Игорь Мохов: За последние 10 лет в РФ стало вдвое больше экстремальных климатических аномалий

В 1980-е годы ученые сделали открытие: в районе Антарктиды общее содержание озона уменьшилось в два раза. Именно тогда появилось название "озоновая дыра". В 1985 году в Вене было составлено многостороннее экологическое соглашение – так называемая "Конвенция об охране озонового слоя". В 1994 году на Генеральной ассамблее ООН 16 сентября было провозглашена международным днем охраны озонового слоя. Именно в этот день был подписан Монреальский протокол по веществам, разрушающим озоновый слой. Представление, основанное на изменении свойств озона, можно расширить на основе прогноза последствий загрязнения атмосферы такими газами, как диоксид углерода, углекислый газ, метан, оксиды азота и хлорфторуглерод для климата Земли. Все эти газы по мере их накопления в атмосфере способствуют повышению температуры. Поэтому их еще называют парниковыми газами. Наиболее полно изучено влияние на климат диоксида углерода. Известно, что диоксид углерода в атмосфере, подобно стеклу в оранжерее, пропускает тепловые лучи Солнца к поверхности Земли, но задерживает инфракрасное тепловое излучение Земли, тем самым создает так называемый тепличный парниковый эффект. При сохранении для характерного в последние 20 лет прироста выбросов диоксида углерода в атмосферный воздух, ожидается более высокая средняя температура планеты, чем на протяжении всей документированной истории человечества.

Игорь Мохов: Это вообще существенная проблема для жизнедеятельности. Озоновый слой влияет и на здоровье людей. Это, прежде всего, кожные заболевания. Озоновый слой защищает жизнь на планете. Прежде всего, обратили внимание, что очень истончается озоновый слой в антарктических широтах. Это связано с особенностями циркуляции в районе Антарктики. Но это проявляется и в других широтах также. Так что это ключевая проблема для жизни на Земле, которая связана и с изменениями климата.

Игорь Мохов, российский ученый в области физики атмосферы, моделирования климата и диагностики климатических изменений, директор Института физики атмосферы имени Обухова Российской академии наук. С 1996 года заведует лабораторией теории климата Института физики атмосферы Российской академии наук, автор более 200 оригинальных научных работ, в том числе о диагностике структуры климатической системы Земли.

Игорь Мохов: Существенной задачей нашего Института физики атмосферы (а мы занимаемся не только физикой, но и химией атмосферы) является анализ примесей в атмосфере. Это важно для экологических задач. И у нас меряются десятки составляющих атмосферных примесей различного рода. Не только антропогенных газов, но и аэрозоль, и разные газовые примеси. И у нас действительно были пионерские исследования, в том числе с передвижной лабораторией, в области загрязнения атмосферы. Существенное продвижение должно быть с точки зрения аэрозольных исследований, потому что пожары 2010 года показали, что нам важно анализировать не только общее содержание аэрозоли в атмосфере, но и более детально анализировать состав аэрозоли. Потому что есть какие-то более канцерогенные, менее канцерогенные составляющие. И последние годы после развала Советского Союза у нас в целом очищается атмосфера России. Этому способствовал развал экономики. К сожалению, развалилась. Но был положительный такой эффект, что у нас чище атмосфера в стране стала. В Европе даже был доклад, что глобальное потепление связано с развалом экономики Советского Союза с уменьшением выбросов аэрозоля в атмосферу, которая в целом оказывает выхолаживающий эффект. Конечно, это не так. Хотя тут действительно аэрозоль в целом оказывает выхолаживающий эффект. И в этом смысле есть специальные так называемые "некиотские" механизмы возможного сдерживания вот этого глобального потепления. Пионером в области этого был наш российский ученый Михаил Иванович Будыка, который в свое время предложил, чтобы по аналогии с вулканическим извержением можно было выбрасывать аэрозоль в стратосферу, и это будет способствовать уменьшению притока солнечных лучей, и будет способствовать выхолаживанию. Тут много таких ограничений и возможных негативных последствий экологических и климатических. По крайней мере, такие модельные эксперименты и оценки важны для понимания земной климатической системы и возможных последствий.

Климат всегда менялся, меняется и будет меняться. Вопрос – с какой скоростью, как и где, и что можно ожидать в будущем? В последнее десятилетие действительно мы все ощущаем такие резкие перепады и резкие аномалии. Люди обычно не очень чувствуют какие-то средние медленные изменения, которые происходят на уровне поколений. А вот такие экстремальные события, как пожары в 2010 году на европейской территории России, как амурское наводнение, как экстремальные морозы в евроазиатских регионах и в Северной Америке – это люди сразу чувствуют, и это сказывается и на социальных последствиях, и на экономике.

В последнее десятилетие больше, чем вдвое увеличилось в России число таких экстремальных гидрометеорологических климатических аномалий по сравнению с концом XX века. Но и в целом на Земле это все больше и больше ощущается. Как говорят, увеличивается нервозность климата.

Россия - северная страна. У нас особенно четко проявляется такая повышенная изменчивость. У нас и более сильные изменения по сравнению с Землей в целом, если смотреть, как изменяется температурный режим. Но и изменчивость, то есть межгодовые и межсезонные температурные колебания, у нас больше, и у нас существенна роль снежного покрова: при таянии сильно меняется коэффициент отражения солнечных лучей, меняется так называемое альбедо, коэффициент отражения. Из-за этого резко меняется температурный режим. В среднем у нас в южных широтах отмечается тенденция иссушения в весенние и летние месяцы. В целом при потеплении, если у нас увеличивается температура, то у нас количество осадков на Земле в целом должно увеличиваться. Это связано с тем, что более теплая атмосфера может содержать в себе больше влаги, водяного пара и при этом единовременно может больше выбрасываться. Например, приходит циклон, и больше выпадает осадков. То есть циклоны становятся в целом более влагоемкими. И пути циклонов меняются при изменении климата. И где-то выпадает больше осадков, где-то меньше. Если циркуляция в целом меняется, то, например, при уменьшении перемешивания, переноса с Атлантики, у нас где-то в Западной Европе может большее количество осадков выпадать, а в центр континента эти осадки могут не заноситься. И там, и там будут аномалии.

Особенности на Дальнем Востоке. Вот, амурское наводнение. Это уже связано с влиянием Тихого океана. И муссонный эффект там проявляется. Блокирующий антициклон сформировался над Тихим океаном. Но наложился эффект того, что это произошло в период муссонной активности. Кроме того, что в последние годы на Дальнем Востоке у нас количество осадков зимой было больше, и снегозапас возрастал. То есть это как раз не противоречит тому, что при потеплении у нас снегозапас в сибирских регионах и на Дальнем Востоке в северных широтах может увеличиваться.

Вот целый ряд таких причин сказался на формировании этого рекордного амурского наводнения. Все зависит от региона, зависит от сезона. Изменения погоды связаны с чередованием циклонов и антициклонов. В определенном режиме у нас устанавливается эта антициклоническая погода, и летом 2010 года в течение двух месяцев у нас стояла антициклоническая погода, безоблачная погода над европейской территорией России, что привело к повышенной температуре и пожарам.

Но при этом над Восточной Европой лили дожди и, кстати, над Западной Сибирью. Такая комбинация из антициклона (безоблачной погоды) и облачной погоды (циклонической) в соседних регионах –может достаточно долго держаться. Это можно также объяснить на уровне так называемых волн Россби. Может устанавливаться такая стационарная волна вдоль периметра, вдоль определенных широт. И в средних широтах вероятность проявления таких блокирований и установлений стационарных волн, при потеплении их эффект может возрасти.

Простейший пример – бабье лето. Сейчас мы ожидаем в ближайшее время бабье лето. Это регулярный такой режим, который связан опять с установлением этого стационарного режима волны вдоль средних широт вокруг Земли. Это проявляется не только в России, это и в Северной Америке. Оно там называется "индейское лето". Это и в Европе. Разные названия. Но суть связана с такой глобальной структурой.

Последние три десятилетия были самыми теплыми на Земле. А последний год был самым рекордным глобально. И сейчас некоторое замедление этого потепления произошло. И можно даже ожидать глобальное похолодание. Но это временно. И, несмотря на это замедление все равно последние годы – абсолютно рекордные с XIX века, я имею в виду глобально. А у России скорость такого потепления очень высокая. Это почти на полградуса за 10 лет может теплеть (0,4 градуса). Поэтому это очень высокая скорость. Это в два раза быстрее, чем скорость глобального потепления. И, кстати, выхолаживание в стратомезосфере, это от 15 км до примерно 90 км, тоже замедлилось. Не только измерения у поверхности важны, а именно смотреть, как меняются профили в атмосфере, как изменяется температурный и циркуляционный режим в разных атмосферных слоях. Так, чтобы какой-то регион по всем параметрам был положительный, сложно сказать. Это нужно в зависимости от задачи, на каких временах и для каких целей, и с какой точки зрения.

Потепление в Арктике способствует освобождению Северного морского пути, но, извините, это реальная проблема для белых медведей. Последствия часто не предсказуемы. И мы, может быть, даже и не ожидаем, какие могут быть негативные последствия. Есть позитивные и негативные. И вот это тут уже надо смотреть и детально анализировать с использованием не только одной модели, не только двух моделей, а ансамбля моделей при разных сценариях и для разных регионов. И это задача ближайшего будущего. Уже какие-то оценки есть, но, конечно, тут следует большее значение придавать проблемам региональных и глобальных изменений климата в стратегическом плане: какие нас ожидают перспективы и негативные последствия для России в целом, для разных ее регионов. 

  • Все выпуски