушли бы в небытиё ценности ленинградских музеев, которые оценить невозможно. Это были заводы, это были рабочие на этих заводах. А люди, которые работали на этих заводах, солдаты, которые обороняли Ленинград, они по сути своей сковали значительные силы противника, которые в противном случае могли бы рваться на Москву, могли бы рваться на Сталинград, могли бы рваться на Кавказ ещё в 1941 году. А так на какое-то время противник завяз. Противник завяз под Ленинградом. Хотя эти самые 900 дней и 900 ночей – это трагедия, которая будет всегда и будет везде. И для меня лично блокада Ленинграда – это не только книги и научные работы, это воспоминания моей семьи. Родная сестра моей бабушки практически всю блокаду… ну как практически всю блокаду, до марта 1942 года прожила на Суворовском проспекте, и она знает, что такое голод. Когда её подруга, увидев трупы ремесленников, предложила отрезать ему мясо, то есть поесть мясо, потому что она мне потом говорила, что голод практически атрофировал все чувства.

И когда они спустились минут через 20, надеясь хоть что-то отрезать, он был уже весь освежёванный. Это правда блокады. Потому что люди, для того чтобы спасти жизнь, ели всё, что можно и нельзя, ели субпродукты, ели клей, если собак и кошек. И когда мы говорим о том, сколько детей, сколько женщин умерло, это страшная правда войны. Потому что, к сожалению, хлеб, который был в блокадном городе в крайне небольших количествах, отдавался на фронт, отдавался солдатам, отдавался рабочим, которые должны были выполнять заказы оборонной промышленности и держать врага у Ленинграда. И первый этап трагедии закончился зимой 1943 года, когда удалось прорвать блокаду Ленинграда, когда удалось пробить небольшой коридор, благодаря которому снабжение города значительно улучшилось, и наконец самое главное, самое светлое – это полное снятие блокады Ленинграда, это зима 1944 года.

На оккупированной территории Ленинградчины активно разворачивалось партизанское движение. И, кстати, за осень 1943 года оно увеличилось в 5 раз. И ленинградские партизаны стали серьёзным подспорьем войскам Красной армии, которые зимой 1944 года перешли в наступление, прорвали немецкую оборону и под Ленинградом и под Новгородом перешли в успешное наступление.

Что интересно, что характерно. Если взять другое не менее выдающееся с военной точки зрения событие 1944 года, я имею в виду освобождение Белоруссии, я имею в виду операцию "Багратион", там тоже, как и под Ленинградом, боевые части Красной армии работали, освобождали, сражались вместе с белорусскими партизанскими отрядами.

Сама операция "Багратион" началась весьма в значимый день – 23 июня 1944 года, через 3 года и 1 день после начала Великой отечественной войны. И началась она даже немножко раньше, чем планировалось: потому что белорусские партизаны активизировали свои действия несколько раньше, и нужно было помочь.

Когда мы говорим о событиях 1944 года, когда мы сравниваем освобождение Ленинграда и операцию "Багратион", освобождение Белоруссии, на что я хочу обратить особое внимание? Когда мы освобождали нашу родную Ленинградчину, мы освобождали себя, мы освобождали свой родной дом, мы освобождали свою исконно русскую землю. Понятно, что Белоруссия воспринималась как часть единого многонационального Советского Союза, но здесь уже будем говорить так: Россия несла свободу советской Белоруссии. Но что дальше? А дальше получается очень интересно. Поскольку у некоторых советских солдат в 1944 году нарисовалась уже некая усталость от войны, они говорили: мы обязаны освободить нашу страну, мы обязаны отбросить гитлеровцев за границы нашего государства. 1939 ли года границу, или до 1939. Но зачем нам идти дальше? Зачем нам освобождать поляков, чехов? Они сами виноваты, что в 1939 году так легко сдались. И здесь нужно было настроить советского солдата на то, что война на советской границе после успешного окончания операции "Багратион" не заканчивается. О том, что врага, что врага, то есть гитлеровский фашизм, нужно добить в своём логове, в нацистской Германии, нужно принести свободу народам Европы. Мы за эту свободу заплатили тысячами и тысячами жизней, ибо реально на границы Советского Союза мы вышли в 1944 году: и на юге (март 1944 года, Румыния), и на севере, когда значительная часть союзников нацистской Германии уже вышла из состояния войны с Советским Союзом, та же самая Финляндия. Но война в 1944 году была не закончена. Она была перенесена уже непосредственно на территорию нацистской Германии. 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски