Владимир Соловьев: Следственный комитет поставил точку в сложном и жестоком деле об убийстве царской семьи

Владимир Соловьев: В ночь с 16 на 17 июля 1918 года в Доме Ипатьева в Екатеринбурге комендант дома особого назначения Юровский созвал чекистов и дал каждому по такому нагану. И в эту ночь убили царскую семью. Но до этого происходили ужасные события: убили не всех сразу. И я сейчас показываю штык-нож от американской винтовки "Винчестер". Это именно тот нож, это нож из ипатьевского дома, из подвала ипатьевского дома, именно этим ножом убили великую княжну Анастасию Николаевну.

Тела членов царской семьи и лиц из свиты увезли за 20 км от Екатеринбурга, бросили их сначала в глубокую шахту. Потом решили, что секрет не будет сохранен, тела достали и положили под мостиками шпал. Расследование по этому жестокому убийству велось с перерывами. Сначала с 1918 по 1924 год, а потом с 1993 по 2011 год. И можно сказать, что Следственный комитет поставил точку в этом сложном и жестоком деле.

Владимир Соловьев, следователь-криминалист Главного управления криминалистики Следственного комитета Российской Федерации. На протяжении 20 лет вел уголовное дело об обстоятельствах гибели императора Николая II и его семьи. Соловьеву удалось раскрыть это невероятно запутанное и жестокое убийство XX века, хотя лица, его совершившие, приняли все меры, чтобы замести следы своего преступления и сложить всю ответственность на русский народ.

Владимир Соловьев: Мы сейчас находимся в Государственном архиве Российской Федерации. Это то место, где сосредоточены все материалы, связанные с гибелью царской семьи. В 1991 году благодаря усилиям Гелия Рябова и Александра Авдонина, выдающихся людей, было произведено вскрытие захоронения на Старой Коптяковской дороге неподалеку от Екатеринбурга. Мнения ученых разошлись. Одни считали, что найдены останки членов царской семьи, другие считали, что это место политических репрессий. Для того чтобы решить все это, нужно было провести большие серьезные экспертные исследования. Экспертные исследования были возможны только в рамках уголовного дела. Поэтому 19 августа 1993 года по поручению генерального прокурора Российской Федерации Степанкова было возбуждено уголовное дело. И расследование этого дела поручили мне. Я познакомился со многими секретными материалами, я прочитал книги, которые были раньше доступны только в Спецхране. И мне стало ясно, что это захоронение непростое, что на самом деле этими вопросами нужно заниматься серьезно. И дальше пошли уже очень-очень сложные исследования. Подключили археологов, подключили антропологов, судебных медиков. Впервые были проведены крупномасштабные генетические экспертизы. Тогда в России еще не было той сильной генетической школы по идентификации, которая есть сейчас у нас. Тогда этого не было. И в Великобритании были проведены вместе с Питером Гилом беспрецедентные исследования, которые показали: да, это останки царской семьи.

Я скажу одну интересную вещь, что нам нужно было найти родственников. И один из этих родственников – это муж английской королевы. То есть у мужа английской королевы мы брали кровь, для того чтобы доказать, что действительно он является родственником царской семьи, или царская семья является его родственником. Он, кстати, близкий родственник императрицы Александры Федоровны.

Когда, кажется, все было сделано, когда оставалось поставить последнюю точку, это был 1995 год, вдруг произошел некий взрыв в наших генетических изысканиях. Что получилось? У Николая II нашли генетическую мутацию в митохондриальной ДНК, которой никогда и нигде ни у кого не находили. И поэтому было принято такое очень сложное решение: следствием была вскрыта, эксгумирована гробница родного брата Николая II великого князя Георгия Александровича. И установили, что у великого князя Георгия Александровича та же самая мутация в той же самой позиции. На правительственной комиссии в сентябре 1995 года выступила вдова Куликовского-Романова, это племянник Николая II, сын родной сестры Николая Ольги. И она сказала: я тоже провела некое исследование. И вот эти исследования, которые были проведены над кровью моего мужа, установили категорически, что он никакого отношения не имеет к этому екатеринбургскому могильнику, как презрительно сказала она.

Следствие возобновили уже в 2005 году и провели целую серию новых экспертиз, в том числе и генетических. Генетики подтвердили родство человека, представленного скелетом №4 и Тихона Николаевича Романова. То есть его вдова, мягко говоря, просто соврала всем, в том числе святейшему патриарху. И правительство, и комиссия 27 февраля приняла окончательное решение о захоронении царской семьи в Петропавловском соборе. Можно было в этом деле поставить точку, но поставили точку с запятой.

В 1998 году не были обнаружены останки двух человек – цесаревича Алексея и одной из женщин. Существовали воспоминания участников расстрела и захоронения. Например, Юровский говорил о том, что останки 9 человек захоронили прямо посредине болотистой части Старой Коптяковской дороги. А вот цесаревича Алексея и одну из женщин… А здесь участники воспоминаний путались, кто это была: царица, либо это была Демидова, комнатная девушка, либо это была Мария – все путались, кто это был. Это захоронение двух полусожженных людей очень долго, и мы считали, что безрезультатно, искали с 1992 по 2007 год. И вот, наконец, чудо: мне позвонили из Екатеринбурга и сообщили, что группа поисковиков, которая работала независимо от Следственного комитета, обнаружила останки двух человек в 70 метрах от основного захоронения. Там всего лишь 65 граммов костной массы. Но там находятся три пули, там есть небольшой кусочек ткани, который мог быть от рубахи цесаревича, кусочек расчески, больше ничего не было.

Я срочно вылетел в Екатеринбург. Нужно было решать, что делать: возобновлять следствие по уголовному делу, либо это какая-то случайная наводка. Когда я увидел, что осталось от цесаревича и от его сестры Марии, сейчас мы можем сказать, что это его сестра Мария, у меня слезы навернулись, честно говоря, потому что казалось, что ничего нельзя сделать. Но уже к моему приезду антропологи провели некоторую работу, и они сказали, что останки принадлежат мальчику 12-14 лет, что другие останки принадлежат молодой девушке. И это вселяло какие-то надежды на то, чтобы можно продолжать такую работу.

Я доложил Александру Ивановичу Бастрыкину. Александр Иванович, надо сказать, очень с сердцем относится к этому делу. Он сразу поддержал меня, уголовное дело возобновили, и пошел поиск экспертов. Эксперты в таком деле – это, наверное, самое-самое главное. И первая у меня мысль была – привлечь Евгения Ивановича Ракова. И он провел изумительную экспертизу. Что нам помогло? Впервые мы использовали материалы, которые никогда раньше для идентификации Николая II не использовали.

В 1891 году, когда Николай находился в Японии, японский полицейский ударил его шашкой по голове, нанес три удара, два удара причинили рану. Но в память об этом нападении семья сохранила головной убор, котелок, в котором находился Николай II во время покушения, и рубаху. Рубаха залита кровью. И вот эта рубаха находилась на хранении в Эрмитаже.

И в 1998 году мы получили доступ к этой рубахе. И в очередной раз поставили точку: да, это останки полностью Николая II. Я не упомянул еще об очень важной части нашей работы – это исторические исследования. Мы сейчас находимся с вами в необыкновенном месте. Это такое место, куда никого не пускают, и я удивляюсь, как телегруппе разрешили войти.

Российский государственный архив имеет самое крупное собрание документов, связанных с царской семьей. Именно в этом помещении находятся незахороненные до сих пор останки цесаревича Алексея и останки великой княжны Марии Николаевны.

Сейчас мы считаем, что если есть какие-то сомнения, а эти сомнения вполне естественны, потому что есть ученые, которые утверждают обратное, говорят: это не останки царской семьи. Мы готовы провести какие-то новые исследования. Проблем здесь каких-то больших нет. Методики наработаны, ученые, слава Богу, живы. Церковь может предоставить нам ученых, мнение которых она уважает. Эти ученые, если они не согласятся с нами, могут написать свое особое мнение. Я считаю, что недопустимо для православных, недопустимо для любого цивилизованного общества, чтобы останки людей лежали даже в том месте, где царскую семью чтят необыкновенно и уважают, в Российском государственном архиве. Но все-таки это не место для тех погибших русских людей, не место, для того чтобы здесь находились останки наследника великой империи цесаревича Алексея II.  


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

  • Все выпуски