Владимир Грамматиков: Астрид Линдгрен обняла меня и сказала: "У нас будет хорошее кино"

Владимир Грамматиков – озорной, энергичный, веселый, мудрый человек с детской улыбкой и лукавым прищуром в добрых глазах. Кажется, он знает о детях если не все, то почти все. Еще бы – быть культовым режиссером сразу для нескольких поколений юных зрителей. Согласитесь, это случай довольно редкий. И секрет успеха Грамматикова, и его потрясающих картин кроется в огромной любви, заложенной в каждом фильме, в каждом кадре. А во всем виноват талант актерский и режиссерский, талант импровизатора и педагога, талант быть искренним, быть настоящим. И неслучайно миллионы детей верят ему и толпой бегут смотреть его фильмы. Грамматиков не обманет.

Владимир Грамматиков: Я родился 1 июня в 3 часа утра. И есть народное поверье, что кто рождается в мае, всю жизнь маяться будет. И мама терпела до последнего. Мама – героиня. Она, как Брестская крепость, стояла насмерть. 1 июня, День защиты детей, меня приговорил, наверное, к моей будущей профессии, потому что очень сложный был путь в режиссуру, но, тем не менее, я пришел на студию Горького и снимал поначалу детские картины, чему я безумно счастлив.

Родился я в большой семье. Я был четвертым ребенком. И потом еще родилась моя сестра Галя. Отношения у нас были очень трепетные в семье. И этим занималась мама. Конечно, она совершила подвиг – она была оперная певица, и она оставила профессию ради семьи. Жертвенность ее мы начали понимать, уже когда выросли. А вот любовь, ее внимание ощущали с первых дней. Она давала нам какую-то свободу с одной стороны, и в то же время требовательность. У нас в семье были распределены все обязанности. За мной был хлеб.

По окончании школы Володе Грамматикову светил только технический вуз, поскольку отец Александр Николаевич, отдавший всю свою жизнь угольной промышленности, надеялся, что и сын тоже займется серьезным делом. Но судьба уверенно вела будущего режиссера в мир искусства. Еще бы: на одной лестничной площадке с Володей жил его друг детства – Никита Михалков, увлекший Грамматикова в такой далекий и притягательный свободный мир творчества. Учеба в знаменитой Бауманке была для Володи настоящей пыткой.

Владимир Грамматиков: Отец был категорически против. Я даже не мог с ним об этом поговорить, что я ухожу из технического вуза, буду поступать на актерский. Я все это сделал тайно, за что вызвал гнев отца. У меня был с ним такой короткий разговор, когда я сказал: "Пап, что ты? Я как-то в техническом вузе… Я хочу, может быть, творчеством". Он сказал: "Стоп. Давай договоримся так. Получи диплом – потом хоть в клоуны". Он был суровый человек. И я ослушался. Я ушел со второго курса и поступил на актерский в ГИТИС. И когда отец узнал, он был разгневан жутко, и у меня был с ним очень долго конфликт. Я ушел в армию. И освободить от армию больших проблем у папы не было. Но он был слишком принципиальным человеком. И я вернулся из армии и женился. У меня уже первенец был Егор. И я поступал мучительно во ВГИК 5 лет. Это нужно было иметь какую-то, не знаю, не страсть, а болезнь. Это значит я очень хотел прийти в режиссуру.

Он шел к своей заветной цели – снимать большое кино. И все решил в один момент его величество случай.

Владимир Грамматиков: Я сделал десятиминутный фильм, очень успешный. Я с ним ездил на все творческие встречи. Неважно, это депутаты Верховного совета или заключенные в Тульской тюрьме. И он определил мою судьбу. Этот диплом увидела Лиознова. И она меня вызвала. Я пришел к ней. Она говорит: "Видела диплом твой. Энергичный. Молодец. Хорошо. Хочешь снимать полнометражную картину?". Я говорю: "Татьяна Михайловна, о чем речь?". Она говорит: "Читай сценарий и говори: да, да, нет, нет". Я беру сценарий и говорю: "Да, да". Она говорит: "Нет, нет, нет. Ты почитай. Там есть засада". Это был сценарий "Усатый нянь". Я когда увидел фамилии авторов, я даю честное слово – мне было плохо. Это был Вейслер и Мишарин, авторы "Зеркала" Тарковского. Я говорю: "Татьяна Михайловна, это что?". Она говорит: "Да, да, это они". Я прочитал сценарий, не выходя за пределы студии. И, конечно, пришел и сказал: "Я готов".

Во ВГИКе не преподают навыков работы с детьми. Даже факультатива нет. С одним ребенком проблема. А тут 18 в возрасте от 3.5 до 5.5 лет. Их можно было снимать 4 часа по трудовому законодательству СССР. Я думаю: "А что я буду делать другие 4 часа?". Я попросил ассистентов найти мне 18 пар близнецов, что было сделано. Я утром хотел снимать Катю, а вечером ее сестру Машу. Гениально, но не состоялось. Близнецы по характеру абсолютно противоположны.

И остались только две наши круглолицые девочки, которые остались в картине из этого моего эксперимента. Там мне говорили: "Как вы работали с детьми?". А как я работал? Я включал камеру, прятал ночной горшок за спину. Мне нужна была реакция. А потом надевал его на голову. Все. Снимал естественную реакцию детей.

"Усатый нянь" с Сергеем Прохановым в главной роли покорил сердца советских зрителей. Его посмотрели 53 млн человек. В 1977 году он стал лидером кинопроката. Но лед в отношении отца и сына растопил следующий фильм Владимира Грамматикова, завоевавший множество международных наград, в том числе и главный приз Московского международного кинофестиваля.

Владимир Грамматиков: На премьере в Доме кино бежит моя сестра Люся после просмотра и говорит: "Володька, папа тебя ищет". И я понял, что по какому-то хорошему признаку, наверное. Я сбежал вниз в вестибюль, увидел отца, подошел к нему. Но дистанция. Сказал: "Да, пап". Он сделал навстречу мне два шага, обнял меня и тихо, на ухо, чтоб никто не слышал, сказал: "Прости, я был не прав".

Фильм "Шла собака по роялю стал счастливым продолжением творческого взлета Владимира Грамматикова. Картину случайно увидели в Москве шведские продюсеры, искавшие режиссера в новый большой международный кинопроект студии "Мирамакс" - "Мио, мой Мио".

Владимир Грамматиков: Надо сказать, они неслучайно приехали в Советский Союз. Детское кино в Советском Союзе был очень качественным. Они смотрели фильмы Саши Митты, Сережи Соловьева и увидели, как все парадоксально. Они увидели "Шла собака по роялю". И продюсер Ингмар Эйве сказал: "Суперсовременный режиссер. Вот этого давайте". А это был я.

Однако найти главных героев для фильма оказалось не так просто. Из 230 самых талантливых детей Лондона Владимиру Грамматикову предстояло отобрать всего двух. Режиссер решил пойти ва-банк. Как только он придумал труднейшие задания на актерскую импровизацию, число претендентов на главную роль заметно уменьшилось. Продюсеры, театральные агенты и родители кричали, что задания Грамматикова непосильны для юных актеров. Но Владимир Александрович был непреклонен: он искал лучших, и он их нашел.

Владимир Грамматиков: Так был выбран Николас Пикард на роль Мио, и на роль Юм-Юма – Кристиан Бейл. Я приехал к композитору Бенни Андерссону, который писал музыку для "Мио, мой Мио", и вдруг прибегает возбужденный продюсер: "Володя, нас пригласила Астрид Линдгрен домой!". Я думаю: "О, ужас!". У меня чайник был… для кого я его приготовил в подарок, я не знал. Но думаю: "Астрид Линдгрен пойдет". С чайником стоим у дверей, жмем на звонок, открывается дверь. Она: "Заходите, заходите. Володечка, со скольки лет себя помнишь?". Я говорю: "Я помню себя с 4 лет". Я практически исповедовался. И она все это слушала, обняла меня и потом сказала: "У нас будет хорошее кино". А я вышел и подумал: "Гениальная женщина. Она не терзала меня вопросами. Она просто спросила – а кто ты есть? Расскажи о себе". И все. Класс.

Кинематограф не может ответить на все вопросы, понятно. Но какое-стратегическое и подростковое кино должно быть. Оно должно быть отдельной нишей. Если говорить о социальном государственном заказе, мы говорим о патриотизме, то патриотизм в не в окопной войне, хотя с уважением к этим вещам, а в сегодняшнем дне, и помочь подрастающему поколению разобраться. Это тоже наш художественный патриотизм – помочь им выбраться из этих сложнейших ухабин и ям. В чем ему нужна помощь? В селекции информативного поля. Дело в том, что на них обрушивается огромный рой информации. И они не могут сделать селекцию. Он не может разобраться, что хорошо, что плохо, что отложить на третий черед, что на пятый, а что вообще выкинуть и забыть думать. И этим должна заниматься и школа, и родители, понимаете, и близкие друзья, потому что он оказывается в таком распахнутом настежь, и в то же время безответственном мире, что в этом помощь нужна железная. Сейчас это вопрос вопросов. 

ОТР поздравляет Владимира Грамматикова с юбилеем!
  • Все выпуски