Татьяна Михалкова: Никита - это глыба. Без него представить русское искусство за последние 50 лет просто невозможно

Никита Михалков – это имя вызывает бурю эмоций у миллионов человек во всем мире. Единственный, уникальный и неповторимый. Перед Михалковым снимают шляпу великие мира сего. Его обожают, ему завидуют, его критикуют и обвиняют чуть ли не во всех грехах. Но как бы ни относились к Михалкову его друзья или недруги, что бы ни писали о нем бездарные злопыхатели, его режиссерский, актерский, продюсерский да и просто человеческий талант, как говорится, не спрячешь. А им уж Господь наградил Никиту Сергеевича сполна.

Своей невероятной популярностью он прежде всего обязан, конечно, кинематографу. Неслучайно Никита Михалков – самый именитый и признанный во всем мире российский режиссер. О Михалкове спорят так же, как о политике или футболе. Его любят и ненавидят с одинаковой силой. И он с достоинством несет свой крест публичного человека, искренне стараясь не разочаровывать людей и делать свое дело.

Татьяна Михалкова: Никита, конечно, -  человек мощный, сильный. Это глыба. Без него представить наше русское искусство за последние 50 лет, скажем, просто невозможно. Он столько снял фильмов, он столько написал сценариев, он столько сыграл ролей, что просто удивляешься. К тому же он и общественный деятель, и публицист, и он потрясающий рассказчик. У него академия и Союз кинематографистов. Я просто не понимаю, как в нем все вот это соединяется и умещается.

Татьяна Евгеньевна Михалкова, лауреат национальной премии общественного признания достижений женщин "Олимпия", член-корреспондент Российской академии художеств, академик Национальной академии индустрии моды, президент благотворительного фонда "Русский силуэт", целью организации которого стала поддержка национальных дизайнеров модной одежды. Занимается подготовкой и проведением масштабного проекта "Новая Россия. XXI век", вопросами предоставления начинающим дизайнерам и модельерам возможностей стажировки в легендарных зарубежных домах высокой моды, а также на отечественных предприятиях, работающих в сфере фэшн-индустрии. Подчеркивала, что мода – это ее профессия и жизнь. В браке с любимым супругом, легендарным Никитой Сергеевичем Михалковым, уже более 40 лет.

Татьяна Михалкова: Мы больше 40 лет вместе. И я вспоминаю, как это все началось. И вспоминать об этом… даже нет того Общесоюзного дома моделей, где я работала. Самый ведущий, самый главный, единственный выезжающий за границы, я такая успешная модель, все хорошо. И люди оборачиваются, когда я иду на улице, меня посылают за границу. А Никита только начинал свою жизнь. Он студент.

Но он пригласил меня смотреть во ВГИК курсовую "Спокойный день в конце войны". Он еще не был режиссером, понимаете? Поэтому наша история такая манекенщицы и режиссера с одной курсовой абсолютно чистая. И найти таких сумасшедших, как я, которые ради мужчины в моей жизни, который появился, бросила подиум, бросила вообще поездки эти, мне говорили: да что ты там, Михалковых… Поездка должна быть в Америку, не куда-нибудь, понимаете? На каждом углу: "Ты просто сошла с ума". Но когда мы познакомились, я ощутила, что он не похож ни на кого. Он такой мощный, сильный. Он был уже уверенный лидер. В нем была уже тогда какая-то серьезность. Он любил классическую музыку. И ему доставалось все из семьи. То, что выбрасывал, все к нему попадало.

И была такая техника, которую надо было так кулаком стукнуть, и тогда она играла. И, я помню, меня поразило, что в первый же вечер он поставил классическую музыку. Всегда в доме Михалковых-Кончаловских звучала классическая музыка: и Рахманинов, и Чайковский. В общем, очень часто… вот, здесь рояли… это специальный подарил Башмет, чтобы когда приходили и собирались, чтобы и Юра Башмет играл, и, конечно же, Леша Артемьев, и, в общем, вся жизнь – это звучание музыки. И эта музыка пронизывает все его фильмы.

Он не из тех режиссеров, которые… кто-то напишет сценарий, а он просто поставит. Он все пропускает через себя. И так же и музыка: каждые какие-то эпизоды, где должна она звучать, или же как вот эти песни, песни – это всегда обсуждалось. Сначала Наталья Петровна писала, помните, вот эти слова в "Свой среди чужих, чужой среди своих".

И, конечно, моя любимая – это "Раба любви", Камбурова поет. Это просто квинтэссенция всего.

Они молодые, понимаете? И оператор Паша Лепешев, и Саша Адабашьян, Никита. И им есть, что сказать миру. Они полны желания, они еще могут, они любят, они энергичны, у них получается. И даже я была потрясена, когда они писали сценарий "Механическое пианино". Ведь у Чехова… он этого пьесу Платонова, по-моему, просто уничтожил. Там жизнь одного дня человека, который как бы несколько романов в один день, и он чуть ли не кончает собой. Я не помню. Но эта пьеса даже нигде не ставилась, не шла, не входит в полное собрание сочинений. Но они так работали. Я помню, на старой даче здесь были закрыты двери, маленькие дети стояли, так носы их по стеклу были прилеплены, пальчики, ручки, они все смотрели, что они там делают. А они сумели сделать такой… из Чехова. Ощущение абсолютно, что это "и еще одна пьеса Чехова". Даже "Механическое пианино" ставили в других странах и просили у них разрешения. Она шла как пьеса во многих европейских странах.

А в Италии, когда Никита поставил эту пьесу с Марчелло Мастроянни, представляете, который вот так взбегал по этой лестнице наверх, когда сверху шел дождь, еще не было такого. И пришел Марчелло Мастроянни на премьеру. И он говорит: я не могу поверить, что итальянцы могут играть русских. Он был в таком восторге, и Джульетта Мазина. То есть мы много даже и не видели и не знаем то, что сделал Никита.

Но вот эта пьеса и этот монолог Платонова, когда "мне столько лет и я уже в этой жизни ничего не сделал" – это, я даже не знаю, такая классика, которую можно смотреть бесконечно.

У него одна цель, одна любовь – это, конечно, кино. И ради этого он живет. Это его настоящая любовь. Даже хочется сказать: Никита, ты уже генерал, можно сказать, ты не солдат, ты можешь себе позволить и где-то отдохнуть красиво, и что-то вообще приостановиться, и расслабиться. Но он, знаете, такая машина. Я даже не знаю, откуда эта энергия, сила, какая-то нечеловеческая просто, если он бегает тут 10 км, если он работает так: "надо в три часа ночи лечь, да еще поплавать в бассейне", вы понимаете? Это все нереально. И, конечно, в этой жизни надо понять, что ты должен успеть прожить свою жизнь. Не жизнь Никиты Сергеевича с его лаврами. Это его аплодисменты, его лавры. Но выстроить свою жизнь. Я говорю о нем все в превосходной степени. Конечно, не бывает идеальных людей. И масса у него недостатков, ошибок. Может быть, он не туда вмешивается, может, делает не то. Но он художник. И надо это понять и принять. Может, не обязательно принимать. Не каждому. Но все-таки не травить художника, не травить. Художник имеет право высказать свое мнение.

И хочется ему пожелать силы духа, хочется ему пожелать веры, хочется ему пожелать любви и новых, новых фильмов. Это у него получается лучше всего.  


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски