Иван Переверзин: Моя мечта – все, что я собрал, все то, что у меня есть – подарить российскому народу

Гости
Иван Переверзин
поэт, писатель, председатель Международного союза общественных организаций «Международное сообщество писательских союзов», заслуженный деятель культуры Российской Федерации

Автор книг, вышедших в 24 странах мира, поэт, на стихи которого написано более 50 баллад, романсов и более 200 песен, Иван Переверзин реализует себя в новом амплуа. С ранних лет полюбив изобразительное искусство и проявив себя как талантливый скульптор, сейчас он решил воплотить в жизнь заветную мечту: собрать воедино шедевры молодых талантливых художников, познакомить с этим культурным наследием ценителей со всей России, сохранить и передать его потомкам.

Иван Переверзин: Все то, что я собрал, все то, что у меня есть, это подарить российскому народу, чтобы они приходили, смотрели, вдохновлялись и понимали, что Россия неистребима.

Иван Иванович Переверзин, поэт, писатель, председатель Международного союза общественных организаций "Международное сообщество писательских союзов", заслуженный деятель культуры Российской Федерации, лауреат литературных премий имени Александра Твардовского, Михаила Луконина, Роберта Рождественского и литературной премии Союза писателей России "Традиция".

Иван Переверзин: В 1991 году меня судьба познакомила с Ильей Сергеевичем Глазуновым. И когда я пришел к нему в мастерскую и посмотрел непосредственно на те работы, которые он делает, а потом меня сводил в свою мастерскую, где он преподавал историческую картину и портрет в своем институте, и посмотрел те работы, которые творят наши молодые художники, я, до этого побывав на Крымском Валу и посмотрев ту халтуру, которая там была, и увидев то, что творят его ученики, я пришел просто в изумление и в восторг. Я думал, что вообще живопись в России умерла, ее нет, что все, что собрано Третьяковым, что собрано царем (Русский музей), на этом все закончилось. Оказывается, нет.

Когда Черномырдин, будучи председателем правительства России, приехал в академию имени Глазунова и прошелся по залам, где висели дипломные работы, так они были выполнены на таком высоком уровне, что он посмотрел и задал вопрос: "Вы что, к моему приезду специально работы из Третьяковки привезли?". Действительно, такого высокого уровня выпускники Глазунова сегодня работают и пишут картины. И поэтому, естественно, я не мог… Где-то в подкорке, в подсознании дремавшая эта любовь к живописи выплеснулась. И я начал с того, что я сначала купил несколько картин Глазунова. Вот этот человек написал великие произведения. Но он же еще и учит! Создал академию и учит, и передает свой опыт молодым талантливым, гениальным ребятишкам. Об этих ребятишках кто будет заботиться? Вы знаете, какая ситуация была в то время в стране? Денег не было ни на зарплату, ни на пенсию, ни на чего. И когда я сказал: "Илья Сергеевич, извините, пожалуйста, но я больше работы у вас покупать не буду сознательно". – "Почему?". - "Потому что я буду покупать работы у ваших учеников в первую очередь, и только исключительно современную классическую живопись, ярким представителем которой вы являетесь". И с тех пор я стал покупать картины у его учеников. И вот за эти 25 лет, которые прошли, мы уже все поседели, они все уже стали взрослые, они стали кто-то академиком, кто-то членом-корреспондентом, кто-то заслуженным, все профессора и так далее. Они уже состоялись как личности. Я считаю, они сегодня представляют гордость нашей национальной российской живописи.

И вот за эти 25 лет творчества с ними они позволили мне собрать ту коллекцию картин (пейзажей, живописи, натюрмортов, портретов), которые, я считаю, совершенно ничем не уступают ни Русскому музею, ни Третьяковке. И это же счастье.

Моя заслуга только в одном: что я, подставив плечо государству в то трудное время, не позволил вывезти за границу эти самые лучшие работы, что я их собрал, я их сохранил.

То есть, несмотря на перестройки, несмотря на все эти потрясения (экономические, политические) и так далее, народный талант неистребим. Он все тянется к солнцу, рождается. И я считаю, что моя заслуга только в одном: что я, подставив плечо государству в то трудное время, не позволил вывезти за границу эти самые лучшие работы, что я их собрал, я их сохранил. Они есть. И теперь надо идти дальше, надо создавать национальный российский музей. Это моя мечта. Все то, что я собрал, все то, что у меня есть – это подарить российскому народу. Чтобы они приходили, смотрели, вдохновлялись и понимали, что Россия неистребима.

Моя галерея должна быть такой наглядной школой. Ты смотришь – и сам все видишь и понимаешь, как человек, став великим, развивался. Вот этот ход развития – это самая главная задача, которую я поставил. Очень многие художники за все эти годы просто подарили картины в знак благодарности того, что в трудные минуты я подставил им плечо, что я постоянно помогаю. Ведь у нас сложились такие с художниками отношения. Росли не только они в мастерстве и технике. Рос же и я как ценитель живописи.

Потом у меня в голове постоянно рождаются сюжеты. Та галерея, которая сегодня у меня есть, процентов 15 картин от них. Они написаны по тем эскизам, которые родились в моей голове. Я просто художникам говорю, что я буду сейчас говорить, а ты возьми карандаш и мои слова переводи в рисунок. И он переводит. И получается картина.

Как… академия художеств. Я им даже эссе написал. Они сидят. – А что сидите? – Да вот заказов нету. Вы же, Иван Иванович, знаете, как у нас: то густо, то пусто. Я говорю: подождите, ребята, как художнику можно ждать заказов? Заказы всегда должны быть в душе и в голове, в сознании. Поэтому надо просто работать и работать. А покупатель, если будет работа хорошая, всегда найдется. А моя задача как писателя заключается в том, что как можно больше писать, как можно лучше писать. Это самая главная задача художника – самовыразиться.

Несмотря на то, что я что-то написал, несмотря на то, что что-то издано. У меня издано уже 24 книги. Но мне важнее всего живопись. Не знаю, почему. Живопись важнее.

Если бы мне сегодня сказали: "Ты пишешь прозу, публицистику, стихи, собираешь живопись. Что бы ты мог выделить?". И я как-то одному другу, поэту сказал: "Не обижайся. Ты, наверное, сейчас хочешь услышать, что я скажу, что для меня всего дороже поэзия. Нет, мой родной. Несмотря на то, что я что-то написал, несмотря на то, что что-то издано. У меня издано уже 24 книги. Но мне важнее всего живопись. Не знаю, почему. Живопись важнее". И поэтому это настолько глубоко меня волнует и тревожит, судьба, время течет, время бежит, мы стареем, надо делать какие-то конкретные шаги, решения, делать логическое завершение того, что ты уже сделал, подвести конкретный итог. И поэтому я даже написал рассказ, называется "Мечта гражданина". О чем мечтает сегодняшний современный гражданин, который 25 лет посвятил тому, чтобы собрать эту галерею.

Каждый мой приход к любимым картинам почти всегда оборачивается для моей души и большим испытанием. Очень трудно понимать, каким бесценным богатством обладаешь, как оно необходимо особенно в наше переходное время и сознавать, что пока ничего не можешь сделать для того, чтобы весь народ любимого отечества в полной мере разделил с тобой восхитительное счастье. Не скрою. Иной раз у меня даже наворачиваются на глаза горькие слезы.

Но Господь милостив. Буду упрямо и дальше видеть, что все-таки однажды государство в лице правительства или богатого предпринимателя, так называемого нового русского, тоже захочет внести свой посильный вклад в духовное и культурное развитие россиян. И обратится ко мне с предложением совместными усилиями построить для нового национального музея современной классической живописи необходимых размеров здание. И тогда действительно двери национальной галереи собранных мною за многие-многие годы удивительных картин, написанных выдающимися современными мастерами классической живописи, широко распахнутся для всех любителей прекрасного непреходящего вечного. 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски