Ренат Лайшев: Сегодня при непростом положении в стране мы стали уважительнее относиться к подвигу дедов и прадедов

Алена Варначева: Здравствуйте, вы смотрите Общественное телевидение России. Это программа "От первого лица". Сегодня к нам в студию мы пригласили Рената Лайшева, депутата Московской городской думы и генерального директора центра спорта и образования "Самбо 70". Ренат Алексеевич, здравствуйте.

Ренат Лайшев: Здравствуйте.

А.В.: Спасибо, что пришли. В год семидесятилетия победы наш разговор сегодня посвящён судьбе Фатиха Лайшева, дяди нашего героя, фронтовика и лётчика. Скажите, как сами узнали историю своего дяди? Ведь очень часто история войны для нас закрыта.

Р.Л.: В каждой семье есть святые вещи. Эта история была знакома с детства, как я себя помню. Было много писем-треугольников с фронта. И отец много рассказывал и гордился своим старшим братом, который геройски погиб. У него также погиб и отец, мой дедушка. Сапёр, который тоже пропал без вести под Барановичами. И пропал без вести Фатих Лайшев. И мы со старшим братом, которого назвали также Фатих, как и дядю, читали эти письма, которые присылались бабушке до 1953 года. И однополчане, товарищи писали, какой замечательный он был человек. И самолёт, который подбили, был направлен на немецкую территорию, и он успел своему другу отдать приказ, чтобы он прыгнул. И тот успел прыгнуть на свою территорию. Вот он как раз эти письма  и писал нам домой.

А дядя выпрыгнул на немецкой территории. И, как он пишет, чтобы утешить каким-то образом семью, бабушку, что поздно был раскрыт парашют, и наверняка он погиб. И потом вдруг мы читаем воспоминания в 1983 году в "Комсомольской правде" Михаила Петровича Девятаева. Это герой Советского Союза, это тот легендарный наш герой войны, который угнал самолёт из концлагеря, то есть беспрецедентный случай в истории Великой отечественной войны, чтобы с засекреченной зоны новейший самолёт угнать, и ещё забрал с собой порядка 8-9 человек наших военнопленных.

А.В.: А вашего дяди не было в этом списке?

Р.Л.: К сожалению, дяди не было в этом списке. И, как рассказывает, Девятаев в "Комсомолке", они были земляки, они были два офицера, которые раскрылись друг другу, потому что в концлагере мало кто кому открывал тайны. И они вдвоём разрабатывали этот план побега. Дядя с золотой медалью закончил школу, закончил ускоренные курсы омской лётной школы. И отец всегда рассказывал, что он был очень вдумчивым, изобретательным человеком. И такой, как и все тогда были, патриотически настроенным к нашей великой родине.

И, разрабатывая вместе, была такая группа людей, которые были приспешники, может быть, в концлагере, надзирателей, которые объявили дяде 10 дней. 10 дней – это когда человек находится на полном истощении. То есть они каким-то образом пытались каждый день пристать и избить человека.

А.В.: А почему сразу не убивали?

Р.Л.: Потому что тоже боялись. Потому что была дисциплина, был порядок, немцы не любили этого, чтобы без них это делали. И это как бы внутри решение этих предателей, которые там осуществляли какой-то контроль. И в последние дни перед побегом дядя отдал свою последнюю пайку, кусок хлеба Девятаеву (Девятаев сам об этом и пишет, и рассказывает) и умер. И Михаил Петрович с огромной теплотой и душевностью вспоминает о дяде, который как раз остался там. И потом история переходит в то, что Девятаева находит Королёв и просит показать как единственного свидетеля, где разрабатывались на этом острове в концлагере новые виды оружия Фау-1, Фау-2, откуда они вылетали, какого типа были ракеты, были различные зарисовки. И он помогает восстановить картину стилей этих ракет. Потом, как известно, первая его ракета была похожа на Фау-1, называлась Р-1. И была успешно применена уже в нашей военной технике.

Вот такие истории с каждой семьи. И история иногда интереснее, чем любое художественное произведение. Мы жили памятью до 1983-го такой, потом, конечно, было большее переживание, что он мог бы спастись, мог бы прилететь вместе с Девятаевым.

А.В.: Вы связывались с семьёй Девятаева после того, что вы узнали?

Р.Л.: Да. Сестра связывалась в 1983 году. Но многое было сумбурно, потому что очень много, видимо, было после того как рассекретился Девятаев, он до 1989 года был закрыт, очень много было вопросов наших граждан, соотечественников с тем, что нет ли истории с их родственниками, с их родными, которые были в лагерях.

А.В.: Скажите, какие ещё новые факты вы узнали о Девятаеве благодаря тому, что один из членов вашей семьи, ваша дядя был знаком с этим человеком. Давайте о том, что, возможно, не прочтёшь в учебниках истории.

Р.Л.: Конечно, мы глубоко изучали все подробности. Мы с вами знаем жёсткую дисциплину тех военных лет и то, что все были арестованы по прилёту в Советский Союз. Они летели 300 км и подвергались обстрелу. Тем не менее посадили самолёт. И, конечно, какое-то время с каждым вели расследование, потому что попавшие в концлагерь тогда были на уровне изменников родины. И эти истории знают многие в нашей стране. А что касается Девятаева, у меня тогда была идея, мысль о создании фильма с известным актёром, спортсменом Олегом Тактаровым. Мы сделали сценарий. И по этому сценарию будет создан фильм, где как раз в сценарии активное участие принимает и роль моего дяди, что для меня очень важно, потому что это самая настоящая память, дань тому подвигу. Это такой хороший добрый шанс увековечить память.

А.В.: Ренат Алексеевич, у меня к вам личный вопрос. Это какая должна быть сила духа, чтобы сбежать из этого ада? Так называют этот подвиг. У вас бы хватило силы, чтобы противостоять и чтобы не терять надежду и веру в себя даже в какой-то самой критической, самой, казалось бы, фатальной ситуации?

Р.Л.: Трудный вопрос, который мы сами задаём себе. И нам не понять так то поколение, какими были они. Вы знаете, я сейчас много встречаюсь с ветеранами Великой отечественной войны. Это колоссальная энергетика, это настолько интересно с ними общаться. И вот один участник Сталинградской битвы, ему 91 год, он учёный, абсолютно в здравом уме. Он мне рассказывает: "Вы знаете, в отличие от вашего поколения, у нас был долг на первом месте". То есть их от дивизии осталось 40 человек, они собрались в одном месте. И они выполнили задание, данный им приказ, и они его довели до конца. И он говорит: вот это нас отличает от вас. Мы привыкли всю жизнь жить, что мы дело доводим до конца.

И, наверное, это так и есть. Мы не видели ни талонов на питание, ни голода, ни разрухи. Мы жили уже в других условиях и благодарны своей стране, что она нам дала образование, дала такую жизнь. Но, тем не менее, сегодня, когда страна находится в таком непростом положении, мы начали ощущать всё по-другому. Мы стали более уважительно относиться к тому подвигу, который совершили наши деды, прадеды. И это имеет огромное значение, осмысление того, в какой стране мы живём и как ей надо дорожить, дорожить всем тем, что было в преемственности поколений, в нашей истории. И это важно передавать новым поколениям, которые уже идут после нас, моложе нас. И, по-моему, работая практически всю жизнь в системе спорта, образования, новое поколение, могу ответственно сказать, лучше предыдущего.

А.В.: Новое – это вы какой возраст называете?

Р.Л.: Я называю это, допустим, 15 лет.

А.В.: То есть верите, что…

Р.Л.: Абсолютно верю.

А.В.: Современные юноши смогут стать тем поколением, которое сможет противостоять такому мировому злу, как фашизм?

Р.Л.: Они умнее, культурнее, образованнее. Все вещи о том, что они не знают истории, они такие голословные. Они прекрасно знают историю. Они раньше, чем мы, развиваются. У них есть огромное информационное поле. И главное правильно их сориентировать, потому что те вещи, которые дороги нам, я сегодня вижу, они уже по-другому к ним относятся, они их изучают, они гордятся этим.

А.В.: Ренат Алексеевич, не задала вам вопрос ещё по поводу семьи. Вы говорите, что у вас очень много родственников воевали, многие выжили, дошли до Берлина. Кроме писем-треугольников от вашего дяди, что ещё сохранилось в семье? Какие документальные свидетельства, какие-то элементы этой памяти?

Р.Л.: Фотографии и то, что, понимаете, после окончания войны писали до 1953 года однополчане – это тоже о многом говорит, какие были люди, какой был человек. И у мамы, как в песне, бабушка по маминой линии дождалась всех. Это тоже, согласитесь, для нашей семьи рядовой советской нонсенс, когда все вернулись такими лихими орденоносцами, уверенными в себе. Один, правда, пришёл инвалидом, был ранен, но тоже все дожили до преклонных лет.

А.В.: Спасибо вам, Ренат Алексеевич, спасибо за откровенный разговор. Это была программа "От первого лица", а эфир Общественного телевидения России продолжается. Оставайтесь с нами. 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски